Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

За премьерное поведение

Как поссорились Реджеп Тайип Эрдоган с Ахметом Давутоглу

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 38

Чрезвычайный съезд турецкой правящей Партии справедливости и развития (ПСР) устранил из ближайшего окружения президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана последнего серьезного политика, способного оппонировать ему и идти на компромиссы в отношениях с внешним миром.


Шамсудин Мамаев


В Турции 5 мая произошло событие, которое уже в ближайшем будущем может оказаться исторически важным не только для этого региона, но и для России: в этот день неожиданно для всех и даже для самого себя премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу написал заявление об отставке. Неожиданно, поскольку утром 4 мая он добился для своей страны крупного внешнеполитического успеха: Еврокомиссия, исполнительный орган ЕС, согласилась снять визовые ограничения на допуск и краткосрочные передвижения турецких граждан по шенгенской зоне. А уже вечером, после встречи с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, премьеру стало ясно, что его ждет отставка. И как глава правящей Партии справедливости и развития Давутоглу объявил о созыве 22 мая чрезвычайного партийного конгресса, на котором намерен подать в отставку и с этого поста. И хотя во время своей речи Давутоглу казался несколько потрясенным случившимся, он остался "верным солдатом партии" и, назвав свои отношения с президентом "братскими", уверил однопартийцев, что "вы никогда не услышите от меня плохого слова о нашем президенте. Я буду предан ему до конца".

Реакция мировых СМИ была молниеносной: дружно признав, что не ожидали такого поворота событий, они столь же дружно заявили, что главными причинами этой отставки стали властолюбие и задетое тщеславие президента Эрдогана. "Еще когда я сам был премьером, было объявлено, что разрешение на движение по шенгенской зоне вступит в силу в октябре 2016 года. И я не понимаю, почему сокращение этого срока на четыре месяца представляется сейчас как какой-то триумф",— вспомнил его недавнюю реплику по этому поводу лондонский журнал The Economist. "Демократия все равно что автобус: когда вы прибываете на нужную остановку, вы выходите из него",— вспомнилось старое высказывание Эрдогана газете The New York Times. Напомнив читателю, что этот исламский политик за последнее десятилетие уже успел зачистить турецкую армию, органы юстиции, принялся за расправу с непослушными журналистами и СМИ, газета обратила внимание на то, что теперь Эрдоган отправил в отставку одного из своих самых верных и близких соратников без какого-либо объяснения перед парламентом или общественностью своих мотивов и без видимого проступка со стороны самого Давутоглу. "Султан" Турции прогнал своего "великого визиря", заметил по этому поводу один из аналитиков. Учитывая политические профили Эрдогана и Давутоглу, а также неоосманский менталитет ПСР, подмечено достаточно точно.

Реджеп Тайип Эрдоган является одним из отцов--основателей ПСР. Созданная в 2002 году, она по турецкому законодательству не имела права позиционировать себя как исламистская и поэтому зарегистрирована как консервативно-демократическая партия. Однако сами исламисты воспринимают ее как неформальный турецкий филиал "Братьев-мусульман", что привносит сильный элемент восточной конспирологии в менталитет. Например, согласно пронизанной антиклерикальным духом турецкой конституции, президент страны не может быть членом какой-либо партии. Поэтому в августе 2014 года, за день до занятия поста президента, Эрдоган покинул партийные ряды ПСР, и она выбрала своим лидером Ахмета Давутоглу. Однако поскольку антиклерикализм у "Братьев-мусульман", мягко говоря, не в почете, то на деле отношения между Эрдоганом и Давутоглу выстроены и регулируются жестко идеологизированной дисциплиной "мусульманского братства". Отсюда и такое слепое подчинение премьера Давутоглу своему "старшему брату" — в партийной иерархии ПСР Эрдоган исполняет роль, аналогичную роли генсека Коммунистической партии.

Не исполнил ни первого, ни второго — наоборот, посылал "теплые сигналы" Западу и выступал против арестов журналистов

Вся эта символика ярчайшим образом проявилась в процедуре отстранения Давутоглу от власти — она проходила по хорошо знакомому нам сценарию сталинских времен. Началось все 28 апреля этого года, когда премьер-министр выехал с однодневным официальным визитом в Катар. А по возвращении узнал, что в Турции состоялось заседание центрального бюро ПСР, на котором был принят документ, лишавший его, как главу партии, права назначать и делегировать в это бюро руководителей городских и провинциальных ячеек ПСР. Причем его подписали 46 из 50 членов бюро, и он уже был одобрен Эрдоганом. Последний таким образом нарушил конституционное требование о запрете президенту страны заниматься какой-либо партийной деятельностью. Тем не менее Ахмету Давутоглу, второму человеку в государстве, даже не пришло в голову оспорить подобное поведение президента — он молча подписал документ об ограничении своих партийных полномочий. После чего и началось главное — публичная экзекуция. Через день, 1 мая, в интернете появился сайт и блог под названием "The Pelican Brief" ("Досье пеликана" — ссылка на голливудский триллер о политических заговорщиках), в котором анонимный блогер, представившись "одним из тех, кто отдаст душу за шефа", в свойственной соратникам Эрдогана манере напомнил читателям об "уже раскрытых заговорах сверхдержав" против Турции и ее шефа. Затем блогер призвал читателей "пошире раскрыть глаза" и назвал имя нового шпиона и предателя — премьера Давутоглу. Ибо шеф, благословляя его два года назад на этот пост, попросил о двух вещах: "не сотрудничать с Западом" и его "пятой колонной" в стране, а также "помочь организовать переход к президентской форме правления" в Турции. Но Давутоглу не исполнил ни первого, ни второго — наоборот, утверждал аноним, он посылал "теплые сигналы" Западу и выступал против арестов журналистов. Были уверенно и подробно перечислены и другие прегрешения премьера. Искушенному читателю сразу становилось ясно, что автор блога — хорошо разбирающийся в турецкой политике профессионал из лагеря президента. Поэтому это никак не могло произойти без ведома последнего.

Эта экзекуция заставила Ахмета Давутоглу заговорить. Премьер-министру хотя и анонимно, но публично предъявили обвинение в том, что он иностранный шпион и враг народа. 3 мая в своем еженедельном обращении к депутатам от ПСР Давутоглу осудил "шарлатанов", пачкающих его имя, и заверил, что скорее "откажется от всех постов, чем разобьет сердца своих товарищей". После чего добился аудиенции у Эрдогана и несколько часов проговорил с ним наедине. О чем они говорили — неизвестно, но о чем договорились — понять нетрудно. 5 мая Давутоглу написал заявление об отставке с поста премьер-министра, а 22 мая обещал подать в отставку и с поста лидера партии. И в лучших традициях советских троцкистских оппозиционеров дал четко понять, что руководствуется при этом не столько своим желанием, сколько партийной необходимостью.

Эрдоган и Давутоглу оказались в ситуации, которую их оппоненты издевательски называют "ноль соседей без проблем"

Простят ли его после этого Эрдоган и товарищи по партии или заставят каяться дальше, сказать сложно. Ни Эрдоган, ни партия, собственно говоря, никаких обвинений против Давутоглу не выдвигали. Тем не менее, судя по нашему собственному историческому опыту, обвинениями в "низкопоклонничестве перед Западом" так просто не разбрасываются: этот ярлык означает потерю доверия и как минимум влечет за собой конец карьеры. Но надо понимать и то, что видеть в возникающем сейчас в ПСР и самой Турции "культе личности" Эрдогана и остракизме Ахмета Давутоглу одно лишь тщеславие и властолюбие "вождя" и беззубую покорность "визиря" — столь же недостаточно, как и рассматривать в таком же аспекте конфликт между, например, Сталиным и Бухариным. Поддержав арабские революции, Турция фактически нивелировала все свои внешнеполитические достижения прошлого десятилетия, когда премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган и вначале его внешнеполитический советник, а с 2009 года министр иностранных дел Ахмет Давутоглу проводили политику "ноль проблем с соседями". После катастрофического провала революций "Братьев-мусульман" в Египте, Ливии и Сирии Эрдоган и Давутоглу оказались в ситуации, которую их оппоненты издевательски называют "ноль соседей без проблем". Причем самое худшее, что аналогичная проблема — война с курдскими "террористами", как ее официально именует Стамбул,— возникла и в самой Турции. Не исключено, что именно эта новая ситуация — необходимость войны с "Исламским государством", которую требует от Эрдогана Запад, и возникшая при этом необходимость параллельной войны с курдскими повстанцами, против которой выступает все тот же Запад,— если не породила, то сильно обострила те скрытые разногласия между Эрдоганом и Давутоглу по поводу Запада и новой президентской системы правления, которые и привели к нынешнему конфликту.

Ахмет Давутоглу написал принесшую ему всеобщее признание, а позже и славу "турецкого Киссинджера" книгу "Стратегическая глубина" еще в 2001 году, когда он был ученым интеллектуалом, а не политиком. И тогда же в ученом сообществе разгорелись дискуссии о том, возможно ли практическое применение этой концепции в турецкой внешней политике и сможет ли Стамбул реализовать вытекающую из нее весьма амбициозную стратегию. Дело в том, что Турция — член НАТО и один из основателей Совета Европы с 1949 года — с апреля 1987 года добивается права на вступление в Евросоюз. Этот вопрос оказался одним из наиболее проблематичных в послевоенной Европе. А в самой Турецкой Республике он стал на какое-то время важнейшей социально-политической, экономической, самоидентификационной и даже мировоззренческой проблемой. Давутоглу в своей книге предложил нестандартное, но возможное решение. По своей политической сути оно вполне аналогично тому, что говорят и предлагают наши евразийцы, рассматривая Россию как мост между Европой и Азией. А упрощенно оно сводится к представлению Турции в качестве лука, а Стамбула в качестве стрелка, выпускающего стрелу. Первый постулат Давутоглу заключался в том, что целью стрелка должно быть попадание в Европу и что пробивная сила стрелы будет зависеть от того, насколько мощным будет сам лук. А второй постулат гласил о том, что мощность этого лука будет зависеть от того, какой ресурс Стамбулу удастся мобилизовать для этой цели среди своих соседей. Чтобы Европа рассматривала присоединение Турции не как новую обузу на свои плечи, а как весьма полезный мост в Азию.

В следующем году Эрдоган создал Партию справедливости и развития. Концепция Давутоглу привлекла его внимание как раз тем, чем пугала турецких либералов,— акцентом на региональный активизм на бывших территориях Османской империи для строительства мощного лука.

Проводимая Турцией вплоть до "арабской весны" политика "ноль проблем с соседями" вполне оправдывала себя — это видно даже по тому успеху, которого турецкий "евразийский мост" добился в состязании с российским, перетянув на себя значительную часть потока энергоресурсов, торговли и туристов. Однако когда Ближний Восток накрыла волна "арабских революций", Турция не оправдала надежд Запада: первоначальные успехи "Братьев-мусульман" в Ливии, Египте и Сирии быстро привели к разгулу анархии в первой, военному перевороту во втором и ожесточенной гражданской войне в последней. Причем сирийский провал оказался для Эрдогана наиболее катастрофичным: созданная им при поддержке Запада "Свободная сирийская армия" не только не смогла свергнуть режим Башара Асада, но и, не выдержав конкуренции с джихадистами, допустила появление здесь "Исламского государства" (запрещена в РФ). А когда в борьбу с ИГ включились Запад и Россия, Эрдоган умудрился рассориться с Москвой. Теперь после отставки Давутоглу президент Турции, судя по предъявленным анонимным обвинениям, видимо, рассорится и с Западом. Последние события свидетельствуют о том, что отнюдь не случайно отставка Давутоглу совпала с его успехом в переговорах с Европой по вопросу виз.

Вот как развивались эти события.

4 мая Еврокомиссия рекомендовала Совету ЕС и Европарламенту отменить визовые требования для граждан Турецкой Республики.

5 мая проводивший эти переговоры премьер Давутоглу подал в отставку.

6 мая президент Эрдоган предупредил ЕС, что он не станет менять антитеррористическое законодательство своей страны в обмен на отмену визовых ограничений, как этого требует достигнутое соглашение. "Мы пойдем своим путем, вы идите своим",— сказал он.

9 мая ряд стран ЕС начали обсуждать альтернативные варианты решения проблемы беженцев на случай, если соглашение с Турцией сорвется.

10 мая Эрдоган вновь заявил, что Анкара не будет подчиняться требованиям Брюсселя в том, что касается изменений законодательства по борьбе с терроризмом.

11 мая Европарламент приостановил работу над отменой виз для граждан Турции. "Если господин Эрдоган решит лишить граждан страны права свободно ездить в Европу, то он должен будет сам объяснить это турецкому народу. Это будет не моя, а его проблема",— пояснил на следующий день председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

13 мая турецкий министр по делам ЕС Волкан Бозкыр после новых переговоров в Брюсселе сообщил репортерам, что на данном этапе он не питает больших надежд на достижение соглашений по визам. Переговоры в тупике, и Еврокомиссии необходимо найти другую формулу, пояснил он.

Итак, очевидно, что, даже если разногласия главы государства и бывшего уже председателя правительства касались более широкого круга вопросов, самой актуальной проблемой, из-за которой Давутоглу оказался в отставке, стал диалог с ЕС. Судя по категорическому отказу Эрдогана принять соглашение в формулировке ЕС, премьер подписал его без должного согласования с президентом.

Правда, не очень понятно, почему за заключение договора об отмене виз для турецких граждан его вдруг заподозрили в предательстве и работе на разведку некой супердержавы. Может, дело не в визах и мигрантах, а как раз в требуемых Евросоюзом изменениях правил турецкого антитеррористического законодательства? Хотя подробности переговоров по этому вопросу нам неизвестны, но из реплики Юнкера можно догадаться, что, предположительно, речь идет об ущемлении прав курдов. По крайней мере тех курдов, которых Стамбул считает или готов объявить террористами, а Вашингтон, Брюссель и Москва считают союзниками в борьбе с ИГ. А таких много, поскольку Турция с ними воюет, а Вашингтон, Брюссель и Москва, наоборот, поддерживают. Давутоглу не мог не знать, как он рискует, не приняв во внимание возражения по этому вопросу президента Эрдогана. Впрочем, пока бывшему премьер-министру не предъявлены официальные обвинения, все это лишь догадки.

Тем не менее можно констатировать, что между Эрдоганом и Давутоглу возникли конкретные и весьма серьезные разногласия. Можно сказать, что интеллектуал Давутоглу видит свою историческую задачу в том, чтобы его стрела попала в цель и Турция оказалась бы в Европе. А для исламиста Эрдогана куда важнее вторая часть этой концепции — региональный активизм для построения на базе неоосманизма нового мощного лука в регионе. Но так же очевидно, что за провалы турецкой политики во время "арабской весны" главную ответственность должен нести все же Эрдоган со своим турецким филиалом "Братьев-мусульман", а отнюдь не профессор Давутоглу со своей концепцией "ноля проблем с соседями". При этом Давутоглу никаких возражений публично не высказывал и даже открыто претендует на то, что приказ сбить российский самолет отдал именно он. Но не приходится сомневаться в том, что Эрдоган сделает именно его козлом отпущения за то, что Турция оказалась на грани "стратегической бездны". Зато падение страны в эту пропасть, куда уже рухнули соратники Эрдогана из "Братьев-мусульман" в других странах, станет заслугой самого турецкого президента.

Комментарии
Профиль пользователя