Коротко

Новости

Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

Концерт для молотка с оркестром

Какие звуки сейчас можно извлечь из «панамских файлов»

от

Проблема любого расследования, связанного с крупным бизнесом, заключается в том, что на самом деле того явления, которое мы для удобства называем «юридические лица», в бизнесе — как в легальном, так и тем более в криминальном — не существует. Физические лица, напротив, более чем реальны — и они используют юрлица как инструменты. При этом молотком, которым только что дали по голове конкуренту, после легко можно продолжать заколачивать гвозди. К тому же по внешнему виду молотка можно определить, кому он принадлежит.

Напомним, публикация «панамских файлов», архива юридической компании из Панамы Mossack Fonseca за 1977–2015 годы, производится двумя расследовательскими консорциумами — ICIJ и OCCRP. Большая часть пока небольшой части архива с марта 2016 года публиковалась участниками ICIJ, и из них в приложении к российской части можно сделать, по крайней мере, один твердый вывод. А именно — с середины 2000-х глава санкт-петербургского Дома музыки Сергей Ролдугин, акционер банка «Россия» (около 3%), дал согласие менеджменту банка «Россия» на использование своего имени в качестве собственника офшорных компаний (крупнейшая из них — Sandalwood) для проведения через эти компании операций, в суть которых он, видимо, особенно не вдавался. Вознаграждением за это согласие, в частности, было финансирование покупок Ролдугиным в мире уникальных музыкальных инструментов. Прочее пока неочевидно — например, даже для предположения о том, что Ролдугин был в курсе масштаба операций, проводимых его компаниями, информации недостаточно. Вот в банке «Россия» о них не могли не знать: де-факто от имени виолончелиста-акционера выступали два банковских менеджера. Сегодняшняя публикация другого партнера по «панамскому архиву», OCCRP, должна была быть не менее важной: в ней заявлено о наличии связей между «компаниями Ролдугина» и компаниями, «засветившимися» в деле Сергея Магнитского. Наличие прямой связи позволило бы показать, что как минимум банк «Россия» был связан с делом Магнитского.

Информация, обнаруженная OCCRP, выглядит так. Деньги, с большой вероятностью выведенные из бюджета РФ по цепочке с незаконным возмещением налогов, в феврале 2008 года через две молдавские компании Bunicon-Impex и Elenast-Com были переданы сначала в компанию Vanterey Union (Британские Виргинские острова), затем в британскую Roberta Transit. Речь идет о примерно $2 млн из $230 млн. Из британской юрисдикции они вновь были возвращены на BVI, в компанию Delco Networks. Двумя же месяцами позже Delco купила у компании, принадлежащей господину Ролдугину, Media Overseas, акции «Роснефти» на $0,8 млн.

И это более или менее все. Если вообще не видеть границ между инструментом и тем, кто его использует, то можно немедля прийти к выводу о том, что заказчиком убийства Сергея Магнитского был директор санкт-петербургского Дома музыки, или, например, Владимир Путин, просто потому, что он знаком с Сергеем Ролдугиным. Но важно не останавливаться на достигнутом. Например, молдавские компании Bunicon-Impex и Elenast-Com также известны по прежним расследованиям тем, что через них прошли деньги еще двух компаний из «дела Магнитского» — Nomirex Trading и Bristol Export — $1,2 млн. Обе зарегистрированы в заброшенном доме около приднестровской Рыбницы на имя некоего Петра Буниковича. Смысл этого бизнеса в Приднестровье заключался в том, чтобы передать деньги новозеландской компании Keronol, которая, в свою очередь, связана операциями со скандалом вокруг спасавшегося правительством США банка Wachowia, а также, по неподтвержденным данным, с мексиканским наркокартелем Синалоа. Все это также происходило в 2008 году — и, таким образом, можно предположить, что заказчиком убийства Сергея Магнитского был консорциум из администрации президента России, Госдепартамента США и торговцев мексиканским кокаином. Впрочем, с тем же успехом можно говорить и о том, что этот консорциум был всего лишь пешкой в руках правительства Приднестровья, которое выступало слепым орудием в руках коварных банкиров из Литвы — именно через банки этой страны проходили в определенный момент некоторые суммы по этим операциям. Обратите внимание: всю потребную для этих предположений информацию мы почерпнули на сайте OCCRP из сообщения за ноябрь 2011 года.

Однако если быть чуть спокойнее, то можно констатировать: OCCRP, видимо, обнаружил подтверждение к версии, которую “Ъ” предполагал в публикации от 11 апреля. Данные OCCRP и фрагменты цепочек трансакций «дела Магнитского» показывают тех, кто пользовался услугами неформальной сети компаний, делающих из крайне нехороших денег по всему миру, от следственного изолятора Лефортово до кондоминиумов в Майами включительно, приемлемые для мировой финансовой системы. Это и российские коррупционеры, и французские неплательщики налогов, и мексиканские наркокартели. Мы не удивимся, если там обнаружатся боснийские торговцы живым товаром или китайские партийные деятели, а международные поставщики оружия в Африку в обход резолюций ООН там уже обнаруживаются.

К сожалению, пока в сообщениях не только OCCRP, но и ICIJ слишком мало информации о том, кто вообще может быть в совете директоров этого «очень плохой платежной сети» — кто является владельцем молотка. Есть лишь некоторые сведения о том, кто пользовался молотком. Но нет информации о том, зачем и как пользовался: возможно, в «панамском архиве» нет и новых сведений о том, кто являлся бенефициаром схем, за попытку раскрытия которых Сергей Магнитский заплатил жизнью. Значит, они обнаружатся в другой базе. Но они все равно обнаружатся и будут опубликованы.

Для того чтобы произнести «все понятно», нужно очень много информации. Зато в тот момент, когда информации достаточно, ее уже не надо иллюстрировать сложными схемами, диаграммами, фотографиями вилл или портретами, обведенными рамками. И так все будет ясно.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя