Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Джоко Видодо пытался умаслить Владимира Путина

Как президент Индонезии лоббировал свои пальмовые интересы

от

В среду президент России Владимир Путин встретился с президентом Индонезии Джоко Видодо и выслушал от него упреки в том, что Россия недостаточно симпатизирует индонезийскому пальмовому маслу, и, как считает специальный корреспондент “Ъ” АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ, поставил экспорт этого масла в Россию в зависимость от импорта российского проекта строительства на Бали крупнейшего нефтеперерабатывающего завода.


Примерно за час до встречи Владимира Путина с президентом Индонезии глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александр Фомин, стоя в узковатом холле гостевой резиденции Владимира Путина в Сочи и время от времени пожимая плечами, рассказывал, что Индонезия — это островное государство с населением 200 млн человек и что Мьянма, например, вообще его любимая страна, о которой он готов говорить часами…

— Нет-нет, про поставки вооружения расскажите…— пытались перебить его журналисты.

Но Александр Фомин говорил о том, о чем ему хотелось говорить. И только описание восхитительных индонезийских побережий, казалось, подтолкнуло его к мысли о том, что это побережье, которое он, пришло время, назвал наконец береговой линией, надо защищать, в том числе средствами ПВО, сухопутными вооружениями, средствами радиоэлектронной борьбы…

— Но, к сожалению, не одни мы предлагаем…— тяжко вздохнул Александр Фомин.

— А кто конкуренты?

— Без ложной скромности, у России конкурентов очень мало,— вдруг оживился Александр Фомин.— Только США и есть наш конкурент по всем видам вооружений.

— А остальные страны?

— Остальные — не по всем. Нет, конечно, если говорить о дешевых вооружениях, то Китай, но там такие тактико-технические характеристики…

И он снова вздохнул, сочувствуя китайским коллегам в их незавидном положении.

— А правда, что идет речь о размещении в Индонезии завода по производству боеприпасов? — спросили его.

Александр Фомин посмотрел на журналистов в конце концов с интересом.

— Вы уже знаете?

Конечно, ведь накануне саммита Россия—АСЕАН свой неизбежный брифинг провел помощник президента Юрий Ушаков и, как обычно, был нараспашку.

— Да,— опять вздохнул Александр Фомин,— есть такая мысль.

Казалось, мысль эта доставляет ему если не страдание, то очевидный дискомфорт.

— А почему просто не поставить им наши боеприпасы? — метко спросил кто-то из журналистов.

— Поставки оружия,— устало, но терпеливо глядел на журналиста Александр Фомин,— цель любого поставщика. Но локализация производства — это новейшее требование со стороны ряда стран, тем более развитых. А Индонезия — это островное государство с населением 200 млн человек… А вообще,— вдруг еще раз оживился Александр Фомин,— поставки вооружений — это, как ни странно, очень миролюбивое направление!

Ему, это очевидно, хотелось поговорить об этом. А не о чем-нибудь другом.

— Такие поставки,— пояснял он,— это очередной шаг страны к технологическому рывку. А так-то, конечно, для поставщика выгодней продавать pret-a-porter.

Он так это сказал, что прямо захотелось примерить это pret-a-porter на себя.

Между тем у президента Индонезии на первый взгляд не было амбиций купить что-то у России. У него были амбиции продать.

Владимир Путин и Джоко Видодо уже встретились в переговорной, и уже можно было убедиться в том, как мало президент Индонезии отличается от президента США — я имею в виду, конечно, внешне (и на его месте любой бы этим пользовался), и Сергей Лавров давно был здесь. И господин Ушаков. Не было только их индонезийских коллег, без которых по протоколу, играющему в этой истории роль Священного Писания, начинать переговоры было как-то даже бессмысленно.

Владимир Путин показал на пустые кресла и засмеялся:

— Заблудились!

Он то, конечно, хорошо знал возможности своей резиденции.

Джоко Видодо тоже открыл свою белозубую, такую обамовскую улыбку. При этом он, конечно, ни слова не понял, потому что его переводчик тоже не подошел.

— Ну ладно,— констатировал Владимир Путин.— Подойдут.

И он без лишних свидетелей заговорил о том, что Сочи — «это особое место, имея в виду, что ровно 60 лет назад здесь с визитом находился первый президент Индонезии Сукарно, который был большим другом нашей страны».

Чего только не повидал «Бочаров ручей» за эти десятилетия. Да и Владимир Путин рассказывал об этом так уверенно, что складывалось впечатление, будто это он и принимал тут господина Сукарно 60 лет назад. И ведь уже как верится-то в это.

Президент Индонезии между тем в своей короткой речи несколько раз сказал о том, что на свете ничего нет лучше пальмового масла, которое Индонезия готова поставлять России в гораздо более неограниченных количествах, чем поставляет сейчас.

Ведь откуда, казалось, в самом деле президент Индонезии мог знать о том, что в России буквально в последние недели развернута борьба за искоренение пальмового масла.

Но он знал.

— Нужно искать новые способы, чтобы экспорт пальмового масла из Индонезии в Россию увеличивался в ближайшее время.

Протокольный разговор в узком составе — дело короткое, каждая фраза на счету, и было даже удивительно, что президент Индонезии говорит и говорит исключительно о пальмовом масле:

— Ваше превосходительство, вы знаете о планах по увеличению налога на импорт пальмового масла (конечно, как раз Владимир Путин и предположил на днях, что это было бы неплохим выходом для того, чтобы избавиться от продуктов, в которых оно содержится.— А. К.). Пальмовое масло является самым крупным экспортом из Индонезии в Россию — он достигает $480 млн! Экспорт резко упал, это экономически невыгодно для нашей страны!

Хотя бы теперь следовало уже остановиться и хотя бы для приличия рассказать о чем-то еще, например, поблагодарить за еще не оказанный теплый прием (это как раз было бы в полном соответствии всем протокольным традициям).

— Я надеюсь, что политика вашего превосходительства будет способствовать тому, что экспорт индонезийского пальмового масла будет увеличиваться в ближайшее время,— вместо этого добавил президент Индонезии.

И даже во время итогового заявления, когда Владимир Путин обнародовал планы строительства НПЗ на Бали силами российских специалистов за российские деньги (говорят, истинные балийцы благосклонно относятся к этой идее, реализация которой позволит им не думать больше о том, что же делать с этим нескончаемым потоком туристов, и прежде всего из России), президент Индонезии предпочитал напоминать о том, что по крайней мере так же важно решить проблему возрастающего акциза на пальмовое масло.

Так что надо понимать: без индонезийского пальмового масла на прилавках российских магазинов не будет российского моторного масла в баках индонезийских машин.

Комментарии
Профиль пользователя