Коротко

Новости

Подробно

Фото: Владислав Лоншаков / Коммерсантъ   |  купить фото

Экспертиза чувств верующих вызвала сомнения

Лингвист нашел критические недостатки в заключении по делу Виктора Краснова

от

Во вторник на очередном заседании суда по делу Виктора Краснова, который обвиняется в оскорблении чувств верующих, были допрошены эксперты, ранее сделавшие вывод о наличии в высказываниях господина Краснова криминала. Им возразил специалист из Северо-Кавказского федерального университета, который охарактеризовал экспертизу, имеющуюся в деле, как обладающую «критическими недостатками».


Второй месяц продолжается судебный процесс по делу блогера-атеиста Виктора Краснова, обвиняемого в оскорблении чувств верующих на основании жалоб на его высказывания в социальных сетях. Из трех экспертов Северо-Кавказского центра экспертиз, сделавших вывод, что в атеистических комментариях блогера Виктора Краснова присутствует унижение религиозных чувств православных христиан, на судебное заседание во вторник пришли только двое.

Их общение с адвокатом господина Краснова Андреем Сабининым оказалось очень эмоциональным: эксперты по очереди повторяли, что не обязаны отвечать на вопросы защитника, обвиняли его в том, что он ставит свои вопросы не конкретно, и пытались отвечать вопросами на вопрос. Адвокат просил эксперта-психолога Джульету Габриэлян ответить, почему она приводит в экспертизе понятие «комплекс унижения», но не дает самого понятия унижения (чувств верующих). «У меня нет потребности объяснять, что такое унижение»,— рассердилась госпожа Габриэлян. Адвокат напомнил, что экспертные исследования проводились по копиям протоколов, представленным следствием, причем из объема в 40 страниц исследовались только шесть или семь страниц. Госпожа Габриэлян сначала заявила, что не обязана отвечать, затем сослалась на недостаток компетенции, а в конце концов сообщила, что это тайна следствия, разглашать которую она не может. Из выступления эксперта осталось неясно, как можно научно определить оскорбительный характер высказывания в социальной сети. Зато госпожа Габриэлян подчеркнула: для подтверждения оценки ее как эксперта достаточно того, что она является сотрудником Северо-Кавказского центра экспертиз с правом подписи.

Отказавшись отвечать, почему высказывания подсудимого не были исследованы в контексте, эксперт пояснила, что в них и так были признаки оскорбления православных христиан. При этом вопрос о том, почему эксперты сделали вывод об оскорблении чувств православных, оказался для госпожи Габриэлян сложен: она ответила, что основывалась на выводах лингвистов, а вопросы религиоведения не входят в ее задачи. Опираясь, по ее словам, на «фоновые знания» и «контент-анализ», эксперт не усомнилась, что упоминание таких понятий, как «церковь», «Библия», «плоть и кровь», имеет отношение к православной церкви: «Я знаю, что Россия — это православное государство»,— подытожила госпожа Габриэлян.

Эксперт-лингвист Ольга Бабич столь же эмоционально отвечала адвокату, что диалог в интернете и не связанные друг с другом высказывания подсудимого вполне можно считать текстом, поскольку все они содержались в одной группе, которую создал сам господин Краснов. Адвокат возразил, что группа открытая и Виктор Краснов в ней был одним из участников. В итоге эксперт оказалась вынуждена согласиться с тем, что высказывания господина Краснова были все же не более чем отдельными репликами в диалоге. Вывод о том, что господин Краснов унижал и оскорблял чувства православных христиан, эксперт Бабич сделала, по ее словам, на основе употребления подсудимым слова «кривославие» и нескольких лексем, образованных от сокращенного словосочетания «православие головного мозга», «во всем текстовом массиве».

Последним на заседании выступил специалист в области лингвистического анализа из Северо-Кавказского федерального университета Сергей Красса. По его оценке, экспертиза, проведенная специалистами экспертного центра, остается ниже всякой критики. По его словам, в заключении экспертов по делу Виктора Краснова нарушены общие требования к экспертизе и имеются критические недостатки во всех стадиях. Эксперты, считает господин Красса, сами не разобрались с предметом исследования: на разных страницах они упоминают, что анализируют то текст, то отдельные высказывания. По оценке Сергея Крассы, экспертиза не учла диалогичного характера высказываний и не проанализировала их социальный дискурс, а неоправданно суженный метод исследования не позволил адекватно интерпретировать текст. Господин Красса считает, что экспертиза проведена с грубым нарушением методик, используемых МВД, и не может использоваться в качестве доказательства.

Заключение Сергея Крассы суд по ходатайству защитника Виктора Краснова приобщил к делу. Следующее заседание назначено на 27 апреля.

Александра Ларинцева, Ставрополь


Комментарии
Профиль пользователя