«Гнездо непорядка осталось одно — возле стены Цоя тусуются рокеры и панки грязные»

Петицию за сохранение стены Виктора Цоя на Арбате подписали уже свыше 40 тыс. человек. Обращение появилось на сайте Change.org 21 апреля. Закрасить стену требуют собственник здания Московский окружной военный суд и муниципальные депутаты. На уровне города решение о будущем стены еще не принято. Редактор журнала «Ъ-Деньги» Юрий Львов полагает, что само возникновение подобных проблем перечеркивает многие успехи собянинской реконструкции столицы.

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ  /  купить фото

С каждым днем хорошеет столица. Мостят гранитной плиткой тротуары, которые недавно мостили бетонной. Скоро плитку озеленят. Но уже сейчас на бульварах москвичей радуют крупные зеленые головы и пасхальные яйца-зайцы, то есть яйца с ушами. По просьбам жителей Старого Арбата улица в ноль зачищена от матрешечно-художественно-поэтического элемента. Многие до сих пор не в курсе, что фонари есть, а Арбата нет. Гнездо непорядка осталось одно — возле стены Цоя тусуются рокеры и панки грязные. Они утверждают, что не дадут закрасить стену, на которой уже 25 лет пишут глупости вроде «Цой жив!», хотя известно, что живы совсем другие артисты советской эстрады.

Да что они там не дадут? Автобус ОМОНа, и все отштукатурят как надо. Есть и другой вариант. Один приличный художник, не какой-нибудь неформал, за 800 тыс. из горбюджета берется аккуратно нарисовать во всю стену, например, гриф гитары или нотный стан. А что, Цой играл на гитаре и ноты любил, мало ли, что не знал. Но можно и штукатурить. «Кто он вообще такой», — как сказал Иосиф Кобзон о Марке Нопфлере. Недавно один товарищ написал, что недопустимо, когда взрослый волосатый мужик поет про восьмиклассницу, зовет ее в кабак, конечно. Да и депутаты обращают внимание, что в этом Цое много прозападного. Другое дело — Башлачев. Из него сейчас посредством Захара Прилепина лепят образец не национал-предательского, а национал-патриотического рока — а тут так: раз не дожил, твое мнение не учитывается.

Мне нравится московская реконструкция. Я вижу, что платные парковки улучшают движение, вижу небывалое дорожное строительство, и сколько писали, что грязь московская — с газонов, потому что нет бордюров, так вот они теперь — бордюры. Мой ДЕЗ с его электронной очередью работает лучше любого банка, а участковый дает свой номер мобильного. И пасхальные яйца с ушами пусть кому-то кажутся не хуже, чем в Амстердаме, кому-то безвкусицей, суть не в этом. До тех пор, пока власть только эти, оплаченные ею объекты, считает единственно допустимыми, и возникает дикий вопрос об уничтожении стены Цоя, кто-то встает стеной, а кто-то плечом, под которым дрогнет стена — в этом хорошеющем городе зреет война. И пусть вас не утешает, что пока в ней льется только зеленка.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...