Коротко

Новости

Подробно

Фото: Фотослужба Председателя ГД

Общество и власть — части целого

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин — об уроках прошедших праймериз «Единой России»

Журнал "Огонёк" от , стр. 9

Прошедшие праймериз "Единой России" — новинка политического сезона. В них участвовал и постоянный автор "Огонька"


Сергей Нарышкин, председатель Государственной думы


Минувшее воскресенье, 22 мая, было днем голосования по итогам предварительных выборов, которые партия "Единая Россия" проводит по всей стране. Проводит для того, чтобы гражданам было легче ориентироваться в политической жизни, чтобы им стали ближе и понятнее кандидаты, которые, будучи высококлассными учителями, врачами, строителями, почему-то вдруг решили пойти во власть. Ох, думают скептики, не за "длинным ли рублем" и "не медом ли им там намазано"? А другие сомневаются: а стоило ли допускать избирателей в святая святых внутрипартийной "кухни", спрашивать их мнение о качестве партактива? Мол, и выборов вполне достаточно, кого впишем в бюллетени, из тех и выберут...

Любопытно, что сегодня, как и сто лет назад, никуда не делись волнения по поводу зрелости народного самосознания. Еще при выборах в первую Государственную думу и царь Николай II, и премьер-министр С.Ю. Витте сомневались, что крестьянская Россия вообще способна кого-то выбирать и не придут ли в Думу одни крикуны и безответственные демагоги.

Между тем сегодняшний посыл для проведения предварительных выборов — помочь избирателям разобраться — был далеко не главным. Самое первое и самое ценное, думаю, в другом. В традицию входит еще одна, дополнительная, возможность прямого общения и взаимодействия народа и власти. Без этого, без обратной связи движение вперед просто невозможно. Как на дороге: если она очень гладкая — заносит, а если в рытвинах и ухабах — трясет. Так и здесь, не нужна, даже вредна идиллия вроде старых лозунгов "Народ и партия — едины". Ведь гражданское общество и власть — это части одного механизма. И пока они сцеплены друг с другом — государственная машина едет в нужном направлении.

Вновь заявившись кандидатом от родной Ленинградской области, я трижды выходил на дебаты с разными оппонентами и по разным темам. Последние из них состоялись в Выборге — одном из красивейших городов с богатой историей, которая там буквально "разлита" по улицам. И завершились они на общем подъеме. И кандидаты, и зал (который, кстати, не безмолвствовал) были заинтересованы друг в друге. Дебаты стали взаимополезным и зрелищным действом, а не нудной жвачкой, лишенной смысла, и не рутинным мероприятием, спущенным сверху. Кто-то из участников даже пошутил, что с такой программой можно и по стране поездить.

В его шутке только "доля шутки". Общение народа и власти обязано быть непрерывным, иметь ясную и четкую перспективу. И вот это желание продолжать подобные встречи — серьезный сигнал. Сигнал о дефиците общения и искренности, да и элементарного знания друг друга — и тех, кто сидит в зале, и тех, кто стоит на трибуне.

Думаю, что прошедшие предварительные выборы задали высокий стандарт открытости, честности и уровня профессионализма для кандидатов от всех политических партий. Как власть имущие, так и идущие во власть должны понимать: политику формируют не крики или брань, а конкретные цели и содержательный диалог. Не нужно говорить лозунгами и по бумажке. И не нужно строить вокруг себя стеклянные пирамиды, загораживаясь всякого рода барьерами.

Я, к примеру, был рад еще раз побывать в родных, знакомых с детства краях и вновь увидеть людей, которые меня знают уже не один десяток лет. И убедился: как бы ни менялись места моей работы, сам я не менялся, не изменял самому себе. На дебатах я смог честно сказать об этом моим землякам, избирателям и старым друзьям, и новым знакомым.

Надеюсь, что эти встречи показали доступность вхождения во власть для всех, у кого общая цель — сделать жизнь в России безопасной и благополучной. Никто не добьется этого в одночасье и в одиночку. Но каждый должен к этому стремиться на своем нынешнем месте или на будущей выборной должности.

Не знаю, как там в Америке, но для России нравственная, духовная составляющая жизни, в том числе политической, очень важна. И Ленинградская область с такими городами, как Выборг, Гатчина, Луга, Кингисепп и многими-многими другими, энергетически сильно заряжена теми людьми, которые здесь сейчас живут и жили до нас. А также теми историческими событиями, которые здесь происходили. Не смогу сказать об этом точнее, чем Н.А. Бердяев: "В нацию входят не только человеческие поколения, но также камни церквей, дворцов и усадеб, могильные плиты, старые рукописи и книги. И чтобы уловить волю нации, нужно услышать эти камни, прочесть истлевшие страницы". В своих прошлых поездках и за два последних месяца я это глубоко прочувствовал.

Благодаря участию в предварительных выборах я познакомился со многими интересными и умными людьми, настоящими патриотами своего Отечества. Они многого добились в своей жизни, но хотят большего — прийти в законодательную власть и отдать свои силы, энергию, знания на благо России. Тем более что в нынешние времена все, за что ни возьмись, политика в той или иной мере.

Я еще раз увидел, какие у нас сильные, отзывчивые и активные граждане. Ни войны, ни революции, ни репрессии не смогли изменить духовную суть народа, поколебать его огромную любовь к Родине, исказить память о героических и трагических временах. И как ясно я ощущал это человеческое единение, когда 9 Мая шел в шеренгах "Бессмертного полка" по улицам Гатчины!

Завершая, скажу, что на тех участках Ленинградской области, где проходили дебаты, наши граждане хорошо понимают свою роль и ответственность за настоящее и будущее своих семей. А значит, и за всю свою страну. Без такой поддержки трудно достичь чего-то значимого на любом месте, даже высокопоставленному человеку.

Первый выбор

Детали

О том, как 110 лет назад первая в стране Государственная дума избиралась и как налаживала "обратную связь" с народом


Выборы в Государственную думу являлись непрямыми и проходили по системе курий. Всего их было четыре, и для каждой установлена квота на число выборщиков. Так, один выборщик приходился на 2 тысячи жителей в землевладельческой курии, на 4 тысячи — в городской, на 30 тысяч — в крестьянской, на 90 тысяч — в рабочей. Для каждой курии был установлен ценз, дающий избирательное право. Из участия в голосовании были исключены целые категории населения, среди них женщины, лица моложе 25 лет, учащиеся, военные.

Страна была поделена на 135 избирательных округов. От них в Госдуму должны были быть избраны 524 депутата. Если смотреть по территориям, то Европейская Россия избирала 412 депутатов, это 79 процентов от всего состава Думы. Польша — 37 депутатов (7 процентов), Кавказ — 29 (6 процентов), Сибирь и Дальний Восток — 25 (4 процента), Средняя Азия и Казахстан — 21 (4 процента). Большинство в Думе представляли землевладельцы (121 депутат). За ними по числу мест занимали земские, городские и дворянские служащие (73), помещики и управляющие имениями (46), адвокаты (39), фабричные рабочие (17).

Накануне созыва первой русской Думы газета "Биржевые ведомости", приложением к которой был "Огонек", задавалась вопросом: как выработать "специальные формы для духовного общения Государственной думы с голосом земли"? Советы звучали как нельзя злободневные: "ходить в народ", "в предвыборной работе держаться не принципа "партий", а сплачиваться вокруг людей", "не бояться мужицкого господства". Обратная связь первой Думы с народом во все 72 дня ее существования была быстро налажена: после признания за каждым отдельным гражданином "права петиций" Дума, как писал В. Мякотин, "сделалась центром народных жалоб". Депутаты цитировали их с трибуны и распространяли воззвания (заметим, стенограммы заседаний Думы были первой неподцензурной политической публицистикой в тогдашней России). Впрочем, быстро выяснилось, что этого для страны мало — потребовалась еще и свобода печатного слова. "Биржевые ведомости" поясняли: "Парламентскую историю во всех странах делали далеко не одни члены парламентов: печать, общественные собрания и другие формы общественного мнения составляли такие же деятельные силы в решении государственных вопросов, как и парламентские голосования". Так, из требования просто наладить в Думе диалог власти и народа родилось требование построить работающую демократию. Актуальным оно остается и сегодня, столетие спустя.

Комментарии
Профиль пользователя