Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Нельзя доводить людей до такого состояния»

Жертвы валютной ипотеки объявили голодовку в офисе ВТБ

от

Валютные ипотечники объявили голодовку в главном офисе банка ВТБ в столичной башне «Федерация». Об этом «Коммерсантъ FM» сообщили в «Движении валютных заемщиков». Активисты четыре дня круглосуточно находятся в офисе банка. По их словам, причина так называемого панического сидения — нежелание кредитной организации идти на диалог с заемщиками. Ранее они обратились с очередным письмом к председателю правления с предложением ввести валютных ипотечников в рублевую зону, однако банк на это так и не отреагировал. Валютный заемщик Ирина Ости ответила на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Юрия Абросимова.


— Мы же, по-моему, буквально недавно с вами общались, и, я так понимаю, с тех пор ситуация только ухудшилась?

— Ситуация развивается совершенно непредсказуемым образом. И если в понедельник это было, как мы сказали, паническое сидение — люди рассчитывали, что будет ответ на их запрос, этот ответ был обещан, поэтому такая настойчивость, но дальше события стали развиваться совершенно неожиданным образом. Один из заемщиков ВТБ, из тех, кто присутствовал там все четыре дня, в четверг объявил голодовку, и в пятницу утром мы узнали о том, что еще один заемщик ВТБ к нему присоединился, то есть этих людей теперь двое. Голодовка непосредственно в лифтовом холле проходит. И более того, это сидение ребят ВТБ превратилось постепенно из монобанковского в межбанковское, то есть к ним присоединились заемщики из других банков. И в четверг, в среду подъехали люди из Питера, из Екатеринбурга.

— А голодающие вообще ничего не едят, не пьют? Какое у них состояние?

— Если я правильно понимаю, голодовка не сухая, то есть они пьют воду и все. То есть они там, на месте.

— А как сотрудники банка реагируют на происходящее, что делает охрана сейчас?

— Насколько я понимаю, охране дана команда, поскольку это не мешает деятельности банка, поставить это дело на игнор, то есть это такое вежливое закрывание двери в 11 часов вечера, и люди остаются внутри, и потом открывание этой двери, я имею в виду выход на улицу, в 6 часов утра. Люди на ковриках, на матрасиках надувных располагаются в лифтовом холле, в туалет, по своим делам они ходят куда-то на улицу в соседние заведения, где это возможно. Но вообще, конечно, это за гранью того, что можно понять. С одной стороны, можно с пониманием отнестись и к реакции сотрудников банка — она немножко напуганная, они не хотят, конечно, к этому иметь отношение.

— Сочувствуют?

— Глазами да. Но это все.

— Какие-то плакаты, лозунги, то есть там просто люди находятся и все, нельзя сказать, что это пикет, митинг, что-то в этом роде?

— У входа в офис ВТБ стоит одиночный пикет. Это разрешено, это не запрещено действующим законодательством. Далее внутри в лифтовом холле ребята, которые объявили голодовку, со своим информационным сопровождением, то есть там есть информационные плакаты, сообщающие о том, что здесь проходит голодовка. Далее мы можем видеть, на фотографиях это легко обнаружить, уже ставший привычным реквизит обманутых валютных ипотечных заемщиков — это надувные свиньи как символ отношения к людям.

— Ирина, я правильно понимаю, банк вообще ни разу не отреагировал на предложения активистов?

— Здесь нужно понимать, что этот диалог, если можно так назвать, происходит уже более полутора лет. И от людей, еще и на других курсах, было огромное количество конструктивных, конкретных, внятных предложений о том, каким образом валютная ипотека может быть оздоровлена. Это практика не только банка ВТБ, это практика и всех других банков и банковских групп. К сожалению, по состоянию на сегодня можно утверждать, что результат этих попыток диалога, поиска компромисса для оздоровления валютной ипотеки, потому что мы сказали, что ни люди это не покупали, ни банки этого не продавали, напрямую зависит от каких-то личных качеств менеджмента. Там, где это возможно, какие-то вопросы решаются на паритетной основе, а где людям кажется, что это невозможно, этого не происходит.

— У меня традиционный остается вопрос: есть ли понимание того, куда двигаться дальше, что дальше делать?

— Вы задавали мне этот вопрос, если помните, несколько дней назад. И я вам сказала, что это житие в молохе валютной ипотеки как-то научило жить одним днем. И вы видите, что происходит, как события развиваются непредсказуемо, и сколько здесь одновременно и цинизма, и какого-то глубинного гуманизма, потому что мы же все люди, мы все человеки, и с людьми нельзя так обходиться, и нельзя людей доводить до такого состояния, и провоцировать такие ситуации ни в коем случае нельзя.

Сейчас на площадке находятся, насколько мне известно, представители Общественной палаты Российской Федерации. Они крайне озабочены этой ситуацией. Здесь нужно отметить, что в течение полутора лет фактически люди валютной ипотеки, обманутые валютные ипотечные заемщики, проводили мероприятия общественного контроля и мониторинга реального состояния дел.

И мы пришли к выводу, что сам по себе продукт «валютная ипотека» с самого начала был опасным. Он с самого начала по своей структуре не должен был быть продаваем гражданам. И если говорить глобально уже о том, что будет потом, мы надеемся, что все люди в этой стране будут защищены от повторения, от рецидива. Это, конечно же, дедолларизация этого розничного банковского продукта, официально значимого, где люди реализуют свои конституционные права: жилье, здоровье, обучение. Но это будущее.



Комментарии
Профиль пользователя