Коротко


Подробно

«Главное — не изобретать велосипед»

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

1. Как вы оцениваете результаты 2015 года и перспективы 2016-го? Что изменилось в структуре и деятельности вашей компании? Какими способами боретесь с кризисом?

2. Работает ли, на ваш взгляд, импортозамещение в ИТ?


Сергей Корнеев, президент ГК «Техносерв»:

1. Сегодня на ИТ-рынке побеждает тот, кто может предложить интеллектуальные услуги и собственные продукты. Под эти вызовы рынка мы меняем свою бизнес-модель. В частности, в прошлом году запустили инновационный центр в «Сколково», куда перевели команды по разработке собственных продуктов (около 120 человек). Из них создана новая компания «Технософт», в портфеле которой уже 15 готовых продуктов и пять — на стадии бета-тестирования. Наряду с этим мы сохраняем партнерство со всеми ведущими вендорами.

2. В этом направлении на рынке началось заметное оживление: западные производители тем или иным образом занимаются локализацией производства в России. Заметно вырос интерес к решениям open source — прежде всего, у организаций, попавших под санкции, но и не только. Таких решений стало намного больше во всех областях, а риски их внедрений снизились.

Степан Томлянович, гендиректор «ФОРС-Центр разработки»:

1. Общими итогами года довольны: заработали почти на 30% больше, чем год назад. В текущем году полного восстановления рынка не ждем, но и более глубокого падения, надеюсь, избежим.

2. Я считаю, некоторые преференции у российских разработчиков ПО и оборудования на внутреннем рынке должны быть. По крайней мере, в тех сегментах, где импортозамещение возможно. У клиентов будет более широкий выбор, но это должен быть свободный выбор самого клиента. Однако экономически оправданное импортозамещение в ИТ, на мой взгляд, не может быть полным. Отечественный ИТ-рынок не слишком велик, а создание конкурентоспособных ИТ-продуктов требует миллиардных инвестиций.

Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК «АйТи»:

1. Планирование на 2015 год мы проводили очень консервативно. Однако «АйТи» все же показала рост выручки, пусть и незначительный. Причем во многом его обеспечили собственные программные продукты компаний группы. Думаю, что в 2016 году ситуация с ИТ-расходами в корпоративном секторе принципиально не изменится. Поэтому мы ведем активные действия по выводу некоторых своих продуктов на глобальный рынок.

2. Да, мы ощущаем, как растет интерес со стороны заказчиков к российским технологиям и продуктам. Они действительно изучают возможность замены западных ИТ-продуктов на отечественные. Законодательные преференции российскому ПО еще не заработали в полной мере, а преференции в головах наших компаний, считавших, что западные ИТ априори лучше российских, уже перестают быть такими жесткими. Уверен, что в 2016 году мы увидим много крупных ИТ-проектов на российских технологиях.

Георгий Генс, президент группы компаний ЛАНИТ:

1. ЛАНИТ растет. Растет быстрее рынка (который фактически стагнирует). У нас довольно большой портфель реализуемых проектов федерального масштаба, а также собственных разработок. Например, в 2014 году мы запустили производство мобильных устройств под маркой IRBIS, и в конце 2015 года по количеству проданных планшетов IRBIS вошел в первую пятерку производителей.

2. Задача импортозамещения — не вытеснить с рынка все иностранное, а увеличить число отечественных разработок и организовать производство внутри страны. Мы можем это сделать, особенно в области программных решений open source. Другое дело — производство оборудования. Сколько раз мы считали, и всегда получалось, что при нашей системе налогообложения производить в России обойдется дороже, чем привезти. Поэтому в первую очередь государство должно создать условия для реального импортозамещения: упростить систему налогообложения, снять административные барьеры и т. д.

Борис Бобровников, гендиректор компании «Крок»:

1. Мы модернизировали свое предложение — включили в вендорский портфель новых российских, азиатских и open source производителей. Занимались внутренней эффективностью. В частности, в начале 2016 года в качестве ERP внедрили у себя 1C — как велит новое законодательство. И в 2016 году надо делать то же самое, если уж ты решил продолжать свой бизнес.

2. Термин «импортозамещение» я считаю политическим и не имеющим никакого отношения к бизнесу, однако он, безусловно, влияет на российский ИТ-рынок. Например, увеличилось число проектов, в которых используются технологии азиатских и российских вендоров. Но до полного вендорозамещения далеко — в стране нет денег для инвестиций в новые продукты. Главное — не изобретать велосипед. Можно взять китайский, корейский, японский, русский. И понять, куда на этом велосипеде ехать и как быстрее доехать.

Антон Заяц, директор по развитию бизнеса SAS Россия/СНГ:

1. Год был непростым, но выручка SAS в России выросла на десятки процентов. Кризис продолжается, компании и дальше будут ужесточать условия работы с поставщиками, но наши инструменты в некоторых отраслях уже стали стандартом аналитики де-факто. Продвигаемся и в новые отрасли, например в ритейл.

2. Я думаю, и бизнес, и власть понимают, что быстро и полностью заместить импортное ПО невозможно. Наши сложные аналитические ИТ-решения разрабатывались не один десяток лет, они опираются на опыт сотен проектов в ведущих компаниях мира. SAS начинала «с гаража», а теперь входит в число лидеров рынка. Аналоги есть практически для любых ИТ-решений, но и между аналогами бывает большая разница.

Шамиль Шакиров, президент компании «Ай-Теко»:

1. Высокие кредитные ставки, беспрецедентная волатильность на валютном рынке, сокращение корпоративных ИТ-бюджетов и повышение конкуренции — таковы рыночные реалии 2015 года. Но все же мы добились роста. Полностью оправдали себя сделанные несколько лет назад инвестиции в создание собственных решений и новых сервисов. В частности, мы завершили разработку собственной облачной платформы и платформы корпоративной виртуализации, развернули их в своем ЦОДе и даже внедрили у крупного заказчика.

2. Безусловно, импортозаместительный эффект есть. Заказчики, начинающие новые проекты, уже делают это с осторожным намерением использовать отечественные ИТ-продукты. Но о масштабном эффекте говорить рано — на замещение по некоторым направлениям могут уйти годы. Поэтому в качестве промежуточного этапа могут появиться «квазиотечественные» продукты.

Сергей Сульгин, президент компании MAYKOR:

1. Отрезвление на рынке наступило еще в 2014 году. Так что в 2015 году было не до бизнес-экспериментов, главными стали вопросы сохранения прибыльности и обеспечения компании контрактами на несколько лет вперед. Вкупе с программой повышения внутренней эффективности эти действия позволили нам пережить очередной кризисный год в относительной стабильности.

2. Ключевой потребитель ИТ в стране — госсектор, поэтому ИТ-рынок в целом и сегмент аутсорсинга в частности не может не учитывать политику импортозамещения в стратегии своего развития. Мы наращиваем экспертизу по российским ИТ-продуктам, но резкого повального перехода на отечественные решения я не жду — это долгосрочная перспектива даже для госсектора.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение