Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Музеефикация "Золотой маски"

Объявлены победители российской театральной премии "Золотая маска". Награды, в том числе и в оперных номинациях, в этом году получили консервативные постановки.


Все оперные "Маски" нынешнего сезона распределились между двумя очень хорошими и одним очень крепким спектаклями, поставленными в двух московских театрах. Симфоническая по масштабам и качеству "Хованщина" и камерная, холодная "Медея" театра Станиславского и Немировича-Данченко заслужили награды в номинациях "Лучший спектакль", "Лучший режиссер" и "Лучшая женская роль" ("Маски" режиссеру Александру Тителю и главной героине "Медеи" Хибле Герзмаве соответственно). Дирижерская и мужская "Маски" ушли в театр "Новая опера" (Андрею Лебедеву и Алексею Татаринцеву за работы в спектакле "Ромео и Джульетта" Гуно в постановке Бернара Арну). На этом официальные призы закончились. Два серьезных спектакля Пермского театра оперы и балета — "Сказки Гофмана" и "Дон Жуан" (как ни относись к его азартному режиссерскому решению, моцартовская работа Теодора Курентзиса из разряда событийных), еще одна пермская оперно-балетная новация "Оранго. Условно убитый" (мировая сценическая премьера двух партитур Шостаковича), сенсационная екатеринбургская "Сатьяграха" (первая постановка оперы Филипа Гласса в России), две части оперного цикла "Сверлийцы" композиторов Владимира Раннева и Бориса Филановского, представляющие совсем новый по духу и форме оперный театр в России, вместе с челябинскими, самарскими и петербургскими спектаклями остались без наград. Что само по себе не скандал — "Масок" мало, и сильный конкурс только подчеркивает важность премий. К тому же "Сатьяграха" все же получила спецприз и приз критики.

Хорошо видно, что в этот раз оперные награды "Золотой маски" распределились не столько неловким (награждены действительно сильные постановки), сколько предсказуемым образом. Это позволяет делать выводы об основной проблеме премии: слишком очевидные результаты, когда понятно, что самые новаторские вещи, меняющие театр и взгляд на него, наград ни за что не получат, могут рано или поздно поставить под сомнение значение конкурса.

Хрупкий баланс новаторских и академических событий, экспериментальных и мейнстримных языков и решений, который в последние годы не только составлял существо русского оперного театра, но и отражался на итогах работы масочных экспертных советов и жюри, теперь под большим вопросом. Сегодня жюри, не только идущее по консервативному пути, но и контролируемое Минкультом (он теперь влияет на выбор кандидатур), к тому же просто впервые в жизни встречающее нетривиальный оперный театр во время фестиваля (что серьезно понижает уровень его коллективной компетенции), как будто говорит публике о том, что все выбивающееся из мейнстримного, академического театрального канона должно отправиться в андеграунд, в лучшем случае — в номинацию "Эксперимент".

Так, несмотря на то, что композиторская "Маска" очень важна — других крупных национальных премий в профессии просто не существует,— жюри и здесь проявило строгость. Мало того что Раннев и Филановский не получили "Масок" (приз достался автору крепкого балета "Герой нашего времени" Илье Демуцкому), "не оперным театром", а "экспериментом" как будто пытаются назначить примерно половину событий живого театрального процесса. Если это произойдет, количество непредсказуемости в нем, безусловно, пойдет на спад. Хотя, конечно, не в одной "Маске" дело, но и она — необходимая часть структурной поддержки свободного художественного многообразия современного, не музейного театра.

Юлия Бедерова


Рубрику ведет Мария Мазалова


Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение