Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Исламисты хотят отыграть Пальмиру

Их контрнаступление грозит втянуть Россию в новую фазу сирийской войны

от

Операция против запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ) в Сирии столкнулась с трудностями, грозящими перечеркнуть главное достижение Москвы и ее союзников в борьбе с террористами — взятие Пальмиры. Различные источники одновременно сообщили о внезапном контрнаступлении исламистов, которые пытаются перерезать стратегически важную трассу, соединяющую Пальмиру и Хомс. Угроза потери Пальмиры может втянуть Москву в затяжную военную кампанию, в которой ключевое значение будет иметь, кто сумеет установить контроль над памятником всемирного наследия. В среду вблизи Хомса Минобороны РФ потеряло одного военнослужащего, сопровождавшего военный кортеж.


Второе дыхание «Исламского государства»


О том, что боевики ИГ сумели отрезать Пальмиру от Хомса и нарушить пути снабжения правительственных сил, сообщила базирующаяся в Лондоне организация «Сирийская обсерватория по правам человека». По словам ее представителя Рами Абдель Рахмана, ИГ «смогло перекрыть транспортную артерию между Хомсом и Пальмирой возле военного аэропорта Тияс, проведя наступление из района восточнее Хомса» (эти два города контролируются правительственными войсками). «Ожесточенные столкновения между силами режима и Даеш (арабское название ИГ.— “Ъ”) продолжаются»,— сообщил господин Рахман, назвав бои на дальних подступах к Пальмире «крупнейшим наступлением ИГ после того, как сирийская армия при российской поддержке взяла город».

Публикации о том, что ИГ пытается перехватить инициативу, появились в среду сразу в нескольких арабских и западных СМИ. По сообщению сирийского агентства САНА, между сирийской армией и ИГ идут напряженные бои, ставка в которых — судьба Пальмиры. «Правительственные силы ведут ожесточенные бои с ИГ у месторождения Джезаль и пытаются вернуть под контроль армейские казармы в 10 км от военного аэродрома Тияс»,— утверждает ливанская газета As-Safir. По ее данным, боевики захватили два крупных газовых месторождения — Шаер и Махр, а также, возможно, сбили вертолет сирийских ВВС (других подтверждений этому нет). Издание считает, что в случае прорыва исламистов к пункту Хаватима, у ИГ появится прямой путь на Пальмиру.

Впрочем, по словам источника “Ъ” в Генштабе РФ, правительственным войскам за счет мобилизации имеющихся ресурсов удается контролировать трассу из Хомса в Пальмиру, хотя в южном направлении от города идут бои (последнее столкновение произошло недалеко от военной авиабазы, в 70 км от Пальмиры). «И трасса, и город находятся под нашим постоянным наблюдением,— говорит он.— К защите стратегических объектов по мере необходимости подключается боевая авиация, там работают наши специалисты». В среду Минобороны РФ признало гибель российского военнослужащего Антона Ерыгина, получившего тяжелые ранения в провинции Хомс, где он сопровождал автомобили российского Центра примирения враждующих сторон. Он был доставлен в госпиталь, где в течение двух суток врачи боролись за его жизнь, но безуспешно. В Минобороны “Ъ” добавили, что Антон Ерыгин представлен к государственной награде — посмертно.

Потеря Пальмиры 27 марта стала самым серьезным поражением ИГ на сирийском фронте, и попытка исламистов вернуть утраченные позиции выглядит логичной. Год назад, когда ИГ только готовилось к первому штурму Пальмиры, эксперты говорили: специфика Пальмиры состоит в том, что ее относительно легко взять, но очень сложно удержать. Они оказались правы: в конце мае 2015 года ИГ фактически без сопротивления вошло в город и закрепилось в нем. Пальмира — это фактически оазис в пустыне, который несложно отсечь от коммуникаций, а для обороны прилегающего района требуются слишком большие силы. Сконцентрировать на опасном участке такие силы сторонникам Башара Асада сегодня непросто. Правительственные войска, понесшие существенные потери в ходе гражданской войны, вынуждены одновременно воевать с большим количеством оппозиционных группировок — в том числе под Алеппо, где ситуация в последние недели резко обострилась. Если события на дальних подступах к Пальмире примут неблагоприятный оборот для Дамаска, то нельзя исключать, что в момент штурма у армии Асада не хватит сил для обороны античного города.

В Дамаске, видимо, эту опасность понимают. Агентство САНА сообщило об «экстренных мерах», принимаемых сирийской армией: в частности, по данным агентства, в район восточнее Хомса перебрасываются дополнительные подразделения для ведения боев за газовые месторождения Шаер, Махр и Джезаль, имеющие стратегическое значение для сирийской экономики (отсюда снабжаются электроэнергией центральные и южные регионы страны).

Пальмира: война символов


В России возвращение Пальмиры под контроль правительства Сирии воспринимают как символ перелома в войне с террористами. Президент Владимир Путин уже обсуждал вопрос о восстановлении древнего города и с гендиректором ЮНЕСКО Ириной Боковой, и с Башаром Асадом, который признал, что «освобождение Пальмиры было бы невозможным без поддержки России». А 5 мая в городе с концертом «С молитвой о Пальмире. Музыка оживляет древние стены» выступил оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. Во время концерта на сцене был размещен портрет сирийского археолога — 82-летнего смотрителя Пальмиры Халеда аль-Асада, которого исламисты обезглавили.

Вместе с тем Пальмира остается символом и для боевиков ИГ, одна из задач которых сейчас — восстановить свой имидж, подорванный серией недавних поражений. Впрочем, в последние недели неудачи ИГ прекратились: для восстановления атакующего потенциала правительственным силам нужно время. После возвращения Пальмиры под контроль Дамаска появились сообщения, что успех операции, достигнутый при активной поддержке ВКС России, открывает сирийской армии путь для наступления на Ракку — «столицу» самопровозглашенного «Исламского халифата». Однако наступление так и не началось. Более того, последние новости из провинции Хомс свидетельствуют о том, что победа над исламистами может потребовать гораздо большего времени и усилий, чем ожидалось.

«Исламисты в самом деле резко активизировались, и до их полного разгрома еще далеко. В то же время Россия, сделавшая Пальмиру символом победы и поставившая на карту слишком многое, не может позволить себе остановиться на полпути и тем самым потерять лицо в сирийской кампании. Это означает, что Москва может втянуться в новую фазу затяжной военной кампании в Сирии — с непредсказуемыми последствиями»,— разъяснил “Ъ” профессор факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач.

Сергей Строкань, Максим Юсин, Иван Сафронов


Комментарии
Профиль пользователя