Коротко


Подробно

11

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

"Свист шпаг — это же музыка!"

Самый известный постановщик сцен фехтования Мишель Карлье — о том, как сделать зрителю страшно, а актеру — не больно. Беседовала Наталия Нехлебова

Самый известный постановщик сцен фехтования в кино Мишель Карлье приехал в Россию на международный фестиваль сценического фехтования "Серебряная шпага". Он рассказал "Огоньку", как в век компьютерной графики в кино живет это искусство


— Господин Карлье, насколько вообще фехтование сейчас востребовано в кино?

— Классические костюмированные истории сейчас не очень популярны. Сегодня невозможно снимать исторические фильмы, как это делалось 30-20 лет назад. Зрителя больше увлекает современность, а не прошлое. И даже если это постановка историческая, ее нужно снимать в духе сегодняшнего дня. Я имею в виду операторскую работу, режиссерскую. И к сценам с фехтованием тоже должен быть современный подход. С точки зрения оператора, это вопрос стремительного движения, смены цвета. То, как звучат шпаги, имеет значение. Свист шпаг — это же музыка! В сценическом фехтовании используются не только шпаги, но и ножи, сабли, катаны, мечи, рапиры. Большой простор для фантазии.

Вжик-вжик, уноси готовенького

Визитная карточка

Мишель Карлье больше 30 лет ставит бои и трюки в кино. Он актер, каскадер и мастер фехтования. Его дед увлекался фехтованием, а отец Клод Карлье, актер, режиссер и каскадер, создавал драки и трюки в кино "плаща и шпаги" с 1950-х годов. Неудивительно, что Мишель с детства увлекся шпагой, занимался спортивным фехтованием, а потом пошел по стопам отца, стал ставить леденящие кровь бои в кино. Мишель работал с Люком Бессоном и Жераром Депардье. Придумывал бои для фильмов "Фанфан-тюльпан", "Граф Монте-Кристо", "Астерикс и Обеликс в Британии", "Артур и минипуты", "Вальмон", "Опасные связи", "Видок". Ни один европейский фильм, где актерам нужно взмахнуть шпагой, рапирой или саблей, не обходится без участия Мишеля Карлье.

— Оружие используется такое же, как в спортивном фехтовании?

— Нет, в кино на шпагах нет наконечника, как на спортивном оружии. Все же должно быть натурально! И на актерах, естественно, даже во время репетиций нет никакой защиты.

Чем отличается сценическое фехтование от спортивного? Здесь смысл не в том, кто выиграет, а в том, как сыграть. Задача актеров как раз не попасть друг в друга. Все движения отрепетированы заранее. Это актерская игра, не словами, а движениями. О сценическом фехтовании мы во Франции говорим, что это "phrase des armes". То есть слова, произнесенные оружием. Сцены фехтования в кино не просто бой — это актерская игра, которая должна выглядеть реалистично.

— И травму можно получить во время съемок?

— Конечно, оружие, которое мы используем, не острое. И если актер хорошо подготовлен, никаких травм не будет. В Голливуде иногда используют резиновое оружие, потому что там много проблем со страховкой. Шпага, меч — это все-таки оружие, и даже если лезвие не острое, но когда оно ударяет по лицу — мало не покажется, след останется. Если актер ранен, съемки останавливаются, теряются деньги. Поэтому чаще режиссер решает использовать такое ненастоящие оружие. Потом на компьютере резиновое лезвие заменяется на настоящее, это, кстати, тоже очень дорого. Поэтому, если есть время, лучше подготовить актера и работать с нормальным оружием. Нужно просто выучить технику безопасности, тогда все будет правдоподобно, но без реальной опасности.

Студенты из Испании показывают свой номер "Тварь"

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

— Сейчас все можно нарисовать на компьютере. Появление 3D-графики и спецэффектов повлияло на вашу работу?

— Да, сейчас все можно нарисовать. Но появление 3D-графики и спецэффектов конкретно боев не коснулось. Правда, есть редкие исключения. Например, мы снимали фильм "К бою!" с Даниэлем Отеем. Там у главного персонажа есть коронный удар шпагой прямо в лоб. И он очень важен для сюжета. 50 лет назад фильм по этому же сюжету был снят с Жаном Маре. Там этот удар пришлось как-то обойти — просто не могли это снять. А сейчас у нас появилась возможность показать это максимально правдоподобно. Мы поэкспериментировали, как это сделать, и в итоге снимали этот удар с короткой шпагой. Потом несуществующую часть шпаги просто дорисовали. Это помогло нам реалистично показать главный удар героя, что, конечно, сработало на фильм. Но спецэффектов не должно быть много, так как поединок все-таки должен выглядеть реалистичным. Поэтому компьютерная графика нужна, как правило, только для трюков и акробатики. Если мы используем веревки, их потом можно стереть.

— Как вы придумываете бои?

— У каждого персонажа в фильме должен быть свой стиль фехтования. Как я уже сказал, бой — это разговор, только оружием. И благородный человек не будет говорить и драться как простолюдин, а коварный выражает себя иначе, чем простодушный. У каждого в бою свой стиль. Я выслушиваю режиссера, актеров, что они думают о личностях героев, добавляю свои идеи и создаю стиль персонажа.

Фантастический номер "Робот" показывают студенты из Казахстана

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

— Для вас важны исторические детали?

— Исторические бой и бой в кино — это разные вещи. Мы снимаем кино не для фанатов исторического фехтования. Дуэль на шпагах 200 лет назад выглядела довольно скучно. Когда напротив тебя настоящее лезвие, ты не будешь исполнять сложную хореографию на краю крыши. Один-два выпада и — конец истории. Мы делаем интересное кино для всех. Конечно, важно соблюсти дух эпохи. Но что-то можно и нарушить...Бой в кино — он для зрителей. Им должно быть страшно. Поэтому, без сомненя, нужно уважать сюжет, желание режиссера, нужно слушать актеров, но необходимо думать и о зрителях.

— Вы ставили все поединки в фильме Сергея Жигунова "Три мушкетера". Есть разница между русской актерской школой и европейской?

— Мне было удобно работать с русскими актерами. Потому что у вас в театральных институтах хорошая физическая подготовка, это и фехтование, и танец. Люди приходят на площадку и знают, что это часть их работы, часть актерского мастерства. Во Франции студент во время учебы выбирает предметы, и если он хочет, то занимается, если нет — приходит ко мне неподготовленный. У русских очень хорошая техника, но с другой стороны, во время работы над "Тремя мушкетерами" я все время говорил актерам: "Будьте свободны!" Они слишком тщательно ко всему подходят. Я им говорил: "Поймите, что вы свободны действовать от лица своего героя. Злость должна появляться мгновенно, как в жизни, атакуйте сразу, а не ведите себя "вот сейчас я буду злиться"". Все должно идти от характера героя. А вот французы, испанцы, итальянцы, наоборот, иногда должны серьезнее и последовательнее подходить к роли.

— Сколько нужно времени, чтобы научиться фехтовать как д'Артаньян?

— Это зависит от способностей и от физической подготовки. У некоторых нет опыта фехтования, но есть спортивная подготовка — они знакомы с языком тела. И когда уже человек знает этот язык, ему проще на нем выучить какие-то новые фразы. Иногда сцену можно подготовить за 12 дней. Но если человек совершенно не подготовлен, лучше с ним в пару поставить профессионала и ему будет легче. Иногда в таких случаях мы рядом с героем ставим каскадера, чтобы он помог.

— В современном кино очень много экшена, может ли мастерство фехтования с этим конкурировать?

— Экшен всего не заменит, должна быть хорошая актерская игра и драматическая история. А если любишь смотреть трюки, то лучше идти в цирк.

Беседовала Наталия Нехлебова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение