Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

«80% похоронного рынка в Москве работает "в черную"»

Вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев Алексей Сулоев в интервью «Ъ FM»

от

Что не поделили группировки, столкнувшиеся на Хованском кладбище? Почему в похоронной сфере так много криминала? Как ритуальные услуги организованы в других странах? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответил вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев Алексей Сулоев, ранее занимавший пост гендиректора ГУП «Ритуал», в рамках программы «Действующие лица».


«1 млрд рублей в Москве ежегодно платится за продажу информации о смерти»

Алексей Сулоев о нелегальной торговле местами захоронения: «Мы знаем, что есть одно открытое кладбище — Перепечинское. Оно находится далеко за МКАД, и людям это зачастую неудобно — человек живет на другой стороне Москвы, оттуда ехать на это кладбище ему четыре часа. Люди звонят в эфир и говорят, что мы звонили на кладбище, нам сказали, что там мест нет, через пять минут мне перезвонили и сказали: для вас сделаем, решим, приходите. Это подтверждает то, за что был задержан, кстати, директор Хованского кладбища в январе этого года — он продавал места, это также подтверждают случаи, когда были задержаны 12 директоров в течение последнего полугода».

О рентабельности похоронного бизнеса в Москве: «В Москве самые высокие цены на похоронные услуги в России, и в Москве самые невыгодные цены на эти услуги, то есть рентабельность компаний в Москве — минус 5%. Например, в Петербурге рентабельность этого бизнеса — 15%, а в Москве минус 5%. То есть все эти люди бились за то, чтобы еще доплачивать из своего кармана 5% за право работы на кладбище, потому что 80% рынка работает "в черную". К вам подходит человек и говорит: я вам сделаю эту услугу, если не сделаю, я тебе сломаю памятник».


«Похоронные услуги в больницах — российское ноу-хау»

Алексей Сулоев о том, чего удалось достичь в похоронной сфере: «Во всем мире запрещено принимать заказы на организацию похорон в доме. Криминал связан только с тем, что у нас есть пункт "Принятие заказов на дому", а в этом есть коррупционная составляющая. Следующий вопрос — как в других странах, удалось вывести похоронные организации из моргов и из больниц, потому что никто нигде в больницах не оказывает похоронные услуги — это наше российское ноу-хау. По новому проекту закона, запрещено в медучреждениях, там, где люди должны лечить, оказывать ритуальные услуги. Должны быть магазины, должен человек не по альбому какому-то там с засаленными фотографиями, а выбрать ритуальные принадлежности, посмотреть, подходят они, не подходят».

О методах ГБУ «Ритуал»: «В последние годы проводится какая-то непонятная политика. Те организации, которые 20 лет на рынке существуют, 20 организаций, служб похоронного дела, всегда сидели и работали при моргах, больницах, у них были стационарные пункты, они оказывали помощь больнице, по договору помогали там, покупали что-то, ремонтировали, как обычно, когда организации долгие годы сотрудничают. Но в последнее время под предлогами, скорее всего, надуманными их начали выгонять из всех этих больниц, просто выгонять, и на их место сажать ГБУ "Ритуал". После этого цены, безусловно, начали везде вырастать, потому что когда идет монополия или конкуренция, уже не боятся, что их уберут. Это повсеместно стало происходить в последнее время, такая тенденция отмечается, об этом тоже много говорили».


«В сфере ритуальных услуг не могут работать непрофессионалы»

Алексей Сулоев об отмене лицензирования в похоронной сфере: «Основной закон, который регламентирует эту сферу деятельности в стране, — это закон 1996 года "О погребении и похоронном деле". Этот закон уже устарел настолько, что последние 10 лет предпринимаются попытки его поменять. Почему поменять? Потому что там так написаны пункты, что по одному и тому же, например, пункту закона разные суды принимают совершенно противоположные решения. То есть написано "казнить нельзя помиловать". В одном регионе хотят помиловать, в другом — казнить. И так принимаются решения, это не преувеличение, это реальный факт, есть конкретные примеры. Следующей большой проблемой стал 2001 год. С 2002 года было решено отменить лицензирование похоронной сферы деятельности. Я не знаю ни одной страны в мире, где бы эта деятельность была отдана на свободный рынок, — везде эта деятельность лицензируется, или выдается какое-то специальное разрешение на работу. Потому что надо понимать, что здесь не могут работать люди, которые не обучены, непрофессионалы. Начиная с 2002 года по требованию Антимонопольной службы для борьбы непонятно с чем было отменено все, что можно. Было отменено обучение агентов, то есть сказали: "Учиться никому не нужно". Было отменено лицензирование, то есть сказали: "Работать может кто угодно". Все, что не запрещено, то разрешено. И в итоге получилось так, что закон фактически существует, но он никакой роли не играет. И на рынок хлынуло огромное количество организаций».

О коррупции в похоронной сфере: «На сегодняшний день мы насчитываем в Москве 14 источников продажи информации о смерти. Что такое информация о смерти? Когда человек умирает, есть чиновники, врачи скорой помощи, участковый полицейский, которых вызывают, потом служба 02, 03, куда люди звонят, старший смены и так далее. У каждого из этих источников есть свои коммерческие похоронные организации, есть свои агенты, которые им платят деньги. На сегодняшний день цена в Москве, если у тебя старые контакты, 15 тыс., если ты еще не очень зарекомендовал себя, с тебя могут взять больше — 20 тыс. за один звонок. Но самое смешное в другом: позвонил, предположим, участковый, но потом позвонил и врач, который приехал, и диспетчер скорой помощи, который принял этот вызов. И бывает, что доходит до абсурда: мы фиксировали случаи, когда на один заказ приезжали до восьми агентов. Дальше происходят вообще фантастические вещи: приходит участковый и арестовывает остальных агентов, говорит: ты похож на бен Ладена, ты похож на этого, — и всех отвозит и сажает в отделение полиции. Потом, когда это начинает расследоваться, расследование поручается тому же участковому, который продал эту информацию».


Комментарии
Профиль пользователя