Коротко


Подробно

Фото: из личного архива Сергея Ахметова

С защитника спросят за огласку

Архитектор, утверждающий, что не нападал на полицейского, рискует остаться без адвоката

Адвокат, защищающий петербургского архитектора Сергея Ахметова, обвиняемого в нападении на полицейского в июле 2013 года в Москве, сам может стать фигурантом уголовного дела. Следователь уведомил Гаджи Алиева, который заявил, что его подзащитного не было на акции, а на фотографиях, приобщенных к делу, имеются признаки монтажа, о начале проверки по факту разглашения данных предварительного следствия.


О том, что в отношении него начата доследственная проверка, следователь тверского отдела ГСУ СК по Москве Вадим Лебедев уведомил адвоката Гаджи Алиева еще 6 мая. "Я узнал об этом, когда подавал ходатайство о приобщении к делу нескольких фотографий, на которых видно, что мой доверитель не имеет отношения к инкриминируемым ему деяниям",— рассказал "Ъ" господин Алиев. Его подзащитный, петербургский архитектор Сергей Ахметов, был задержан и арестован в ноябре 2015 года по обвинению в применении насилия к полицейскому. По данным следствия, 18 июля 2013 года он приехал в Москву, чтобы участвовать в "народном сходе" в поддержку оппозиционера Алексея Навального. По данным следствия, господин Ахметов напал на полицейского, оторвал ему погон и убежал. Главным доказательством стали фотографии и видеозаписи с акции. На них был запечатлен лысый мужчина со щетиной. Сам архитектор утверждал, что 18 июля 2013 года был дома в Петербурге. По словам адвоката, он нашел этому подтверждение в том числе в репортаже фотокорреспондента "Ъ" Александра Миридонова с акции в поддержку Алексея Навального: "На них (фотографиях.— "Ъ") еще лучше видно, что там был совсем другой человек. Я попросил приобщить их к делу". Кроме того, одна из экспертиз, проведенная специалистами МВД в марте этого года, установила, что на анализируемых кадрах не Сергей Ахметов, а другой человек. Вторая экспертиза, проведенная уже Минюстом, установила обратное. Однако адвокат Алиев обнаружил в ней признаки монтажа. "Изменениям на фото подверглись ушные раковины и нос",— говорил он "Ъ".

Эти высказывания адвоката в СК посчитали нарушением ст. 310 УК РФ (разглашение данных предварительного следствия лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости разглашения). Максимальная санкция по ней — арест на срок до трех месяцев, однако господин Алиев поясняет: "Судимость для адвоката означает лишение лицензии, поэтому воспринимаю это как препятствие моей работе". Господин Алиев утверждает, что не давал следователям подписку о неразглашении, а предать огласке "фальсификации в деле" — один из способов защиты его доверителя. Приговоры по 310-й статье, согласно данным судебного департамента при Верховном суде, выносятся редко. В 2013-2014 годах, например, не было вынесено ни одного, а за первое полугодие 2015 года — два. Тем не менее адвокаты давно считают подписку о неразглашении, которую у них пытаются взять следователи, одним из способов ограничения состязательности сторон. "Судам, прокурорам и следователям выгодно, чтобы резонансное дело расследовалось в тишине, но для адвоката огласка — один из способов защитить своего клиента. Подписка о неразглашении сильно ограничивает защиту",— сказал "Ъ" кандидат юридических наук, полковник МВД в отставке и адвокат Евгений Черноусов. Адвокат Вадим Багатурия отметил, что профессиональное сообщество в 2015 году возлагало большие надежды на постановление Конституционного суда (КС). Как сообщал "Ъ" 14 сентября 2015 года, адвокат Георгий Антонов, защищавший фигурантов громкого дела экс-главы ГУЭБиПК МВД РФ Дениса Сугробова, был осужден по 310-й статье именно за то, что комментировал ход следствия. Он, а также еще несколько адвокатов, требовали признать ст. 310 неконституционной. "Раз на подозреваемых и обвиняемых распространяется иммунитет от подписки о неразглашении, то таким правом должны обладать и адвокаты,— напомнил суть жалобы господин Багатурия.— Однако КС решил, что обвиняемого можно арестовать, что и будет гарантией от "слива", а защитников — нет, поэтому запретить им разглашать данные следствия можно только под страхом уголовного преследования".

Григорий Туманов


Газета "Коммерсантъ" №79 от 10.05.2016, стр. 4

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение