Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ   |  купить фото

Встреча после Эльбы

Обозреватель “Ъ” Сергей Строкань — о «народной дипломатии» между Россией и США

от

В день, когда президент США Барак Обама в Ганновере заявил о желании иметь хорошие отношения с Россией, но при этом тут же призвал сохранить санкции против Москвы, группа неисправимых оптимистов и энтузиастов российско-американских отношений, все еще верящих в «дух Эльбы», собралась в тихом арбатском переулке Сивцев Вражек поговорить о своем.

Поводом стала церемония открытия в крошечном московском скверике новой работы народного художника России Александра Бурганова — скульптурной композиции, посвященной встрече советских и американских солдат неподалеку от немецкого города Торгау на реке Эльба 25 апреля 1945 года. То есть за две недели до нашей общей Победы.

Ровно год назад эти же люди встретились здесь в такой же солнечный апрельский день, чтобы посадить дерево дружбы — березку. Рядом установили бронзовую табличку с надписями на двух языках: «Пусть всегда будет дух Эльбы» и «Forever live the spirit of Elba». Та березка как-то быстро засохла, энтузиасты посадили вторую, которая, впрочем, сегодня тоже не подает признаков жизни, пугающе шелестя на весеннем ветру неопавшими ржавыми листьями. Ее, похоже, тоже придется менять — не стоять же сухому стволу рядом с жизнеутверждающим призывом в бронзе.

Но один из организаторов церемонии президент Американского университета в Москве Эдуард Лозанский и его друзья из Международной Ассоциации российских соотечественников готовы упрямо сажать здесь березки и приходить в этот сквер каждый год. Они для себя давно решили: хотя бы эти две сотки земли в двух шагах от величественного здания МИД РФ должны стать территорией здравого смысла для русских и американцев, где они будут не под объективами улыбаться, пожимать друг другу руки и без бумажки говорить о том, что нас все еще объединяет.

В своем обращении Эдуард Лозанский сделал особый упор на то, что его инициатива не имеет никакого отношения к правительствам США и России, не получает никакого государственного финансирования ни с той, ни с другой стороны и исключительно служит примером того, что в свое время называли полузабытым сегодня термином «народная дипломатия».

Право открыть композицию Александра Бурганова было предоставлено летчику-космонавту СССР Алексею Леонову — первому человеку, вышедшему в открытый космос и в 1975 году, во времена брежневской разрядки, принимавшему участие в стыковке советского «Союза» и американского «Аполлона». Именно тогда и произошло вошедшее в учебники истории «рукопожатие в космосе». Обратившись к собравшимся, Алексей Леонов напомнил, как осенью 1941 года президент Франклин Делано Рузвельт предложил Иосифу Сталину оказать помощь СССР, после чего была реализована программа «Аляска—Сибирь». Ее осуществление позволило доставить в Советский Союз по ленд-лизу 7926 американских самолетов и 600 тыс. легендарных грузовиков — студебеккеров, которые маршал Георгий Жуков назвал «машиной победы».

«Что бы ни происходило в межгосударственных отношениях сегодня, мы должны помнить, что есть народы России и Америки, которые всегда помогали друг другу»,— закончил свое выступление прославленный космонавт.

С американской стороны к участникам импровизированного митинга обратился отставной генерал, бывший военный атташе посольства США в Москве Кевин Райан — основатель группы «Эльба», объединившей экспертов для обсуждения чувствительных вопросов российско-американских отношений. «Сегодня в наших отношениях происходит что-то непонятное. Нам нужны новые лидеры, которые вновь помогут нам объединиться»,— заявил генерал Райан.

На самый главный вопрос, где взять этих лидеров, Кевин Райан, впрочем, так и не ответил.

Комментарии
Профиль пользователя