Коротко

Новости

Подробно

4

Рисунок: Андрей Шелютто / Коммерсантъ

Несоюзное положение

Кремль и Белый дом никак не могут договориться о том, что делать с Сирией

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 9

Режим прекращения огня на территории Сирии длится больше трех месяцев, но за это время США и Россия так и не смогли согласовать списки группировок, по которым нельзя наносить авиаудары. В Москве готовы в одностороннем порядке начать обстрелы незаконных формирований, но в таком случае переговоры с Вашингтоном зайдут в тупик.


Иван Сафронов


На протяжении всей сирийской кампании, которую параллельно ведут Россия и США, две страны постоянно пытались выработать правила ведения войны против, казалось бы, общих врагов — "Исламского государства", "Джебхат ан-Нусры" (запрещенные в РФ организации) и остальных террористических группировок, находящихся в Сирии. По линии военных и внешнеполитических ведомств постоянно велись консультации на предмет того, кто и где летает, кто и куда наносит удары, по кому можно (и даже нужно) стрелять, а кого закидывать авиабомбами точно не стоит.

Однако немногочисленные устные договоренности пока таковыми и остались, разногласия о судьбе страны по-прежнему упираются в президента Башара Асада, до сих пор непонятно, кто является "умеренной" оппозицией, а кто — лишь прикрывается этим термином. То немногое, что удалось закрепить на бумаге,— меморандум о безопасности полетов авиации в воздушном пространстве Сирии и договор о режиме прекращения огня (который, к слову, постоянно нарушается). "У нас были все шансы договориться по всем пунктам, расставить точки и начать полноценно работать, но американские коллеги под какими-то надуманными предлогами затягивали и затягивают принятие решения до того момента, когда эти решения не играют уже никакой роли",— негодует высокопоставленный военно-дипломатический источник "Власти".

С момента вывода основной части российских сил и средств с авиабазы Хмеймим (провинция Латакия) прошло уже больше двух месяцев. На встрече с министром обороны Сергеем Шойгу и главой МИД РФ Сергеем Лавровым 14 марта президент Владимир Путин заявил, что "задача, поставленная перед вооруженными силами, в целом выполнена": "Эффективная работа наших военных создала условия для начала мирного процесса". Учитывая то, что с 27 февраля на территории Сирии был установлен режим тишины, который должен был позволить всем заинтересованным оппозиционным группировкам освободить территории, занимаемые радикальными исламистами, и присоединиться к борьбе с "Исламским государством", передышку получали и российские ВКС, чей общий налет превысил к тому времени 9 тыс. часов. С 14 по 21 марта из Сирии в места постоянной дислокации было переброшено около 30 самолетов, в том числе штурмовики Су-25СМ и несколько фронтовых бомбардировщиков Су-24М. На авиабазе осталось не менее десятка боевых ударных вертолетов Ка-52 и Ми-28НЭ, системы ПВО "Бук-М2", С-400 "Триумф" и "Панцирь-С1", а также танки Т-90 и тяжелые огнеметные системы ТОС-1А, использующиеся для охраны объекта.

Москва требует от Вашингтона разграничивать понятия "оппозиция" и "террористы"

Фото: Ahrar al-Sham/Twitter

Логика установления режима прекращения огня была проста: договорившись о затишье, президенты Владимир Путин и Барак Обама договорились составить списки оппозиционных группировок, по которым удары не должны были бы наноситься ни одной из сторон. Выделив их, можно было бы обозначить для нанесения совместных ударов районы и провинции, где находятся террористы. "Идею приветствовали все, а вот с реализацией возникли проблемы там, где их вообще не ожидалось",— говорит собеседник "Власти" в Генштабе.

Россия предоставила США подробный список оппозиционных отрядов с указанием точного места их дислокации и численности. Американцы в ответ прислали три списка формирований сирийской оппозиции, которые якобы согласились на перемирие по просьбе США. Собеседники "Власти" вспоминают, что качество предоставленной Вашингтоном информации не выдерживало никакой критики: в ней не была указана численность отрядов, их наименование сводилось к географической точке (например, север Алеппо), а главное — из 268 отрядов, упомянутых в американском списке, российской стороной были идентифицированы только 138. Среди оставшихся 130 формирований оказались, в частности, приверженцы радикального ислама. На переписку и сверку позиций ушло два месяца, утверждает собеседник "Власти", однако договориться об окончательном списке отрядов так и не удалось: США продолжают включать в свои перечни группировки, которые Россия считает не оппозиционерами, а пособниками террористов. "Еще с февраля этого года американские коллеги нам обещали, что в ближайшее время добьются через своих представителей размежевания на земле патриотической оппозиции и "Джебхат ан-нусры",— заявил в конце мая Лавров.— Пока этого не произошло".

Президенты России и США Владимир Путин и Барак Обама оба хотят бороться с террористами в Сирии, но каждый — своими методами

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Осознав, что время уходит, а дело не продвигается, российская сторона приняла решение действовать с позиции силы. Во время последнего заседания коллегии Минобороны РФ 20 мая Сергей Шойгу прямо заявил, что в случае отказа террористических организаций в Сирии прекратить боевые действия Россия "оставляет за собой право с 25 мая в одностороннем порядке уничтожать их". По данным "Власти", 24 мая авиация в Хмеймиме находилась в состоянии полной боевой готовности, однако в обозначенный день, по заверению официального представителя Минобороны генерал-майора Игоря Конашенкова, никаких ударов ВКС так и не нанесли. "Принято решение о продлении срока работы с отдельными формированиями по их присоединению к режиму прекращения боевых действий и размежеванию с террористами до начала нанесения ударов по позициям боевиков,— заявил он.— С просьбами о временном прекращении огня в последние несколько дней к Москве обращалось руководство вооруженных формирований, в основном в провинциях Дамаск и Алеппо".

По данным "Власти", в Москве готовы ждать окончательного ответа от Вашингтона еще около полутора-двух недель

В Москве проволочки в согласовании воспринимают очень болезненно, поскольку успехи сирийской армии напрямую связаны с действиями российской авиации. Без поддержки войска Башара Асада могут (и то с огромными усилиями) удерживать уже отбитые территории, но уж точно не вести немногочисленные штурмовые отряды в наступление. В начале февраля российские летчики уничтожили десятки опорных пунктов террористов в Хаме, располагающихся на господствующих высотах, и ликвидировали минометные батареи и бронетехнику противника близ Пальмиры. Во многом именно это позволило выбить исламистов из объекта культурного наследия, в котором они хозяйничали практически год. Поддержка с воздуха правительственной армии дала шанс бойцам народного ополчения и армии продвинуться в Алеппо, освободив населенные пункты Нубуль и Эз-Захра, которые находились в блокаде более четырех лет.

Последние три месяца правительственные войска пытаются объединиться с патриотической оппозицией и противостоять "Исламскому государству" и "Джебхат ан-Нусре" сообща. В районе Пальмиры им удалось отбросить боевиков ИГ к горам Джебель-Згаг и Джебель-эль-Гаттар, а в Хаме — пресечь попытки "Джебхат ан-Нусры" захватить электростанцию, расположенную на горе Эль-Махрук. Однако судя по тому напору, с которым действуют террористы, армии Башара Асада в скором времени потребуется подкрепление: например, на прошлой неделе террористы в течение суток вели непрерывный обстрел из реактивных систем залпового огня и минометов по населенному пункту Хандрат и кварталам Шейх Максуд, Салах эд-Дин и Халидия в городе Алеппо. Российские военные столкнулись с дилеммой. Если начать оказывать помощь войскам с воздуха, то Вашингтон сразу же обвинит Москву в срыве договоренностей о прекращении огня и уничтожении оппозиции в Сирии. Если же не начать наносить авиаудары в ближайшее время, тогда неизвестно, сколько продержатся правительственные войска.

Воевать с радикальными исламистами в одиночку в Сирии никто не хочет, но и делать это сообща пока не удается

Фото: Khalil Ashawi , Reuters

По данным "Власти", в Москве готовы ждать окончательного ответа от Вашингтона еще около полутора-двух недель. По истечении этого срока российские самолеты начнут делать то, что обещал Сергей Шойгу.

Пока Москва находится в режиме ожидания (количество вылетов с базы Хмеймим упало в несколько раз), Вашингтон самостоятельно координирует наступательные операции в Сирии. Речь, в частности, идет о боях за неофициальную столицу "Исламского государства" — город Ракку. Наступление ведут "Демократические силы Сирии" (ДСС, объединение сил вооруженной оппозиции, ядро которого составляют курдские отряды) сразу по трем направлениям, а поддержку им оказывают ВВС международной коалиции во главе с США. Лидеры ДСС сообщали СМИ, что "перед курдскими бойцами поставлена задача отрезать террористов от баз снабжения у турецкой границы и заставить их отступить на юг". Российские военные и дипломаты неоднократно заявляли, что ВКС готовы оказать помощь в освобождении Ракки, однако в Пентагоне эти предложения отметались напрочь. По словам офицера Генштаба, "американцы хотят восстановить свое реноме после того, как ВКС помогли освободить Пальмиру".

Различные подходы США и России к ведению борьбы с терроризмом в Сирии делают невозможным создание единого антитеррористического фронта: того самого, который мог появиться после терактов "Исламского государства" в Париже и подрыва российского Airbus-A320 в небе над Египтом. О необходимости образования широкой коалиции, которую бы возглавили вместе США и Россия, говорят высокопоставленные чиновники по всему миру уже не первый месяц. Но пока Кремль и Белый дом не научатся договариваться, воевать обе страны будут так, как каждая из них сочтет нужным.

Комментарии
Профиль пользователя