Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Reuters

Убийца требует комфорта

Надя Кнудсен — о том, как Андерс Брейвик судится с Норвегией за права человека

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Норвежский террорист Андерс Брейвик судится с государством, которое посадило его в тюрьму за убийство 77 человек. Что он хочет отсудить и каковы шансы? Вердикт ждут на днях


Надя Кнудсен, Копенгаген


На новом процессе Брейвика (первый, напомним, закончился 24 августа 2012 года приговором к 21 году тюрьмы — максимальный для Норвегии срок наказания, см. "Огонек", N 15, 2012) интересы одного из самых известных убийц планеты представляет адвокат Ойстен Сторвик.

Сам процесс уникален — как по логике, так и по форме. Судите сами: террорист, который 22 июля 2011 года бомбой собственного производства убил восемь человек у здания правительства в Осло, а затем в тот же день застрелил еще 69 в молодежном лагере на острове Утойя,— так вот, этот террорист подал гражданский иск против своего государства. Он жалуется на негуманное обращение.

Мало того. Городской суд Осло принял этот иск к рассмотрению. Судебный процесс, который в самой Норвегии сразу же окрестили "театром абсурда", стартовал 15 марта с.г. в спортзале тюрьмы города Шиен, где убийца отбывает наказание (в целях безопасности Брейвика решили никуда не перевозить). Сам процесс уместился в несколько дней — с тех пор, уже больше месяца, ждут приговора.

Театр абсурда на родине Ибсена


Телевизионный салон в тюрьме "Ила", где Брейвик отсидел первые годы своего срока

Фото: Glefs AS / ILA PRISON / AFP

Содержание претензий клиента адвокат Ойстен Сторвик в интервью по телефону изложил так:

— Основанием для возбуждения дела против государства стала экстремальная изоляция, которой мой клиент подвергается все эти четыре года.

Брейвик сейчас отбывает наказание в двух часах езды от Осло, в городе Шиен, где в XIX веке родился великий драматург Генрик Ибсен. Содержат террориста в суперсовременной тюрьме с системой усиленной безопасности, не допуская никаких контактов с внешним миром: не разрешены посещения, пресекаются все контакты и переписка, нет доступа к интернету. Некоторое время назад Брейвику были возвращены 153 письма, которые он пытался переслать из камеры: они содержали, по заявлению тюремного инспектора, "откровенные призывы к террору и были адресованы людям разных социальных кругов в Норвегии".

Все это, по мнению адвоката Ойстена Сторвика, "является нарушением частей 3 и 8 Европейской конвенции по правам человека, в которых говорится о запрете пыток, мучений и издевательств, а также о праве на частную и семейную жизнь".

"Мой клиент,— продолжает адвокат,— в тюрьме не имеет контактов ни с кем, кроме охраны и медперсонала. За четыре года отсидки ему предоставили всего 5 минут на свидание с матерью, незадолго до ее смерти. Письма на волю подвергаются жестокой цензуре, контакты с внешним миром безжалостно обрубаются". "Именно поэтому,— заключает господин Сторвик,— мы подали в суд на государство".

Характерно, что сам Андерс Брейвик (ему исполнилось 37 лет) тщательно ведет учет нарушениям своих прав. В перечне "самых горячих жалоб", в частности, 885 обысков в камере, когда его каждую ночь будили и ощупывали тюремные надзиратели (причем, случалось, и женского пола); качество еды фирмы Fjordland, которая, по его мнению, поставляет низкокачественный фаст-фуд; холодный кофе и — главное! — изоляция от единомышленников.

Недоволен Брейвик с первых месяцев заключения. Но список претензий меняется. В частности, поначалу он возмущался тем, что власти не удовлетворили его заявку на регистрацию ассоциации под названием "Фашистская партия Норвегии и Северная лига" (ответ гласил, что для создания ассоциации нужно не менее двух человек — Брейвик же подал заявку от себя лично). Позже хотел, чтобы тюрьма заплатила за его учебники по политологии в Университете Осло, где он заочно учится. Наконец, справив 35-летие, потребовал от администрации игровую приставку PlayStation 3 вместо PlayStation 2, а также "доступ к играм для взрослых", которые он сможет выбирать сам.

Одна из камер тюрьмы "Шиен", перевода в которую он добивался и где сидит теперь

Фото: NTB SCANPIX / AFP

Пожалуй, единственное, на что "норвежский стрелок" не жалуется, это условия проживания. Его камера, которую американская The New York Times окрестила "трехкомнатной квартирой", состоит из спальни, комнаты для учебы, санузла и комнаты со спортивным тренажером (имеются также телевизор c DVD, компьютер, какая-то из PlayStation, пресса и полки с книгами). В бытовом смысле он недоволен "лишь" тем, что не может в тюрьме, когда захочет, пользоваться стиральной машиной, готовить еду на кухне, общаться с персоналом и гулять во внутреннем дворике.

В департаменте по надзору за тюрьмами Минюста Норвегии к такому потоку требований относятся сдержанно, подчеркивая, что "каждый заключенный у нас имеет право обжаловать условия своего содержания в тюрьме, если он недоволен ими". В принципе, эту логику готовы признать даже те, кто выжил в теракте или чьи близкие пали от руки террориста, озабоченного ныне своими правами. Но оговариваются: когда о гуманизме говорит террорист, убивший 77 человек и ранивший или изувечивший еще сотню, тут трудно не заметить абсурда. Во избежание эксцессов поэтому слушания по делу проходили частично при закрытых дверях.

Ну а первой назвала этот судебный процесс "фарсом" Лисбет Кристине Ройнеланд --Брейвик застрелил ее 18-летнюю дочь Сунне. В интервью норвежским СМИ она пояснила: "Нам, потерявшим детей, источенным тоской и скорбью, дико слышать его, убийцы, жалобы на строгий тюремный режим!"

Лисбет возглавляет "Национальную группу поддержки жертв 22 июля", которая не стала разбирать последовательно один за другим капризы заключенного Брейвика, а обратилась к прессе с инициативой — не печатать крупным планом фотографий Брейвика в ходе репортажей с судебного процесса, чтобы не причинять еще большую боль семьям погибших. Этот фронт на самом деле и оказался главным: как освещать процесс, но не пиарить убийцу.

Его борьба, или Кому и зачем это нужно


"Ила", пригород Осло. Скромное обаяние тюремной библиотеки

Фото: Glefs AS / ILA PRISON / AFP

К слову сказать, террорист Андерс Брейвик не впервые обращается в судебные инстанции или грозит сделать это в статусе заключенного. По данным датского информагентства Ritzau, в 2013 году он уже подавал в суд на министра юстиции Норвегии Грете Фарему, требуя отмены режима изоляции, который назвал "изощренной пыткой". В тот раз, однако, суд не нашел никаких нарушений закона в условиях содержания, и тот иск массового убийцы удовлетворен не был.

Но были и прецеденты другого рода, когда прессинг на чиновников Брейвику удавался. К примеру, сразу после того как его задержали на острове Утойя, он цинично отказался давать показания, если полиция не пойдет на его условия и не предоставит ему компьютер с Word, Wikipedia, принтер на восемь часов в день, а также обеспечит отсутствие в месте его содержания мусульман-заключенных и халяльной еды. Следователи тогда уступили: дело в том, что непосредственно после теракта были реальные опасения, что его акция — лишь звено в законспирированной операции ультраправых экстремистов и в Норвегии могут снова прогреметь взрывы...

Собственно, на этом же поле Брейвик ведет игру и сегодня: массовое убийство было лишь способом привлечь внимание к тем идеям, распространять которые Брейвик намерен уже из тюрьмы. Не зря он так настойчиво добивался отмены результатов первой судмедэкспертизы, признавшей его невменяемым. Вторая экспертиза признала его вменяемым: это дало шанс перевести дело в разряд политического и позволило начать судиться с государством, добиваясь — во имя гуманности — отмены цензуры на интернет-переписку, и метить в узники совести, которому не дают распространять по Сети программные манифесты, а также подсовывают холодный кофе и некачественный фаст-фуд. При этом психиатры, включая Терье Торриссена, проверявшего Брейвика на вменяемость в 2012-м, утверждают: за годы в тюрьме он абсолютно не изменился.

Профессор истории из Университета в Осло О. Соренсен, с которым состоит в переписке осужденный Брейвик (он, напомним, еще и студент-заочник), идет дальше. "У него напрочь отсутствует чувство вины за содеянное,— напоминает профессор.— А ведь из 77 человек, им убитых, 33 были не старше 18 лет".

Брейвик уверяет, что его идеология изменилась: мол, в 2011-м он был "революционным контрджихадистом, чья миссия — освобождение Европы от мусульман и элиты, свихнувшейся на марксизме, а теперь стал менее радикален".

Такой тюремный рацион позволяет философствовать

Фото: REX / Shutterstock / Fotodom.ru

— Мне в это не верится,— признается профессор Соренсен,— просто тюремной цензуры стало больше. Он же как был, так и остается ярым нацистом! А в суд подал, чтобы вновь привлечь внимание к себе и к своим абсурдным идеям — воображает, будто он спаситель Европы и может подмять под себя правосудие...

Правосудие, как может, сопротивляется. На новом процессе, который жертвы Брейвика окрестили "театром абсурда", а он сам, едва сняли наручники, превратил в таковой, вскинув руку в нацистском зиге, представителям прессы отказали в трансляции из зала суда. А также в съемке у дверей зала — это чтобы Брейвик не воспользовался возможностью обратиться к миру и передать свои сообщения сторонникам в каком-нибудь закодированном виде.

Больше того, показания восьми свидетелей по делу, а также выступление самого преступника, который зачитывал 13 страниц обвинения государству, шло и вовсе за закрытыми дверями, без СМИ, так же как и основная часть заседаний. Тем не менее из тех обрывков информации, которые дошли до публики, картина складывается.

Так, адвокат, защищавший интересы государства на процессе, Аделе Матесон Местад, подтвердила: да, "преступник ограничен в переписке, но им получено 4 тысячи писем, а задержано цензурой 600. Связано это с тем, что он продолжает попытки создания сети крайне правых экстремистов, что в интересах безопасности государства пресекается. Им предприняты попытки установить контакт с американской группировкой "Арийское братство", а также с лидером нацистской организации "Спаситель".

По словам адвоката Местад: "Его цель — добиться как можно больше внимания и получить доступ к интернету, чтобы создать партию экстремистов, которыми он намерен руководить прямо из тюремной камеры. Не будем забывать: сам Брейвик сформировал свое мировоззрение под влиянием интернета. Изоляция от мира потому для него и пытка, что она мешает ему создать сеть таких же, как он, психопатов-нацистов".

После бойни 2011 года норвежцы вышли на улицы с лозунгом "На террор мы ответим еще большей демократией". Ее плодами теперь пользуется и убийца

Фото: Emilio Morenatti, AP

Чтобы помешать этому, Норвегия тратит на содержание в режиме строгой изоляции особо опасного преступника Андерса Брейвика в супертюрьме столько, что в бюджете страны эти средства уже прописаны отдельной статьей. Что касается нынешнего судебного процесса, то только в суде первой инстанции он обойдется в сумму чуть меньше миллиона евро. Оплачивает государство, читай — законопослушные налогоплательщики.

Вынесение приговора по иску Брейвика к государству ожидается со дня на день. Но его адвокат Ойстен Сторвик уже предупредил: "Если решение городского суда Осло (это суд первой инстанции.— "О") будет не в нашу пользу, мы обжалуем его в последующих судебных инстанциях, вплоть до Высшего суда Норвегии. А конечная цель — подать на государство в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, что нельзя сделать, не пройдя все судебные инстанции у себя в стране".

Словом, похоже на то, что впереди еще не один процесс "Брейвик против Норвегии". Не это ли цель? Террорист уже добился того, что о нем говорят, следят за процессом как за сериалом, в авангардных театрах даже ставят пьесы на тему. Кстати сказать, неплатежеспособность клиента ажиотажу совсем не помеха: адвокаты Брейвика уже добились так называемого свободного процесса — это значит, что все расходы по судебным издержкам берет на себя государство.

Комментарии
Профиль пользователя