Коротко

Новости

Подробно

15

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Кто здесь не всегда был за власть

Как депутаты меняли политические предпочтения и партии

от

Срок шестого созыва Госдумы подходит к концу — 18 сентября состоятся выборы нового состава палаты. В течение пяти лет нижняя палата парламента активно вводила ограничения во всех сферах жизни, депутаты выступали с запретительными инициативами, голосовали за «антисиротский закон» или просто топтали белую ленточку, зарабатывая своему законодательному органу звание «взбесившегося принтера». Однако далеко не все депутаты, яростно защищавшие власть, всегда были ее сторонниками. “Ъ” проследил историю трансформации нескольких противников власти в ее защитников.


Павел Крашенинников


В июне 1999 года министр юстиции Павел Крашенинников получил публичный выговор от президента Бориса Ельцина за то, что «так и не смог найти законные причины для запрета КПРФ». В августе того же года на посту министра юстиции его сменил первый заместитель генпрокурора Юрий Чайка. Как писал тогда “Ъ”, он «не вписывался» в силовой стиль управления, которого ждали от премьера Владимира Путина. После этого Павел Крашенинников пошел в депутаты и дважды избирался в Госдуму от Союза правых сил, сначала по списку, затем по одномандатному округу. В 2003 году его личный успех в округе совпал с провалом партии на выборах. Чтобы сохранить за собой пост председателя комитета по законодательству Павел Крашенинников вступил сначала во фракцию «Единая Россия», а затем и в партию. Свое решение он объяснил тем, что «проводить либеральные идеи через другие фракции просто невозможно», а он ведь по-прежнему остается «носителем праволиберальных идей». Среди таких идей, очевидно, его закон, летом 2012 года вернувший в УК статью о клевете, несмотря на протесты журналистов, видевших в законе угрозу свободе слова.

Александр Сидякин


Единоросс Александр Сидякин на протяжении шестого созыва был одним из депутатов, имя которых ассоциировалось исключительно со внесением в Госдуму очередного ужесточающего что-нибудь закона: на его счету многократное увеличение штрафов за нарушения правил проведения митингов, закон об НКО-иностранных агентах и другие. Прославился он и тем, что топтал на трибуне Госдумы символ протестов 2011–2012 года — белую ленту. Между тем свою карьеру Александр Сидякин начинал далеко не в «Единой России». Информация о его участии в запрещенной Национал-большевистской партии не подтверждается ничем, кроме воспоминаний Эдуарда Лимонова (сам он это отрицает), зато хорошо задокументирован другой период в его жизни, связанный с Российской партией пенсионеров и «Справедливой Россией», куда в 2006 году благополучно влилась РПП. За период с 2003 по 2009 год он успел повоевать с президентом Башкирии Муртазой Рахимовым, побороться с «Единой Россией» и повести в Госдуму региональный список справороссов от Башкирии (и проиграть). Он подчеркивал, что справороссы — «последовательные критики “Единой России”», а в 2009 году покинул пост главы башкирского отделения «Справедливой России» и вступил в партию власти.

Андрей Исаев


Политическая карьера Андрея Исаева началась в конце 80-х, когда он стал одним из основателей Конфедерации анархо-синдикалистов (КАС) и принимал активное участие в неформальном движении того периода. В 1990 году участвовал в выборах в Моссовет от блока «Демократическая Россия», но потерпел поражение, в августе 1991 года создавал оппозиционную Борису Ельцину Партию труда вместе с председателем Моссовета Николаем Гончаром, ныне главой московской «Единой России».

После событий августа 1991 года интерес к развитию профсоюзного движения привел Андрея Исаева в Федерацию независимых профсоюзов, ставшую правопреемницей официальных профсоюзов советских времен. Работа в ФНПР означала сотрудничество с их председателем Михаилом Шмаковым, а тот поддерживал прочные отношения с мэром Москвы Юрием Лужковым. Так, изначально профсоюзная дорога привела Андрея Исаева в 1999 году в движение «Отечество», а уже в 2001-м — в генсовет новой партии «Единая Россия». С тех пор он успел прославиться совсем не поддержкой людей труда: пообещал загнать противников «антисиротского закона» «на такую обочину политической и общественной жизни, куда Макар телят не гонял», предложил запретить иностранное усыновление вообще, заявлял, что журналисты, критиковавшие женщин-единороссов в Думе, «ответят жестко», и поддержал одиозного изобретателя Виктора Петрика.

Станислав Говорухин


В 1990 году известный кинорежиссер Станислав Говорухин снял фильм «Так жить нельзя» с жестким описанием советских реалий. По воспоминаниям советника Бориса Ельцина Сергея Станкевича, фильм помог Ельцину избраться председателем Верховного совета РСФСР (ему несколько раз не хватало голосов). В мае 1990 года для народных депутатов устроили кинопоказ на «Мосфильме». Фильм Говорухина произвел «оглушительное впечатление», на следующий день Ельцин был избран председателем с приличным перевесом. Во время августовского путча 1991 года режиссер выбрал сторону защитников Белого дома, объяснив это так: «Не все, кто пришел вас сегодня поддержать,— сторонники демократии по Ельцину. Зато те, кто оказался на другой стороне,— говно».

В 1992 году Станислав Говорухин начал расходиться с Борисом Ельциным и стал частым гостем на мероприятиях оппозиционных организаций. В 1993 году вместе с Николаем Травкиным и Сергеем Глазьевым прошел по спискам Демократической партии России в Госдуму. В 1995 году возглавил Блок Станислава Говорухина, который был не столь успешен, однако его лидер остался депутатом. В 1996 году Станислав Говорухин поддержал на президентских выборах Геннадия Зюганова. Не сразу у него сложились отношения и со следующим президентом — в марте 2000 года он заявил, что своей победой на президентских выборах Владимир Путин обязан «рабской психологии народа: покажи ему нового царя, он за него и голосует». «Я всегда знал, что Путин будет защищать интересы олигархов, а не народа»,— сказал режиссер, который сам баллотировался на этих выборах, но снова набрал немного голосов.

Но взгляды режиссера продолжили меняться. В июне 2005 года он подписался под так называемым «письмом 50-ти» против попыток придать политический характер приговору по делу ЮКОСа. В том же году он вступил в «Единую Россию» (до этого он избирался в Госдуму от блока «Отечество — вся Россия»), после чего вырос до главы предвыборного штаба Владимира Путина в 2012 году и сопредседателя центрального штаба ОНФ

Ирина Яровая


Способностью резко менять свою позицию обладает и глава комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая. До 2007 года она была ярым демократом, «яблочницей» (даже была заместителем Григория Явлинского), куратором камчатского отделения «Открытой России», училась в проекте ЮКОСа — Московской школе публичной политики. К этому периоду в ее жизни относится следующая цитата: «Я всегда удивляюсь людям, которые могут бегать из одной партии в другую с прямо противоположными воззрениями и задачами. Я бы очень задумалась по поводу таких людей». А в октябре 2007 года просто взяла и перешла из «Яблока» в «Единую Россию». Сергей Митрохин объяснял ее переход тем, что она требовала перевести ее с Камчатки в Москву, обеспечить место в Госдуме, «выдать квартиру и машину», на что не было денег у «Яблока», зато были у «Единой России». После этого Ирина Яровая стала одной из главных охранительниц в Госдуме, поддерживала запретительные законопроекты, заявила, что оппозиционеры «ничем не отличаются от террористов, уголовников и кормятся из одних и тех же рук» и что оппозиция «настраивает людей на безнравственное поведение, побуждает их к ненависти, злости».

Елена Мизулина


Главная защитница «традиционных ценностей», борец с оппозицией, инициатор законопроектов, направленных против ЛГБТ, автор идеи записать в преамбулу Конституции, что православие является основой национальной и культурной самобытности России, Елена Мизулина не раз меняла свои политические предпочтения. Член КПСС вплоть до 1991 года, уже в 1993-м она избралась в Совет федерации от блока «Выбор России», объединявшего сторонников реформ, а через два года вступила в «Яблоко» и вскоре избралась от него депутатом Госдумы. В 2001 году она заявила, что «Яблоко» не должно «толкаться вместе с “Единством” за место возле президента», и призвала создать вместе с СПС единую сильную демократическую партию. После провала этой затеи она перешла в СПС, но партия проиграла выборы в Госдуму, с ней начала активно бороться власть. Так, в жизни Елены Мизулиной появилась еще одна партия — «Справедливая Россия», членом фракции которой она была с 2007 года. Теперь перешла в Совет федерации.

Михаил Емельянов


Еще в 2000 году Михаил Емельянов был «сторонником широкой правой коалиции», основанной на «Яблоке» и СПС. Правда, «к Путину относился хорошо» и «не верил в россказни о создании им авторитарно-полицейского государства». После провала «Яблока» в 2003 году перешел в «Единую Россию» — ему «представлялось, что эта партия сочетает ценности демократии и патриотизма». Однако в 2007 году он из нее вышел, потому что оказался ей «не нужен — эта партия меня в упор не видит». Зато «Справедливая Россия» Михаила Емельянова оценила. Сам депутат объяснял, что «не всегда в России существовали партии, которые абсолютно соответствовали его убеждениям». «Что же касается разных партий, в которых я был, то в конце концов я ж не виноват, что они умирают раньше меня»,— исчерпывающе высказался он.

Таисия Бекбулатова


Комментарии
Профиль пользователя