Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роскосмос

«Мы можем гордиться, что у нас появился первый за долгие годы гражданский космодром»

Официальный представитель «Роскосмоса» Игорь Буренков в эфире «Ъ FM»

от

Первый старт с космодрома Восточный состоялся со второй попытки. Запуск ракеты-носителя «Союз-2.1а» был осуществлен в 5:01 по московскому времени. «С первого гражданского космодрома России — космодрома Восточный — проведен первый пуск. Ракета-носитель "Союз-2.1а" стартовала успешно!», — сообщил «Роскосмос» в своем аккаунте в Twitter. В 5:10 она вывела на орбиту три космических аппарата: «Ломоносов», спутник «Аист-2Д», а также наноспутник SamSat-218. Запись трансляции первого пуска выложена на сайте «Роскосмоса». Официальный представитель «Роскосмоса» Игорь Буренков обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Анатолием Кузичевым.


— На мой взгляд, это главное событие недели и для страны, и для СМИ. Потому что все-таки это первый наш настоящий постсоветский, свой во всех смыслах космодром. Пару слов об этом скажите — о запуске, о космодроме.

— Ну, наверное, российский все-таки. Безусловно, это очень важное событие, которое случилось. Хотя, к большому сожалению для многих, кто ожидал это событие и следил за ним, запустить ракету с первого раза не получилось. Но все равно это лишний раз доказало, как ни странно это может прозвучать, что космодром совершенно готов к работе. И как раз системы космодрома показали, что мы видим на Земле готовность космических наших ракет к тому, чтобы они могли взлетать. А если бы мы увидели эту проблему, когда ракета уже была бы в космосе, вряд ли что-то можно было поправить, можно было потерять ракету и спутники.

Таким образом, конечно же, было бы здорово, если бы это случилось в назначенную дату, но это случилось в резервную дату, которая была на следующий день, 28 апреля в 5:01, и, таким образом, произошло то, что произошло: она успешно вывела три спутника на орбиту. Россия действительно получила независимый выход в космос, и мы можем гордиться тем, что у нас появился первый за долгие годы гражданский космодром.

— Осознаю и понимаю, что невозможно такую махину поднять без проблем, но все-таки, как вы оцениваете это строительство: как авральную, но завершившуюся, к счастью, аккордную большую работу или как нормальную, плановую, системную работу, в которой не обошлось без проблем в виде сроков и выговоров?

— Я оцениваю это как нашу удачу в любом случае, потому что такие крупные объекты, крупные стройки никогда не обходятся без приключений в кавычках. И то, что существуют проблемы, связанные с финансированием, с деньгами, которые, на самом деле, конечно же, были — их никто не скрывал, что важно, для меня скорее это важнее, чем то, что это вообще происходило. Понимаете, идеальный газ бывает только в учебниках химии, а в жизни его не бывает, тут то же самое. Конечно, плохо, безусловно. Есть группа товарищей, которые очень пекутся о том, что же там было, борются с коррупцией, но иногда просто хочется сказать: конечно, трудности есть, но что лично эти люди сделали, которые столько об этом бухтят, извините, кроме того, что они фиксируют происходящие события?

Только ленивый не написал о том, что там происходило, а вот о том, в каких условиях работали строители, что они за это деньги не получали — это действительно так, но рассказать о том, как это было, каким образом они все-таки добились результата, и, кстати, руководство «Спецстроя» тоже, как-то мало пишут. Мы очень много говорим о наших проблемах, но когда у нас случается что-то хорошее, мы не умеем радоваться, у нас не хватает этого, в отличие от наших иностранных партнеров, которые каждой своей мелочи, которая заслуживает, может быть, меньшего внимания, но это развивается все, и нет таких масштабов. У них вырос цветок на станции первый раз за долгие годы, потому что первый годовой полет был в Америке, а у нас он был четвертый. И все средства массовой информации, включая наши, радостно об этом сообщили, что впервые вырос цветок. Только забыли добавить, что у американцев он впервые вырос, а у нас там и тюльпаны расцветали, и все прочее. И так происходит постоянно. И это не оттого, что мы об этом не сообщаем, просто в своем отечестве пророка не видать.

— Есть такая ментальная, так сказать, установка…

— Какая-то есть такая проблема. Любим мы поковыряться внутри себя, но только мы забываем, что теперь мир — это одна большая деревня, мы не про себя это рассказываем и не только для себя, а, к сожалению, всему миру, и весь мир радостно тиражирует наши неуспехи, а успехи тиражирует гораздо менее радостно. У нас есть совместная акция с Европейским космическим агентством, нашим партнером, называется «Экзомарс», мы тут в стране всем рассказали о том, что это при помощи нашей ракеты успешно запущен «Протон», что он его прекрасно вывел на орбиту, и аппарат отлично полетел, даже не пришлось делать дополнительные импульсы, что сохранило аппарату топливо для непредвиденных маневров. А я вам так скажу: в мире о том, что это сделал именно «Протон» и что это российско-европейский проект, знает очень мало людей, потому что там средства массовой информации представляют его как исключительно европейский. И их мотив очень простой, мол, Россия — это тоже Европа. Но мы же с вами понимаем, что Европа Европе рознь, мягко скажем.

— Это все нюансы тонкого маркетинга, это нам надо акцентировать на этом внимание.

— Вы понимаете, надо, но проблема заключена в том, что я не могу пожаловаться на средства массовой информации, наоборот, я хочу поблагодарить средства массовой информации за то внимание, которое оказывается космосу. Журналисты работают прекрасно, они освещают все что могут, и мы даем информацию, какую можем. Но мы внутренняя страна внутреннего потребления. Наше внешнее потребление, наша информация во внешнем мире чрезвычайно просто в процентном соотношении, конечно же, уступает американцам, европейцам. Это факты. И мы еще сами же этому невольно способствуем. Это не значит, что об этом не нужно говорить, а о наших проблемах — нужно. Но просто нужно говорить и стараться говорить об успехах так же громко, как мы заявляем о наших проблемах.

Недавно был в программе на НТВ, наши прекрасные ведущие начинают показывать хронику падения «Протонов», об этом, конечно, много говорится, но при этом совершенно не говорится о том, что «Экзомарс» запущен, что «Протон» запустил несколько иностранных спутников и так далее. И ведущие показывают и говорят, мол, сколько у вас было падений, вам не обидно? Я говорю, а почему мне это обидно, а вам не обидно, что вы показываете падения в прямом эфире, мы сейчас с вами сидим, а наши успехи не показываете? Понимаете, это очень интересный момент.

— Скажите по поводу статистики провалов и успешных запусков, у России она какова?

— Что касается «Союзов», да, «Союз» считается самой надежной ракетой-носителем в мире — это медицинский факт, доказанный неоднократно. Но, более того, это единственный корабль, который сегодня возит космонавтов, астронавтов и других представителей стран Европы на МКС. Да, нам говорят, что это только потому, что у американцев его нет, и у европейцев нет другого, правильно, именно поэтому так и есть. И, конечно же, в этом плане количество запусков того же «Протона» более 400, то есть когда мы говорим про новые ракеты-носители, в первую очередь, американские, о которых так много и с упоением сообщает наша пресса, какие там у них успехи, это все считанные штуки.

Я сам занимаюсь продвижением всю свою сознательную жизнь, я готов сказать, что американцы в этом смысле молодцы, у них есть, чему учиться, но когда вы посмотрите на суммы, которые у них на это тратятся, я думаю, многие просто удивятся, более того, сразу скажут: «Ну, нет, зачем тратить столько, давайте вот лучше что-нибудь там построим». Но они-то строят имидж страны. Они заботятся об имидже, о репутации страны и таким образом воюют за рынок. Я посмотрел недавно канал, пригласили экспертов в студию, один эксперт все время пишет статьи на портале «Голос Америки» и озабочен только тем, чтобы рассказывать, что у нас самые старые в мире ракеты-носители, и продолжает дальше писать статьи на этом портале. Другой эксперт сидит и рассказывает про какие-то инновации, которых не хватает. Это при том, что речь идет о космодроме Восточный, где инновациями просто все напичкано. Но нет, нужно рассказывать про «Сколково», где он тоже работает, и обязательно только там пытаться находить инновации, и надо срочно поддерживать «Сколково». Никто не говорит, что Сколково — плохо, но ведь тема программы-то другая. Другой какой-то эксперт сидит непонятный с федерации космонавтики, что он там федерирует, я уже не знаю. Значит, лебедь, рак и щука в чистом виде. И ведущий пытается вернуть их к разговору, но им-то не интересно, они же рассказывают о своих темах, понимаете, и так полчаса. При этом речь идет о Роскосмосе, никого из Роскосмоса даже не соизволили пригласить. Ну, класс просто!

— Вы же понимаете, почему мой коллега сказал: «Ну, у нас же всегда все падает»? Не потому, что он разобрался в теме, а потому, что есть общий медийный фон, который его в этом убедил. А большинство людей не будет разбираться, кто будет лазить и смотреть статистику, кому это интересно?

— Вы поймите, на самом деле, фон-то меняется. Дело просто в том, что он меняется не так быстро. Но если больной болеет не один десяток лет, ожидать, что он выздоровеет за два года, просто смешно — это просто невозможно и нереально. Конечно, надо просто системно этим заниматься. Посмотрите, 55 лет Гагарину, я думаю, что в этот раз, наверное, в нашей стране об этом точно узнал каждый, уж точно увидел, что 55 лет Гагарину, эта наша акция «Подними голову» прекрасно, по-моему, продемонстрировала. Но, конечно, это трудности, конечно, это сложности: организационные, финансовые. Но на это жалеть денег нельзя. А потом у них возникнет вопрос, а кто же был такой первый человек в космосе.

По крайней мере, в нашей стране, я думаю, 12 апреля, и во время, и после, мы все-таки хорошо всем напомнили. Мне мои сотрудники, с которыми мы работаем в госкорпорации «Роскосмос», сказали, что за долгий-долгий период времени многие люди им позвонили и поздравили с праздником. То есть люди работают десятилетиями, их не всегда поздравляли, а тут все вспомнили, что они там работают, и надо их поздравить. Это знак.

— В «Роскосмосе» была премия по поводу запуска?

— Нет, пока не было. Тут не очень понятно. С одной стороны, все же все произошло успешно, хоть и в резервную дату, но, конечно, ожидания были немножко другие.

— Немножко в соответствии с поговоркой «Первый блин комом», ну так это же русская народная поговорка.

— Да, но при этом генеральный директор госкорпорации Игорь Комаров, естественно, всем участникам запуска сказал спасибо, и, естественно, когда у нас это все состоялось, он 28 числа всех поздравил, потому что есть с чем поздравить. Потому что это доказательная база того, что космодром работает, что у нас осуществлен его запуск. Более миллиона просмотров в интернете нашего запуска на нашем сайте, поэтому, я считаю, это о многом говорит.

— Выговор Рогозину — это по поводу старта не в основную дату, а в резервную?

— Вы знаете, мне тут сложно комментировать, я думаю, что тут лучше надо все-таки спросить того, кто давал выговор, все-таки это тоже важно.

— У нас теперь есть свой космодром Восточный, а как Байконур, его судьба?

— У нас договор по эксплуатации Байконура с республикой Казахстан до 2050-го. И я вам так скажу, ведь мы же Восточный открывали не для того, чтобы сейчас все вещи собрать и убежать из Казахстана. Казахстан — дружественное нам государство, у нас с ним хорошие отношения, очень нормальные рабочие. Но хотелось иметь собственный космодром, который не зависит от каких-то конъюнктурных моментов, которые все-таки бывают или могут быть. Поэтому запуски с Байконура, первого космодрома на Земле, будут продолжаться. Другое дело, что, конечно, будет пересматриваться количество запусков, и если вы имеете еще одну площадку, которая полноценно может выполнять функции по запуску, конечно, ее нужно использовать.

Комментарии
Профиль пользователя