Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

обжалует старший корреспондент отдела финансов Мария Сарычева


Для крупных российских компаний годовое собрание акционеров — это всегда немного театр драмы и комедии имени Обиженного Миноритария. Он приходит не для того, чтобы одобрить скучную отчетность. Нет, он, разумеется, добросовестно проголосует по всем пунктам. Но копит энергию и тренирует харизму весь год не для этого. У Обиженного Миноритария всегда есть личная боль, которой он жаждет поделиться с руководством компании-эмитента. История знает поистине эпические примеры: и публичные слезы, и массовые драки, и попытки на коленях вымолить защиты и понимания.

На этом фоне вчерашнее годовое собрание акционеров Московской биржи поначалу выглядело довольно пресно. Все тихо, вежливо и корректно. Без особых эмоций выслушали доклад главы биржи о годовых результатах. Спокойно отреагировали на выступление финансового директора. Дисциплинированно проголосовали по всем пунктам повестки дня. Зато сессия вопросов и ответов все же не обманула ожиданий.

Эмоционально выступил с трибуны миноритарий "Красного Октября", посетовав на несоблюдение прав акционеров этой компанией и бездействие ЦБ. Пожилой владелец акций Банка Москвы, не выдержав, выкрикнул с места по сути риторический вопрос, кто должен защитить простого человека с его скромным пакетом, когда в компанию приходит мажоритарный монстр, и, не дождавшись ответа, с досадой покинул зал. Его сменила пенсионерка, купившая акции "Газпрома" и не попавшая на его годовое собрание, потому что ее права собственности на бумаги не были подтверждены — брокер отдал их в репо. "А я ведь акции покупаю для того, чтобы поехать на собрание и послушать, что там говорят",— жаловалась она. Потом по залу пустили записку с требованием объяснить, почему "Нижнекамскнефтехим" отказывает в праве участвовать в годовом собрании владельцам менее чем 625 тыс. акций. Под конец совладелица "Газпрома", которой не повезло с брокером, попросила объяснить, как разыскать пропавшие после банкротства Московского фондового центра бумаги...

Вроде и хочется едко пошутить, да язык не поворачивается. Да, люди наши — даже те, у кого хватило смелости прийти со своими деньгами на финрынок,— не слишком грамотны. Не понимают, что жаловаться одному эмитенту на другого непродуктивно. Искренне полагают, что биржа — это такой специальный госорган по работе с финансовыми нарушениями. Но их можно понять. Никто, в том числе те, кто собрал деньги и соблюдает правила распоряжения ими только на бумаге, не объяснил им правил игры. Неудивительно, что, не добившись правды в одном месте, они ищут ее в другом, почти бесконечно. "Устала я что-то. Сейчас с силами соберусь и домой поеду. Я в Раменском живу",— доверчиво поделилась со мной совладелица "Газпрома", с трудом запихивая в сумку кипу заявлений — теперь уже в полицию и ЦБ.

Комментарии
Профиль пользователя