Коротко


Подробно

5

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

На потребу реплики

"Dreamworks" в МХТ имени Чехова

Премьера театр

В рамках открытого фестиваля искусств "Черешневый лес" МХТ имени Чехова представил на своей основной сцене премьеру спектакля "Dreamworks" по пьесе Ивана Вырыпаева в постановке Виктора Рыжакова. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


Прошло время, когда пьесы Ивана Вырыпаева оставались достоянием малых сцен и материалом для минималистских театральных предприятий. Трудно определить, в какой именно момент тексты Вырыпаева потребовали расширения своего жизненного пространства, но можно точно сказать, какой спектакль эту потребность узаконил — "Пьяные" Большого драматического театра в постановке Андрея Могучего, словно окончательно "узаконившие" приход режиссера в академическую крепость. Виктору Рыжакову ничего доказывать не надо: как и все другие режиссеры, он на большой сцене МХТ гость, а славу самого верного и тонкого интерпретатора вырыпаевских пьес у него никто уже не отнимет. И тем не менее с "Пьяными" новый спектакль рифмуется: "Dreamworks", действие которых тоже происходит в условной загранице, требует особой сценической оптики.

Главный герой пьесы Дэвид три месяца назад потерял жену, но покойная не оставила его — является как живая и ведет беседы, пытаясь вернуть вдовца к жизни. Жизнь не медлит явиться компанией разношерстных друзей Дэвида, каждый из которых, так или иначе преуспев в бизнесе, вынужден(а) по-своему бороться с бессмысленностью бытия. С ними же появляется Элизабет, не то девушка по вызову, не то швея, которая особенно убедительна в своих попытках реанимировать Дэвида — до тех пор, пока не выясняется, что покойная жена сама в последний месяц жизни "срежиссировала" появление в жизни мужа новой женщины. Есть в этой компании и побочная сюжетная линия, в которой ревнивая жена отравляет мужа, изменившего ей с подругой, которая ждет от него ребенка. Впрочем, когда черное дело сделано и убийца сидит за решеткой, оказывается, что беременность была выдумана...

Рассказывая сюжет, не стоит опасаться обвинений в спойлерстве, потому как в данном случае не в событиях дело. Используя набор ситуаций и список действующих лиц, которые будто взяты напрокат из некоего усредненного телесериала, Вырыпаев моделирует особую реальность. Если читать пьесу, что называется, на голубом глазу, текст вызовет отторжение — а что еще может вызвать многословная проповедь любви к ближнему и прочих прекрасных чувств? Но "Dreamworks" — феномен все-таки не идейный, а филологический: речь персонажей не просто лишена индивидуальных особенностей, но будто составлена из словесных конструкций, которые только в кино и услышишь ("Тебе надо успокоиться, хочешь глоток виски?" и т. д.). К тому же слова будто накручивают километры, и любое высказывание повторяется как минимум дважды ("Теперь уже ничего не исправишь. Теперь уже поздно" и т. д.). Клишированно-обезличенная речь из субтитров словно сама себя мучит, все время бродит вокруг да около и обнаруживает невозможность прорваться хоть к какой-то истине.

Недаром пьеса одноименна с американской киностудией "Фабрика грез", а героини повторяют фразу, которую можно счесть заклинанием: "Мечты — это наша работа, которую мы должны сделать хорошо". Легко вообразить, как пьесу Вырыпаева можно было поставить о теле- или киномногословии как немоте. Но Виктору Рыжакову иронизировать и комментировать реальность не очень захотелось. Похоже, что попробовал — и раздумал. Скорее захотел посоперничать с киномечтами и противопоставить им мечту театральную. Давно сцена МХТ не демонстрировала своих технических возможностей столь полно и победоносно. Наклонный помост, возвышающийся посреди сцены, разделен на квадратные секторы, которые могут бесшумно и быстро "проваливаться" куда-то вниз вместе с персонажами. Это одновременно зыбкое и надежное сооружение окружено ширмами и задниками, на которых видеохудожник Владимир Гусев "рисует" то похожий на телевизионную рябь дождь, то какие-то сплюснутые, черно-белые космические туманности, то что-то еще очень красивое и загадочное. Да еще цветок с картины, висящей в комнате Дэвида, постепенно, сцена за сценой, распускается — и в финале превращается в целый лес огромных, диковинных растений.

Актеры в "Dreamworks" собрались хорошие, но разные. Двух героинь, покойную жену и ее посланницу, сыграли Светлана Иванова-Сергеева и Инна Сухорецкая, которые не только отлично знакомы с драматургией Вырыпаева, но даже успели выработать неповторимую манеру присвоения его текстов — их можно узнать даже с закрытыми глазами. Филипп Янковский, играющий главного героя, старается существовать "по правде", разрабатывая психологию, пластику и все остальное, что положено разрабатывать в роли, и становится-таки убедителен — пусть и в намеренно неубедительном тексте. Остальные следуют верному для одномерных персонажей принципу "одной краски", варьируя лишь ее густоту,— самая высокая концентрация достигнута Ириной Пеговой в роли ревнивой убийцы. Собственно, вариативность исполнения кажется закономерной — она рифмуется с вариативностью восприятия этой истории: кто-то найдет в себе силы хохотать от начала до конца, а кто-то, глядишь, и всплакнет в мечтах о любви, побеждающей смерть.

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение