Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

Талыш не слышит выстрелов

Корреспондент “Ъ” побывал в селе, которое временно обходится без войны

от

Перемирие, установившееся в Нагорном Карабахе 5 апреля, за редкими исключениями поддерживается по всей линии соприкосновения. Специальный корреспондент “Ъ” ИЛЬЯ БАРАБАНОВ побывал в самой северной точке республики — селе Талыш, куда азербайджанские военные зашли, но закрепиться в нем не смогли.


Село Талыш — самая северная точка Нагорного Карабаха. От города Мартакерта, который все дни, что шли боевые действия, находился под обстрелом, сюда надо ехать около 30 км. В ночь на 2 апреля, когда ситуация в зоне конфликта резко обострилась, в Талыш зашла группа азербайджанских военных, но закрепиться в населенном пункте не смогла. Позже здесь были сделаны фотографии с телами трех убитых мирных жителей — это были местные пенсионеры, отказавшиеся от эвакуации. После заключения 5 апреля перемирия в руководстве армии обороны НКР заявили, что периодические нарушения договоренности о прекращении огня происходят именно здесь.

Пока мы едем в Талыш, навстречу по трассе в направлении тыла движутся танки и грузовики, груженные домашней утварью. Жители села, не слишком веря в длительность перемирия, стремятся использовать тихое время, чтобы вывезти свои вещи.

На въезде в Талыш стоит сожженная машина, у обочины лежит убитая корова. «Не стреляют со вчерашнего дня»,— говорит один из дежурящих тут солдат.

— Три дня в нашем подвале под бомбами сидело пять человек, но наша армия нам помогла, позавчера смогли выехать, а сегодня вернулись за вещами,— рассказывает 60-летняя Эльмира Багирян, покидающая Талыш.— Перевозим все имущество в Степанакерт, потому что сейчас, конечно, объявили перемирие, но кто знает, надолго ли оно.

На центральной улице соседствуют дома, не восстановленные после войны 20-летней давности и разрушенные уже в эти дни. Во дворе одного из них трое солдат помогают хозяину выносить вещи. Рядом со стиральной машиной, холодильником и детской коляской спят три поросенка. Окна дома прикрыты металлическими щитами, полы в здании завалены осколками. Хозяин дома, представившийся Арамом, показывает баню, в которую угодил снаряд. Под обломками лежит искореженный детский велосипед.

— Мы сидели в подвале с женой, невесткой и тремя детьми, младшему из которых было четыре месяца,— рассказывает Арам.— Как только чуть стихло, отправил семью к родственникам, а сам разбираюсь, что еще можно вывезти.

— А почему не хотите остаться, перемирие ведь?

— А вы посмотрите вокруг,— разводит он руками.— Как тут теперь жить?

Через дорогу от его дома снаряд разворотил стену ангара с грузовиками. Во дворе еще одного разбомбленного здания что-то жарят на костре военные и настойчиво просят их не фотографировать: передовая совсем рядом. Банкетный зал, в котором отмечали все праздники, разбомбили в последний день, когда велись активные боевые действия, 4 апреля. Неподалеку от дома, где были найдены убитыми местные жители, неестественно изогнувшись, лежит посреди дороги еще одна корова. Осколком снаряда ей снесло половину черепа. Тела погибших людей уже вывезли, а заниматься погибшими животными пока некому. Поднимая столб пыли, по сельской дороге проносится очередной танк. Из-за угла неожиданно показалась группа из 30–40 военных и полицейских — это следственная группа во главе с премьер-министром республики Араиком Арутюняном приехала оценивать ущерб.

— До начала боевых действий в Талыше проживало около 600 человек. 570, если быть точным,— говорит глава сельской администрации Вилен Петросян.— Сегодня тут остается около 50 человек, которые еще не уехали.

Артиллерию, по его словам, он слышал последний раз утром 5 апреля. Но как только мы договорили, из-за горы слышится одиночный залп и пулеметная очередь. Военные начинают суетиться и советуют на всякий случай поскорее покинуть Талыш.

В Министерстве обороны Армении в среду сообщили о гибели двух военнослужащих после заключения перемирия. МИД Армении и Министерство обороны Азербайджана также заявили, что договориться о перемирии удалось после переговоров в Москве, в которых принимали участие начальники генштабов двух стран. «Россия оказалась в двойственном положении,— заявил заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян.— С одной стороны, она посредник по минской группе ОБСЕ по Нагорному Карабаху, с другой — с учетом того, что события были не против Армении, а против Нагорного Карабаха, она, можно сказать, не считала себя обязанной реагировать».

Комментарии
Профиль пользователя