Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Патриотизм — последнее прибежище экологии

Российские защитники природы хотят заместить импортных

Экологическая палата России (НКО, созданная бывшими депутатами Госдумы) вчера попросила власти страны "импортозаместить" влиятельные организации "WWF России" и Greenpeace. По мнению представителей палаты, экологическое движение в стране должно быть прежде всего патриотически настроенным — действовать так, чтобы не мешать российской промышленности и бизнесу. Зеленые патриоты уже заручились серьезной поддержкой: зампред ЦБ Александр Торшин обещал рассмотреть их предложения, а писатель Захар Прилепин обнадежил помощью "литературного спецназа".


Экологическая палата России создана в 2013 году на президентский грант в размере 2,2 млн руб.: средства выданы движению "Зеленый век" на подготовку площадки для дискуссий по природоохранной тематике. Руководителями зеленой структуры стали бывшие депутаты Госдумы Владимир Семенов и Владимир Коптев-Дворников. Вчера палата в соответствии с поставленной задачей провела в столичном "Президент-Отеле" дискуссионное мероприятие под названием "Форум "Зеленый патриотизм"".

"Сегодня мы формируем новую повестку дня для современной России — экологический патриотизм как основу национальной идеи",— поприветствовал собравшихся бизнесмен Владимир Семенов. Он призвал коллег противостоять западному подходу к экологии, который "базируется на таких столпах, как постмодернизм, антиглобализм, радикальный феминизм, зеленый анархизм, антиклерикализм". Такой подход, по его словам, позволяет европейцам критиковать российскую промышленность за нарушения экологических стандартов и одновременно молчать по поводу "убийства жирафа Мариуса в зоопарке Копенгагена". "Показательно, как утилитарная цивилизация жесточайшим образом перемалывает божье творение и превращает его в ничто",— посочувствовал жирафу господин Семенов.

Глава "Зеленого века" посетовал, что сейчас российские власти сотрудничают с критикующими их организациями: "К сожалению, многие наши зарубежные коллеги из Greenpeace и WWF ведут себя не как партнеры, а, наоборот, как заклятые друзья. Они получают внутреннюю информацию Минприроды и используют ее для критики важнейших инфраструктурных проектов государства. Так и просится сказать — не сестра ты мне, а ехидна!"

"Большая часть экологических проектов в России и других странах финансируются из-за рубежа и имеют яркий негативный оттенок",— поддержал коллегу сопредседатель Экологической палаты Вадим Петров. Его возмутило, что в России действуют зеленые организации, которые "ставят целью не экономическое развитие страны, а защиту природы".

Зампреда Центробанка, экс-сенатора Александра Торшина представили собравшимся как одного из создателей Экологической палаты, но сам он скромно пояснил, что всего лишь "стоял в стороне". Он пожаловался, что российские СМИ не пишут о позитивных экологических изменениях, которые происходят в стране: "Вот я поехал недавно в Торжок, смотрю налево-направо по дороге, и если исключить брошенные дома, то не так уж и мусорят вдоль обочин". "Раньше остановишься посмотреть, как ландыши растут,— лирично продолжил зампред ЦБ.— А везде-везде мусор, покрышки брошенные, химия. Сейчас гораздо чище стало, хотя еще не так идеально, как в Белоруссии". Он заверил членов Экопалаты, что готов к диалогу, и пообещал рассмотреть предложенные зелеными инициативы по развитию "экологического банкинга".

Писатель Захар Прилепин рассказал, что экологические проблемы коснулись его непосредственно:

— Я провел юность в Дзержинске, где был завод — крупнейший химический гигант.

— Вам сильно не повезло,— сочувственно перебил писателя Александр Торшин, но не угадал.

— Я не согласен! — возмущенно заявил Захар Прилепин.— Действительно, с началом так называемой перестройки Дзержинск начал периодически, если не сказать постоянно, попадать в новостную повестку как самый грязный город Европы. Но это неправда, это был определенный политический заказ на уничтожение предприятий, которые далеко не такой уж вред приносили городу.

Тогда-то господин Прилепин, по собственному признанию, и понял, что экологическая тематика может использоваться и в корыстных целях. "В том самом Дзержинске мы в юности купались в реке и ловили рыбу, а вот в Париже и Берлине никто не купается уже лет тридцать!" — победно заявил он Александру Торшину (стоит отметить, что в Париже недостаточно водных ресурсов, поэтому жители ездят купаться в пригороды, а вот в Берлине есть немало пляжей в черте города.— "Ъ").

"Задача истинно патриотического экологического сообщества — это задача не только зеленая, но и политическая,— сделал вывод Захар Прилепин.— И если у вас дело начнет ладиться, то я готов подвести литературный спецназ и всячески помогать".

В течение следующего часа прозвучало немало патриотических предложений. Так, председатель движения "Зеленые пионеры" Константин Курченков громко взывал к собравшимся "высадить наш Лес Победы в Америке". "Мы готовы приехать в Данию с общественной проверкой массового убийства дельфинов!" — припугнул он. "Экстремист!" — раздался в зале восхищенный женский шепот. После этого господин Курченков похвастался, что недавно его задержали в Москве полицейские, когда он приехал инспектировать вырубку дубов в Тимирязевском парке. "Министр Колокольцев с нами Лес Победы сажал, а потом мне штраф выписали, как будто я незаконно митинговал",— посмеялся лидер "Зеленых пионеров". Но потом посерьезнел и предложил обратиться к "мудрому руководству МВД" с просьбой внести такие поправки в законодательство, чтобы экологов-патриотов больше не принимали за митингующих оппозиционеров.

"Лично я отношусь к Greenpeace и WWF совершенно нейтрально,— заверил "Ъ" по окончании форума Владимир Коптев-Дворников,— хотя у моих коллег может быть и другое мнение. Но я недоволен тем, как эти организации работают в России. Сейчас такая позиция у нас в стране, что мы хотим произвести импортозамещение. Вот и в экологии, наверное, тоже".

Александр Черных


Директор WWF России Игорь Честин:
Наша организация является полностью российской — это мы платим взносы Всемирному фонду дикой природы за право использовать на территории России их название и логотип. На нашем сайте есть список шести учредителей WWF России — все они граждане РФ и не последние.

Я, кстати, не знаю, кто является учредителями тех организаций, которые нас критикуют. Но хочется пожелать этим коллегам тратить время не на разборки внутри экологического сектора, а на решение конкретных проблем.

Пресс-секретарь Гринпис России Халимат Текеева:
Извините, я сейчас не могу дать комментарий, мы тушим торфяник под Иркутском.

Иван Блоков, директор по программам Гринпис России:
Полтора года назад новое правительство Индии высказало похожие обвинения против наших коллег — мол, Гринпис действует в чужих интересах и мешает стране. Даже хотели запретить организацию — но индийский суд не дал этого сделать. Судьи заявили, что правительство не всегда право, и что НКО имеют право критиковать действия властей.

Так что мы привыкли к подобным обвинениям, относимся к ним с юмором. Организатором мероприятия интересно будет узнать, что несколько лет назад шеф НАТО обвинил Гринпис в помощи ФСБ. Власти Австралии тоже заявляли, что мы действуем в российских интересах, когда наши коллеги протестовали против захоронения ядерных отходов.

Что касается финансирования — мы существуем исключительно на пожертвования, причем их выделяют не на какие-то конкретные проекты, а организации в целом.

По поводу критиков — надо смотреть на конкретные результаты работы. У нас в стране есть проблемы с экологией, которыми мы занимаемся. И даже «патриотические» экологи не смогут сказать, что какой-то из этих проблем не существует.


«Коммерсантъ» считает необходимым исправить досадную ошибку Захара Прилепина и подсказать ему и читателям несколько мест для купания в столицах Франции и Германии.

Действительно, Париж беден водными ресурсами — в черте города практически нет водоемов, кроме Сены. На набережных в центре Париже ежегодно организуется городской пляж, но там можно лишь загорать — штраф за купание составляет €15. Впрочем, это наказание не пугает членов сообщества парижских нудистов, которые нередко плещутся в городской реке.

Мэр города Анна Идальго обещала исправить нехватку открытых мест для купания в городе если Париж станет столицей Олимпиады-2024. В олимпийской заявке указано, что плавательный этап триатлона должен пройти в водах Сены. Стоит отметить, что с 1986 по 1996 год, а также с 2007 по 2009 год, в 2010 и 2012 годах в Сене регулярно проходили плавательные этапы соревнований по триатлону. А в 2001 году столица Франции принимала чемпионат мира по спортивной ловле рыбы.

Кроме того, все в двух часах езды на электричке от Парижа находятся пляжи Бретани, куда многие французы отправляются на летний отдых даже охотнее, чем на жаркий юг страны.

Жителям Берлина больше повезло с ландшафтом. Каждое лето горожане купаются в озерах на юго-западе города, а также в многочисленных открытых бассейнах. Так, на реке Шпрее бассейн расположен на специальной барже. Полный список мест, пригодных для водного отдыха под открытым небом, указан на сайте города.

Галина Дудина, Александр Черных




Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение