Коротко


Подробно

Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ   |  купить фото

«Увольнения и скрытая безработица вынуждают людей выходить на улицы»

Россияне стали чаще протестовать

С лета прошлого года число трудовых протестов в стране выросло почти вдвое. К такому выводу пришли эксперты Центра экономических и политических реформ. На основе сообщений СМИ они составили доклад о конфликтах, связанных с трудовыми отношениями. Всего за первые два месяца этого года в 57 регионах страны произошло более 130 случаев таких протестов. К наиболее проблемным эксперты отнесли семь субъектов. Это Самарская, Кировская, Челябинская и Свердловская области, Пермский край, Забайкалье и Хакасия. Примерно половина забастовок и пикетов была вызвана задержками зарплаты. Еще четверть митингов произошла из-за массовых увольнений на предприятиях. Также в числе причин протестов — сокращение рабочего дня и ухудшение условий труда. Директор Института стратегического планирования и прогнозирования Александр Гусев ответил на вопросы ведущей «Коммерсантъ FM» Оксаны Барыкиной.


— Вы согласны с тем, что число трудовых протестов действительно растет?

— Да, я абсолютно с этим согласен. Более того, есть динамика активности протестов и трудовых коллективов и населения за последние два года, по сути дела. Если в 2015 году по сравнению с 2014-м рост составил около 40%, то за 2015-2016 годы, вы абсолютно правы, активность протестных движений увеличилась практически в два раза, по сравнению с 2014 годом. Поэтому, конечно, ситуация экономическая очень непростая в стране. По данным Минтруда только за последние два года было сокращено порядка 630 тыс. работников на более чем 2,5 тыс. предприятий по стране. Конечно, цифра эта, мне кажется, в значительной степени занижена. Количество уволенных и сокращенных работников, и работников, которые работают не полный рабочий день, гораздо выше, плюс скрытая безработица — все это вынуждает людей выходить на улицы и выражать свое недовольство внутренней политикой властей.

— А почему именно эти области? Там больше всего производства, или эти области беднее остальных?

— Собственно данные Центра экономических и политических реформ об этом свидетельствуют, что, в основном, это промышленные регионы — и Самарская область, и Свердловская и Челябинская — это промышленные центры России. Я напомню, что Самарская — это Тольяттинский автомобильный завод, где прошло достаточно серьезное сокращение людей на производстве. Что касается Свердловской области, там около 9 тыс. людей, которые только в этом году потеряли работу. В Челябинской области около 6,5 тыс. Поэтому это в основном те регионы, где промышленный потенциал достаточно серьезный. Много бюджето- и градообразующих предприятий с высокой численностью работающих. Собственно, это основные причины, конечно.

Есть регионы, где, может быть, мне возразят, нет большого количества предприятий промышленных, но я не соглашусь. В основном выходят люди, озабоченные тем, что им элементарно не платят зарплаты. Я напомню, что задолженность только по зарплате на настоящее время составляет около 3,5 млрд руб. Это очень серьезно по стране. И мне кажется, что ситуация в этом году мало изменится в лучшую сторону.

— Когда в последний раз подобная ситуация в стране была?

— Кризис 2008 года. Я не беру конец ХХ века. Особенно 1998 год, 1990-е годы — та ситуация была просто катастрофическая, да никто и не считал, сколько работников потеряло работу или работают не полный рабочий день, увольнения были просто катастрофические. Если говорить о новейшем времени, о ХХI веке, как мы говорим, то здесь кризисы повторялись достаточно часто, в короткие периоды кризисов, преимущественно это 2008-2009 год.

— В 2008 была такая ситуация, не легче?

— Нет, ситуация была помягче, потому что там была еще подушка экономической безопасности, наработанная страной в период с 2004 по 2007 год, тогда ситуация была не такая критическая как сейчас. Но и власть допускает ошибки. Необходимо отметить, что ситуацию с «Платоном» мы же все помним, когда в десятках регионов дальнобойщики перекрывали дороги, вышли на протестные движения.

— Плюс еще девальвация, я так понимаю, в этот кризис.

— Конечно. Здесь целый ряд внутренних проблем. Есть и внешние проблемы, связанные, прежде всего, с беспрецедентным падением цены на нефть, в целом на углеводороды. И, конечно, доходная часть бюджета в значительной степени сокращена, мы же понимаем. Если говорить в долларовом выражении, то она сокращена примерно на 40%. А где взять деньги? Ресурсы ограничены, плюс санкции западных стран, Соединенных Штатов и их партнеров.

— Понятно. И контрсанкции, соответственно.

— Контрсанкции — это все тоже влияет, конечно. Мы наложили целый ряд запретных мер, достаточно тяжело входим в импортозамещение. Тут много проблем, на самом деле. Но, мне кажется, что главная ошибка в том, что народ все-таки необходимо поддерживать, власть не должна забывать. А сейчас на фоне подготовки к очередным выборам в Государственную думу это особенно важно, потому что народ будет голосовать ногами, народ будет голосовать протестами. И в этом отношении власти нужно задуматься.

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение