Коротко


Подробно

Фото: Geert Vanden Wijngaert / AP

«Сегодняшние события изменят весь спектр настроений жителей Европы»

Полиция нашла в бельгийском аэропорту бомбу и три пояса смертника

Жертвами терактов в бельгийском метро стали не менее 10 человек. Там сработали до четырех бомб, транспортная система закрыта. Ранее утром при взрывах в аэропорту Брюсселя погибли 17 человек, около 30 получили ранения. По данным местных СМИ, взрывное устройство в воздушной гавани привел в действие террорист-смертник. Также, по данным журналистов, местная полиция обнаружила еще три пояса смертника и не сработавшую бомбу. Журналист-фрилансер в Бельгии Елизавета Дмитриева рассказала подробности ведущему «Коммерсантъ FM» Марату Кашину.


— Что вам известно к этой минуте? Я понимаю, что агентства постоянно передают новую информацию, но вы находитесь там, возможно, вам известно больше.

— Вы знаете, у меня сейчас такое состояние немножко нервное. Потому что сегодня с утра мы собирались с семьей улетать из аэропорта, и за час до того, как мы вышли из дома, собственно, мы узнали о взрывах в аэропорте. Естественно, все полеты отменены. После этого последовали взрывы в центре. Мы живем недалеко от европейского квартала, метро Шуман и метро Мальбек — это два пересадочных хаба, как известно, где очень много людей, работающих в институтах, на Европейскую комиссию, парламент и Совет, едут с утра на работу. Довольно страшная ситуация, потому что непонятно, откуда еще ожидать ударов. Но, как известно, в Брюсселе уже несколько месяцев, после парижских атак, на всех улицах стоят, где есть какие-то важные объекты, стоят мобилизированные солдаты, абсолютно вооруженные, и патрулируют город. Также это происходит в аэропорту.

— Елизавета, вот ответ на ваш вопрос, откуда можно ждать следующих ударов. Только что агентство сообщило, что Южный вокзал Брюсселя эвакуируют после взрывов в аэропорту и метро. Возможно, были какие-то звонки или подозрение, что там тоже могут быть взрывы, Южный вокзал далеко от вас, он большой?

— Южный вокзал, да, это довольно далеко от меня, это важный вокзал в городе, как и Северный вокзал. Думаю, что будут поступать новости о возможных ударах отовсюду, во всех стратегических точках города. Поэтому неизвестно, насколько эффективно работает эта система защиты города, потому что солдаты стоят, но, тем не менее, в аэропорту нет никаких металлодетекторов, любой человек может проходить свободно.

— Сейчас в городе объявлен четвертый наивысший уровень террористической угрозы, что это предполагает? Работают ли предприятия, учреждения, кафе, рестораны, много ли людей на улице сейчас или улицы опустели, что происходит в Брюсселе, расскажите.

— Вы знаете, на улицы сейчас пытаются люди не выходить, поступили сведения из СМИ, что советуют местные власти не покидать дома, не ехать на работу, не использовать публичный транспорт. Что значит четвертый уровень опасность? Он уже был введен в Брюсселе, это значит, что количество солдат на улицах возрастает, это значит, что публичный транспорт советуют использовать по-минимуму. Тем не менее, люди ходят на работу, жизнь в городе продолжается. Здесь не привыкли люди к каким-то экстренным опасным ситуациям, как, скажем, в Москве после взрывов тоже в аэропорту Домодедово. И здесь не привыкли проходить через металлодетекторы на входе в большие в магазины, вокзалы, аэропорты.

— Не привыкли?

— Нет. Тут все относятся к этому даже с такой долей юмора. Я не знаю, по крайней мере, так относились после Парижа. После Брюсселя я не знаю, что будет сегодня. Мы продолжаем следить. Я поговорю с людьми сегодня.

— Я правильно вас понял, после парижских терактов жители Брюсселя относились к мерам безопасности с юмором?

— Да, безусловно. Естественно, первое время после терактов все были в ужасе. Тем не менее, я хожу на занятия по французскому языку, у нас закрывали школу несколько раз, никто этого всерьез не воспринимал. Нам преподаватели просто смеялись и говорили: «Ну да, ну вы понимаете, конечно, нас что ли будут бомбить?». Но, тем не менее, приходится отменять уроки.

— Тогда я не удивляюсь уже сообщениям о том, что брюссельская полиция, оказывается, знала о том, что готовятся теракты, но они не были в курсе, где и когда, поэтому ничего не предпринималось. Вот сейчас сообщения поступают о том, что европейские аэропорты усиливают меры безопасности, это касается Парижа, Рима, скажите, что с брюссельским метро, правда, что оно все закрыто сейчас?

— Сейчас вход в метро закрывается. По крайней мере, это то, что я слышала. Я не могу подтвердить это на собственном опыте, потому что я не в метро. Но да, скорее всего да, метро закрывается. Насколько я помню, после парижских атак метро тоже было закрыто на несколько дней. Это абсолютно, я думаю, что это входит в план четвертого уровня опасности.

— Премьер Швеции назвал теракты в Брюсселе атакой на демократическую Европу. Мы продолжаем следить за новостями, поступающими на ленты. Франсуа Олланд созвал в Париже экстренное совещание после взрывов в Брюсселе. А в самом Брюсселе какие-то экстренные совещания проводятся сейчас, знаете ли вы об этом?

— Прямо сейчас проходит пресс-конференция, на которой сообщают о количестве раненых и погибших при взрывах и о том, какие меры будут введены в городе на ближайшие часы. Нужно еще сказать по поводу обстановки в Брюсселе, вот я прямо сейчас слышу, как сирены полицейские, не прекращая, звенят на улицах. Это происходит уже примерно с прошлой недели, с операции, в результате которой Абдеслам Салах был пойман, главный подозреваемый в парижских терактах.

— Расскажите, пожалуйста, Елизавета, по вашим наблюдениям, много ли беженцев в Брюсселе, и как они проживают там — компактно или они как-то распределены по всему городу?

— Ну, вы знаете, не очень просто отличить беженцев от мигрантов, от тех, которые уехали из своих стран по собственному желанию. Тем не менее, общее впечатление о нахождении людей из азиатских или африканских стран — довольно большое количество, все об этом говорят, особенно в центре очень много людей, традиционно из Марокко, из Сирии сейчас прибывают. По поводу условий их размещения и как они живут, я сказать не могу, потому что этим я не занимаюсь и не видела. Но, тем не менее, они есть. Центры помощи беженцам работают в Брюсселе, значит и спрос на это дело есть.

— Елизавета, поступила новость о том, что движение всего общественного транспорта полностью перекрыто в центре Брюсселя в связи со взрывами, и всем дано распоряжение возвращаться в депо, сказал агентству водитель одного из автобусов. Ну и, видимо, сейчас исторический центр Брюсселя опустеет, наверное, туристы разойдутся по гостиницам.

— Да, безусловно. Вы знаете, вообще бывает такое в Брюсселе, и в последнюю неделю можно было наблюдать, в центре просто перекрываются улицы, перекрываются какие-то кварталы, почему — естественно, никто не сообщает. Но, можно догадаться, что район Моленбек, где живут, как сообщается, люди, которые могут быть причастны к террористически актам, находится буквально в нескольких минутах ходьбы от парижского центра, от центральных улиц Брюсселя. Поэтому все тут близко, это очень маленький город.

— Вы общаетесь с местными жителями, с людьми, живущими в Брюсселе, скажите, у них вызывает беспокойство то, что именно в их городе, например, задержан организатор парижских атак, что там есть такие поселения, где очень много беженцев, среди которых могут быть террористы?

— Отношение местных двойственное. Потому что, с одной стороны, все возмущаются: как же так, Брюссель – центр Европы, столица политической, экономической Европы, и здесь же можно найти вот этих людей, которые, возможно, имеют отношение к каким-то ужасным поступкам. С одной стороны, это возмущение.

С другой стороны, было до сегодняшнего дня четкое распространенное мнение о том, что, раз уж они здесь, то уж, очевидно, дома никто бомбить себя не будет. Брюссель – это самое безопасное место именно потому, что здесь живут эти люди, которые могут поехать в Париж, а через три часа в Лондон и так далее. Все мировые столицы здесь, рукой подать до них, условно говоря. Но вот сегодняшние события, естественно, опровергают это мнение, и я думаю, что изменится весь спектр настроений брюссельских жителей и жителей Европы. Это довольно страшные времена, и невозможно предсказать, что можно ожидать.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение