Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«На шее общества затягивается удавка»

СПЧ недоволен антиэкстремистским законопроектом Ирины Яровой

от

Совет по правам человека раскритикует новые антиэкстремистские инициативы парламентариев. Как сообщает газета «Коммерсантъ», отзыв правозащитников будет готов в течение недели. На прошлой неделе депутат Ирина Яровая и сенатор Виктор Озеров предложили ужесточить наказания для всех причастных к терроризму и экстремизму. В частности, некоторые категории граждан не смогут выезжать за рубеж в течение пяти лет. За террористические преступления также предлагают лишать российского гражданства. Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Максима Митченкова.


— Как вы считаете, стоит ли так кардинально менять законодательство в области антитеррора и ужесточать наказание?

— Я ознакомился с текстом законодательного предложения, а очевидно, что там не только о терроре идет разговор. Поэтому если родственник террориста существует, то предупредить его, может быть, и полезно, и, может быть, в этом плане закон полезен. Но это должно быть четко описано — кого и как предупреждать. В значительной степени закон направлен против оппозиции, совершенно очевидно, политической оппозиции. Потому что он касается нескольких статей, которые никакого отношения к терроризму не имеют, а к инакомыслию — имеют.

— Поясните, пожалуйста, каких именно статей?

— 280, 282. Правильнее назвать, о чем эти статьи. 280-я — «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности; публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной на нарушение территориальной целостности; возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Знаменитая статья 282, по которой уже очень много оппозиционно высказывающихся людей, «Организация экстремистского сообщества», — то есть это статьи по экстремистской деятельности.

Количество людей, которые уже сидят по этим статьям, увеличивается: в 2015 году, посажено 544 человека, в 2012 было в 2,5 раза меньше. И мы знаем, что совершенно нелепые бывают обвинения. Наиболее громкое последнее дело — так называемое дело Ольги Ли. Это журналистка из Курска, она в интернете высказалась очень негативно о Путине, о политической системе, которая сейчас есть в стране, в том числе конкретно по прокурору области. Прокуроры могут подать на нее в суд за клевету, или, может быть, какое-то должно быть дело по клевете или оскорблению, но ничего этого нет. Но у нас нет статьи, например, «Оскорбление президента», и правильно, потому что открытая критика — то, что мы завоевали после 90-го года — должна быть допустима в демократическом государстве. Ольге Ли сейчас угрожает посадка, а после этого ограничение в выезде в соответствии с этим законом.

— Господин Пономарев, если вы говорите, что нужен какой-то четкий контроль, как этот контроль нужно будет проводить, чтобы отделить оппозицию от террористов?

— Это очевидно. Я вам привел один пример: родственник террориста, который, возможно, знал о том, что что-то готовится, естественно, сажать его оснований нет, мы можем посмотреть, как это происходит в других странах, а предупредить его, может быть, имеет смысл, сделать предупреждение.

Дело в том, что в этой статье есть внесудебное действие, которое называется «предупреждение». И я должен сказать, что это очень опасно для страны, потому что такое внесудебное принуждение было именно в советское время и в тоталитарных государствах. Любое обвинение требует судебного разбирательства так, чтобы там были в равной степени представлены обвинение и защита, и именно судебное разбирательство может доказать, виновен человек или нет.

А в законопроекте предлагается делать предупреждение, и если это предупреждение сделано, человека лишать возможности выезда за границу просто на основании этого предупреждения, то есть вне судебного рассмотрения. Это очень опасно, я должен сказать, это возвращение того, что было в советское время, возвращение статей, которые прямо обвиняли в инакомыслии, в том числе внесудебных расправ. Достаточно вспомнить знаменитые «тройки», которые были в советское время.

Мне могут сказать: «Ну что ты преувеличиваешь, ничего такого нет. Это и верно, и не верно». Потому что с 2012 года на шее общества затягивается удавка. В 2012 году именно по инициативе ФСБ был принят закон о госизмене, расширяющий понятие «госизмена». Этот закон чудовищный, я уверяю вас, но, тем не менее, он висит и фактически не применяется, хотя мы знаем, что сейчас иногда секретные суды происходят по госизмене, и их количество тоже увеличивается. И общество не знает, за что судили людей, потому что все делается в закрытом порядке, и адвокаты дают подписку. Количество таких посадок увеличивается. Нам говорят, что это все шпионы. Но если внимательно посмотреть закон о госизмене, то там любого журналиста, любого правозащитника за то, что он общался с каким-то заграничным представителем, можно подвести под эту статью.

Комментарии
Профиль пользователя