Коротко

Новости

Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

Правила игры

уточняет Дмитрий Бутрин, заместитель главного редактора

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Вопрос о том, в каком качестве выступает чиновник, продолжающий научные занятия — как эксперт-экономист или как представитель административного аппарата,— актуален не только в России. Двойственность этой роли может эксплуатироваться сознательно: дескать, сами догадывайтесь, выступаем мы в данном случае как ученые или как власть. Публикация в майском номере журнала ЦБ "Деньги и кредит" главы департамента финстабильности ЦБ Сергея Моисеева вполне могла бы иллюстрировать эту мысль.

Смысл статьи "Валютные интервенции. Международная практика и эффективность интервенций" прямо зависит от того, кто и с каким предубеждением ее читает. Сергей Моисеев дает крайне полезный обзор практики валютных интервенций при разных валютных режимах, констатируя, что для развивающихся стран (в числе которых, очевидно, и РФ) они эффективнее, чем для развитых экономик: "ЦБ развивающихся экономик подобны большой рыбе в маленькой луже". Также интересны (и крайне подозрительны, если знать, что это пишет не последний человек в ЦБ) цитаты из Милтона Фридмена, который высказывал предположение о равнозначности интервенции "спекуляции с положительным финрезультатом". Ведь это может открывать дорогу к политической дискуссии "Должен ли ЦБ России зарабатывать на интервенциях прибыль?".

Наиболее важным в работе Сергея Моисеева является анализ эффективности интервенций ЦБ России. Сравниваются три критерия: "направление" (если изменение курса соответствует направлению/знаку интервенции, то она эффективна), "сглаживание" (интервенция эффективна, если удалось изменить темпы нежелательного роста или падения курса) и "разворот" (операция ЦБ эффективна, когда изменяется тренд). Статистика Сергея Моисеева показывает, что с 1997 года вне зависимости от валютного режима способность ЦБ "сглаживать" колебания рынка снизилась (в 1997-1998 годах удачными были 78% таких интервенций, в 2009-2014 годах - 53%). Действовать "в направлении" ЦБ последние 19 лет всегда удавалось чуть менее чем в половине случаев. Но главное изменение — ЦБ достоверно обучается "разворачивать" курс: в 1998 году это удавалось ему в 4,3% случаев, в 2001-2008 годах в 19%, в 2009-2014 годах — при 23% интервенций. Неудачным по всем трем критериям были лишь 20% интервенций ЦБ за почти два десятилетия. При этом среднесрочно и долгосрочно интервенции ЦБ вообще не влияли на курс рубля.

Можно ли считать это завуалированными заявлением ЦБ по курсовой политике? Как вам угодно. Есть только один нюанс. Как ученый господин Моисеев занимается темой с разными соавторами с 1997 по 2014 год, а статья в "Деньгах и кредите" является продолжением мартовской и апрельской публикаций. Два месяца назад "академическая словесная интервенция" должна была бы выглядеть иначе — здесь Сергей Моисеев, разумеется, экономист, а не глава департамента ЦБ.

Комментарии
Профиль пользователя