Миграция заемщиков

Банки

Динамика выдачи корпоративных кредитов в Петербурге в 2015 году была хуже, чем общероссийский показатель. Если в РФ было выдано 34,24 трлн рублей, что на 11,14% меньше, чем за 2014 год, то в Петербурге количество новых корпоративных кредитов упало почти на 20%, до 2,24 трлн рублей. Из них 17% пришлось на обрабатывающие производства, 3% — на производство машин и оборудования. При этом заемщики начали процесс миграции из одних банков в другие.

Надежных заемщиков мало, за них идет острая конкурентная борьба между банками, поэтому у компаний есть шанс поторговаться за более выгодные условия получения кредитных средств

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Юлия Чаюн

Банкиры рассказывают, что в 2015 году количество заявок на инвестиционные проекты сократилось почти в три раза по сравнению с 2014 годом. Корпоративные клиенты, которые давно присутствуют на рынке, понимают, что сейчас не самое лучшее время для реализации инвестиционных проектов: привлекать заемные ресурсы под высокую ставку на длительный срок невыгодно. К тому же реализация проекта может оказаться убыточной.

Сейчас примерно 85%, а по некоторым оценкам и больше, от всех поступающих заявок на получение кредитов от юрлиц — на пополнение оборотных средств. Остальные заявки — на инвестиционное кредитование и проектное финансирование. Причем, если говорить об инвестициях в развитие и новые проекты, наиболее высокую активность демонстрируют компании из фармацевтической отрасли, лесоперерабатывающей, молочной промышленности.

Кроме того, участники рынка указывают на существующую миграцию заемщиков между банками. Надежных заемщиков мало, за них идет острая конкурентная борьба, поэтому у таких компаний есть шанс поторговаться за более выгодные условия получения кредитных средств.

Основной пик миграции, говорит Сергей Алин, заместитель начальника аналитического департамента ИК "Окей Брокер", пришелся на конец 2014 — первые кварталы 2015 года. "Много средств перетекло именно в крупные госбанки. Логика рынка была безоговорочной: рубль крайне волатилен, у банков в массовом порядке продолжают отзывать лицензии, риски высокие, многие ждут обострения ситуации, поэтому переводят средства в более надежные банки. Дело в том, что средства юридических лиц не покрываются системой гарантирования вкладов, да и размер вкладов у юрлиц гораздо крупнее, нежели у физических. В случае отзыва лицензии или банкротства средства будут утрачены", — подчеркивает господин Алин.

Однако есть и обратная сторона медали. По словам Анны Нестеровой, члена президиума генерального совета общественной организации "Деловая Россия", эксперта по вопросам экономики и финансов, ввиду изменения политики банков в части риск-менеджмента в сторону ужесточения условий для наиболее рискованных заемщиков может наблюдаться миграция менее надежных клиентов в менее крупные банки.

Закрутить гайки

Банки под влиянием негативной ситуации в экономике, закрытия внешних рынков заимствований, жесткого контроля со стороны ЦБ изменили свое отношение к потенциальным заемщикам.

Борис Городилов, руководитель аналитического отдела Conomy (сервис по оценке инвестиционной привлекательности финансовых инструментов), указывает на то, что требования к документам заемщиков ужесточились, банки попросту боятся давать кредиты на сомнительные цели и из-за повышения риска невозврата по выданным кредитам. "Денежно-кредитная политика, проводимая ЦБ РФ, не дает снизить процентную ставку по кредитам, тем самым банковский сектор получает нагрузку и не может предложить более дешевые кредиты промышленникам", — говорит господин Городилов.

Елена Данилкина, управляющий филиалом СМП-банка в Санкт-Петербурге, считает, что условия контроля за целевым использованием средств и так являются достаточно строгими. "В условиях экономического спада в стране банки больше обращают внимание на такие факторы, как финансовая устойчивость компании, реализующей инвестиционный проект, ее опыт успешной деятельности в данной отрасли. А также перспективы развития отрасли, прогнозируемый спрос на планируемую к выпуску продукцию и услуги предприятия, наличие перспективного портфеля заказов", — говорит она.

Александр Казанский, директор филиала "Санкт-Петербургский" ПАО КБ "УБРиР", уверяет, что принципиальных изменений и переломных моментов в условиях кредитования не произошло. "Процессы, которые были запущены в 2014 году, продолжили свое развитие в 2015 году. Тем не менее банки адаптировались к ситуации. Ставки по кредитам для корпоративных клиентов менялись вслед за ключевой ставкой регулятора и ставкой MosPrime. После того как в декабре 2014 года Центробанк поднял ставку до 17%, все игроки были вынуждены повысить ставки по кредитам. С августа 2015 года ситуация стабилизировалась, и разговоров о возможном повышении уже не ведется. Думаю, что до конца года ЦБ понизит ключевую ставку в пределах 0,5-1 п. п., тем более что глава Банка России Эльвира Набиуллина уже подготовила рынок к этому событию", — прогнозирует господин Казанский.

По словам Павла Горбова, исполнительного директора Re:Sale Expert, от Минфина, ЦБ, Минэкономики участники рынка не видят каких бы то ни было сигналов о том, как будет преодолеваться банковский кризис. "Текущая тенденция, безусловно, приведет к увеличению количества банкротств. Выход мы видим в изменении подхода банков к клиентам, нужны новые решения для МСБ, новые инструменты, вплоть до развития партнерства банков с предприятиями. Необходимо развивать лизинг и факторинг. Нужно активно заниматься этой проблематикой, вести диалог с предпринимателями, с одной стороны, и с ЦБ — с другой. В противном случае место банковских кредитов в большой степени может занять частный капитал, не всегда чистый и прозрачный, это чревато образованием огромного теневого рынка", — подытоживает господин Горбов.

Наскрести по сусекам

По данным "Деловой России", существенный источник инвестиций для промпредприятий — это прямые иностранные инвестиции, которые до спада были на хорошем уровне. К прямым иностранным инвестициям относятся участие в капитале, реинвестирование доходов, а также инвестиции в долговые инструменты. Сейчас произошел спад иностранных инвестиций, так как инвесторы не уверены в будущем нашей страны и не ожидают экономического роста. Например, в 2012 году сальдо прямых иностранных инвестиций в Санкт-Петербург составило $5,6 млрд, в 2013 году — $6,4 млрд, тогда как в 2014 году эта цифра была уже отрицательной (-$1,3 млрд), а за три квартала 2015 года был диагностирован приток в размере $0,16 млрд.

На этом фоне и в экономических условиях, наблюдаемых сейчас в России, выбор методов финансирования деятельности промышленных предприятий, помимо их собственных доходов и кредитов коммерческих банков, не такой уж широкий, и для применения каждого из них имеются свои ограничения.

Леонид Хазанов, заместитель главного редактора журнала "Металлоснабжение и сбыт", рассказывает, что завод может получить доходы, к примеру, от сдачи пустующих цехов в аренду под склады, но это требует определенных затрат по приведению их в надлежащее состояние. "Он может продать непрофильное имущество, однако еще надо найти покупателя. В принципе, приличные доходы может принести выпуск облигаций, правда, процесс подготовки к нему занимает немало времени, и он выгоден при условии, если эмитент может своевременно осуществлять купонные выплаты по облигациям. Можно провести IPO или SPO, но это все-таки удел крупных компаний, заинтересованных в привлечении финансовых ресурсов на международном рынке, хотя их можно осуществить и в России. Можно просто продать часть акций или долю в уставном капитале какому-либо стратегическому инвестору", — перечисляет господин Хазанов.

Нельзя сбрасывать со счетов и возможность получения бюджетного финансирования. Скажем, правительство Москвы не раз предоставляло бюджетные кредиты расположенным на территории столицы заводам. Если же предприятие планирует организовать импортозамещающее производство или наладить выпуск новой продукции, оно имеет право претендовать на заем со стороны Фонда развития промышленности (ФРП), если проект пройдет экспертизу, а в случае выделения ФРП денежных средств они не могут быть потрачены ни на какие другие цели.

Кстати, в мировой практике известны случаи, когда одно предприятие предоставляет денежный заем другому, однако обычно это происходит, если они входят в состав одной и той же вертикально интегрированной структуры.

"В 2012 году совет директоров "Иркутскэнерго" одобрил выделение Красноярскому металлургическому заводу (КраМЗ) денежного займа на сумму 1,6 млрд рублей по ставке 9% со сроком погашения до конца того же года. И КраМЗ, и "Иркутскэнерго" подконтрольны En+ Group", — приводит пример господин Хазанов.

Теоретически возможна ситуация, когда одно независимое предприятие предоставляет заем другому, однако это вероятно, если они имеют многолетние кооперационные связи и такая сделка тщательнейшим образом проработана во избежание возникновения проблем и судебных разбирательств. При этом, как отмечает господин Хазанов, в российской практике подобная схема не применяется.

Елена Данилкина рассказывает, что при наличии платежеспособного заказчика возможно привлечение средств от него в виде авансов по заключенным контрактам. "Как правило, это происходит против предоставления банковских гарантий возврата таких авансов и гарантий исполнения контрактов. Заказчики, в том числе и государственные, определяют перечень финансово устойчивых банков или требования к банкам-гарантам, то есть к их финансовому состоянию, структуре акционерного капитала, чьи гарантии принимаются для обеспечения такого финансирования", — поясняет госпожа Данилкина.

По словам Светланы Ставицкой, управляющего петербургским филиалом Юникредит-банка, на примере клиентов банка иногда можно увидеть варианты привлечения частных портфельных инвесторов для развития отдельных проектов.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...