Коротко


Подробно

2

Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ   |  купить фото

Кто в поле хозяин?

Что происходит с территориями Тимирязевской сельхозакадемии

Не прошло и года с момента смены команды в Минсельхозе на «краснодарскую», как ведомство оказалось в центре оглушительно громкого скандала: опытные поля Тимирязевской сельхозакадемии решено отдать под жилищную застройку. Подобное не удавалось ни Хрущеву, ни Лужкову. Общественность сразу заявила об активном сопротивлении, и ее уже поддержали весьма влиятельные политики.


Суть дела

4 марта был подписан протокол Правительственной комиссии по развитию жилищного строительства и оценке эффективности использования земельных участков, находящихся в собственности Российской Федерации. Комиссия постановила изъять у РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева свыше 100 гектаров опытных полей под жилищное строительство.

Что это за земли и какова их ценность? Опытное поле с центром точного земледелия, длительный (с 1912 года) стационарный опыт биологического земледелия, внесенный в международный реестр под номером 8. Таких полей всего два на планете — одно в Англии, другое в России, причем самое большое. Под бульдозер предполагается отправить также коллекционный участок плодово-ягодных культур — Мичуринский сад площадью 20 га, заложенный в 1939 году, аналогов которому нет в России. Это не считая конного манежа с ипподромом, опытного птичника и гольф-площадки, где ведется подготовка агрономов для устройства травяных покрытий футбольных стадионов и других спортивных сооружений — абсолютно уникальная для России специализация, за студентами — очередь работодателей в преддверии чемпионата мира по футболу.

Фактически задуманное чиновниками означает закрытие старейших в России факультетов агрономии и биотехнологии, садоводства и ландшафтной архитектуры, зоотехнии и биологии. Впереди — реальная ликвидация базы двух десятков научных центров и лабораторий, сотрудники которых в 2015 году были удостоены премии правительства Российской Федерации в области науки и техники. Это те самые исследователи, которые сегодня особо востребованы агропродовольственным рынком для решения задач по импортозамещению.

Иными словами, студентам и преподавателям оставляют лишь корпуса, возводимые с 1865 года. Это еще и удар по экономике академии, поскольку вряд ли студенты, тем более те, за которых платят правительства других стран, станут тратиться на голую теорию без практики.

Между тем значение целостности академии как единого комплекса лабораторий, аудиторий и земли прекрасно понимали не только ее основатели и покровители — государи-императоры, но и лидеры более поздних времен. Для создания условий развития Московской ордена Ленина Сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева Совет Народных Комиссаров Союза ССР 3 декабря 1940 года постановлением № 2442 объявил территорию академии заповедником в отношении застройки, охраны зеленых насаждений, посевов и посадок. СНК запретил возведение на территории академии построек, не связанных с учебной и научной работой и культурно-бытовыми нуждами профессорско-преподавательского состава и учащихся академии.

Постановление СНК, к слову, никто не отменял. А вот — из последнего: указом президента Российской Федерации от 11 сентября 2008 года № 1343 Российский государственный аграрный университет — МСХА им. К.А. Тимирязева включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Этот указ за подписью президента Дмитрия Медведева начертан золотом на мраморной доске в главном корпусе Тимирязевки. Рядом, тоже в мраморе, год спустя появилась еще одна плита: «Придать … МСХА имени К.А. Тимирязева статус базовой организации государств — участников СНГ по подготовке, повышению квалификации и переподготовке кадров в области аграрного образования». На Совете глав правительств СНГ за Российскую Федерацию подписал Владимир Путин.

Почем указ президента?

Сначала о цене вопроса. Если случится отъем земель, цена забвения указа президента России будет около 30 млрд рублей — такова кадастровая стоимость объекта. По экспертным данным, финальная прибыль застройщика может составить миллиард евро. Таков масштаб. А дальше — об административных «частностях».

Тимирязевская академия в известность о грядущих перспективах не была поставлена вообще. О протоколе комиссии здесь узнали, увидев незнакомых землемеров на опытных полях. Подписание бумаг было заочным, то есть без предварительного обсуждения. Кроме Елены Астраханцевой, замминистра сельского хозяйства РФ, скандальное решение формально (по факту присутствия и опросным листам) поддержали депутат Госдумы, первый зампред комитета по строительству Мартин Шаккум, министр юстиции Александр Коновалов, замминистра экономического развития и глава Росимущества Ольга Дергунова, министр строительства и ЖКХ Михаил Мень и еще десяток не менее ответственных товарищей. Мнение каждого из них могло остановить процесс изъятия земель у ведущего аграрного вуза России. Но — не остановило.

Студентов в академии учится около 18 тысяч, в том числе из разных стран мира. И это социально активные люди. После того как стало известно о протоколе, в Сети появилась открытая для подписания петиция, адресованная президенту России. (Ссылка на петицию — https://www.change.org/p/правительственная-комиссия-по-оценке-жилищного-строительства-спасем-нашу-тимирязевку?recruiter=97402730&utm_source=share_petition&utm_medium=copylink.) Петицию уже подписали свыше 40 тысяч человек. И это не только студенты, но и выпускники разных лет, которые работают сейчас на разных должностях в государственном аппарате.

Источник в Госдуме сообщил, что спикер Сергей Нарышкин намерен принять меры к защите Тимирязевки.

С резким заявлением по этому поводу выступил сенатор Николай Федоров — экс-министр сельского хозяйства РФ. (Ссылка — http://www.council.gov.ru/press-center/blogs/66075/.) Он обратился к мэру Москвы Сергею Собянину с предложением разобраться в ситуации. По информации от источника в Минсельхозе России, в бытность Федорова министром к нему поступали предложения что-нибудь «приятное» построить в Тимирязевке, но он их однозначно отклонил. Аналогичные предложения поступали министрам и Алексею Гордееву, и Елене Скрынник, но ответ всегда был отрицательным. Надо понимать, что отказывать приходилось всемогущему тогда мэру Юрию Лужкову.

Это не всем «сопротивленцам» прощалось. В 2010 году против ректора Тимирязевки, академика РАН Владимира Баутина даже возбудили уголовное дело, которое искусственно тянется вот уже шесть лет и очевидных перспектив, судя по всему, не имеет — меняется девятый следователь, обвинения до сих пор нет, но и дело не закрывают. Баутин сейчас президент Тимирязевки и по-прежнему пользуется непререкаемым авторитетом в научных кругах. Напомню, что ранее Тимирязевка и Минсельхоз находили смелость отказывать даже Никите Хрущеву — первому лицу СССР. Но даже тогда никого не снимали за это с работы и тем более не «прессовали».

Нынешняя команда Минсельхоза, очевидно, в административном смысле оказалась неоднородной по интересам и потому намного слабее предыдущих. И этим обстоятельством не преминули воспользоваться девелоперы и их лоббисты. То, что над Тимирязевкой сгущаются тучи, было очевидно в Кремлевском дворце в день празднования 150-летия академии в конце 2015-го. На торжестве не было ни министра сельского хозяйства, ни других членов правительства, никого не было и из мэрии столицы. Приветствие президента РФ зачитал нанятый конферансье. От Минсельхоза академию и гостей поздравил лишь первый замминистра Евгений Громыко, который был явно не в своей тарелке и постоянно сопровождал свои реплики комментариями вроде «я стесняюсь», «я первый раз на такой сцене», что явно не соответствовало ни статусу мероприятия, ни ожиданиям зала, в котором находились академики РАН, члены зарубежных делегаций, дипломатического корпуса, студенты и аспиранты со всей страны. Немой вопрос «Что это было?» остался тогда без ответа.

Только узкий круг посвященных знал, что еще накануне, в сентябре 2015 года, мэр Москвы Сергей Собянин написал премьеру Дмитрию Медведеву письмо с предложением инвентаризации имущества академии «ввиду наличия не используемых по назначению» земельных участков. В октябре министр Александр Ткачев написал письмо премьеру с просьбой не допустить отчуждения земель академии, на которое Медведев наложил резолюцию «учесть в работе». Росимущество провело проверку, к которой подключились Минэкономразвития и ФАНО. Вывод комиссии: нарушений земельного законодательства не выявлено. Но имеем, что имеем: в марте нынешнего года протокол Правительственной комиссии об изъятии земель в итоге подписали. Как же так?

По мнению наблюдателей, весь сыр-бор начался с того, что избранный в декабре 2015 года по рекомендации Минсельхоза ректор академии Вячеслав Лукомец — до этого директор ВНИИ масличных культур (Краснодар) — якобы без должного согласования с Минсельхозом направил в Минэкономразвития проект организации в Тимирязевке агротехнопарка. В проекте было немало современных предложений. Но это произошло, во-первых, формально поверх головы Минсельхоза, во-вторых, там содержался пункт о строительстве многоквартирного дома. Вот это, по мнению наблюдателей, и заинтересовало девелоперов. Дескать, где один дом, там и десять.

Минсельхоз, как ни странно, не стал сопротивляться и даже заменил своего несговорчивого представителя в Правительственной комиссии по оценке эффективности использования земель на Елену Астраханцеву (бывший замруководителя аппарата вице-премьера Аркадия Дворковича), которая спокойно подписала протокол от 4 марта 2016 года об изъятии земель Тимирязевки. Как заместитель министра сельского хозяйства она курирует вопросы образования и противодействия коррупции в отрасли АПК России. То есть подписант был выбран «по профилю».

Рукотворный кризис

Но рутинного изъятия ценной земли с последующей конвертацией в девелоперские барыши по итогам нехитрой аппаратной интриги не случилось — громыхнул скандал, который гарантирует колоссальные репутационные потери даже формальным участникам «процесса». Чиновники, явно не ожидавшие столь организованного сопротивления — в прессе, официальной переписке и соцсетях,— начинают «путаться в показаниях».

После того как грянул гром, Фонд РЖС отрядил своих представителей для встречи с коллективом Тимирязевки. Зал на 600 мест вместил около тысячи человек. Посланец фонда довольно невразумительно говорил, что академия получит «за это» деньги на развитие и новые поля в Подмосковье. И даже квартиры для профессуры и сотрудников. Но зал однозначно заявил, что жилье такой ценой не нужно. Потом тот же чиновник утверждал, что никакого жилья вообще строиться не будет, а поля и Мичуринский сад оставят в покое. Было очевидно, что он сочинял по ходу пьесы, не зная, как погасить скандал. Остался не отвеченным вопрос в лоб: зачем отнимать 100 гектаров в Москве, чтобы предложить академии 400 в Подмосковье «с бесплатным трансфертом студентов»? При этом гость ни разу не подтвердил своих полномочий по распоряжению средствами государственного бюджета для финансирования развития Тимирязевки. И всячески уходил от ответа: отменен ли указ президента России о статусе особо охраняемых территорий, в котором названа Тимирязевка? Встреча закончилась тем, что общественность встретила овацией предложение об отмене постановления правительственной комиссии как плохо подготовленного и просто покинула зал.

Скандал между тем набирает обороты — по-тихому решить проблему уже не удастся: в начале этой недели тимирязевцам официально разрешили провести митинг, наверняка прозвучат и новые факты, и новые имена заинтересованных в земельном переделе лиц и инстанций.

Гасить конфликт можно двумя способами. Первый и самый быстрый: президент напомнит — кто в доме хозяин. К нему уже обратились с открытым письмом все бывшие министры сельского хозяйства СССР, РСФСР и России. Это решило бы вопрос Тимирязевки сразу. Но — не бесповоротно. Окончательно проблему фатального отъема земель у аграрных университетов по стране «успокоит» только передача этих земель в собственность учебных заведений. Именно так поступили две сотни лет назад в Европе и Америке, и там подобных проблем с тех пор никогда не возникало. Обременение одно — земли нельзя продать, а использовать только для научных, хозяйственных и социальных целей университета. Принятое раз и навсегда решение о передаче земель в собственность может решить проблему на веки вечные — нужна политическая воля. Найдется ли? Это на самом деле главный вопрос.

Вместо послесловия

В последний год особенно часто с самых высоких трибун говорится о том, что сельское хозяйство стало драйвером развития экономики в кризисный период. Это так. Растет урожайность, растет производство отечественных продуктов, тракторов и комбайнов. Происходит, не без проблем, но происходит реальное импортозамещение. Аграрный комплекс накануне серьезной технологической революции, которая позволит сделать Россию одним из центров продовольственной политики мира. И в этот момент губить «родильный дом» будущих специалистов?

Буквально на днях в Минсельхозе состоялось обсуждение проекта «Прогноза научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года», заказанного Минсельхозом России Высшей школе экономики. Заметим, не аграрным вузам, а совершенно «асфальтовому» научному центру. По оценкам нескольких академиков РАН, этот документ похож скорее на реферат. Одно из направлений прогноза — разработка «технологий производства синтетических продуктов питания, в том числе из отходов химического сырья…» Это при десятках миллионов гектаров неиспользуемых сельхозугодий! Но коллегия научно-технического совета министерства работу одобрила, что повлечет оплату данного произведения (60 страниц — менее пачки бумаги) в сумме (по данным сайта госзакупок) — около 20 млн рублей. От 300 до 400 тысяч рублей за страницу. Из бюджета ведомства.

Впрочем, это тема для другой статьи.

Игорь Абакумов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение