«Никто не предполагал, что масштаб моего финансового “бедствия” будет таким серьезным»

Филипп Киркоров — о работе над песней для «Евровидения» и сольных концертах в Кремле

В прошедшие выходные канал «Россия» представил публике песню «You Are The Only One», с которой певец Сергей Лазарев выступит на конкурсе «Евровидение» в мае в Стокгольме. БОРИС БАРАБАНОВ встретился с продюсером номера ФИЛИППОМ КИРКОРОВЫМ и поговорил с ним о логике отбора песен для «Евровидения» и о его новом шоу «Я», которое поставил режиссер Cirque Du Soleil Франко Драгоне и которое будет представлено в Государственном Кремлевском дворце с 16 по 20 марта.

Певец Филипп Киркоров

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

— Когда страна готовит номер для «Евровидения», у нее фактически есть два варианта «месседжа»: «Мы такие, как все» и «Мы особенные». Почему ваша команда, готовя участников «Евровидения», всегда выбирает первый путь? Ведь номер Сергея Лазарева — это стандартный европейский поп, ничего национального и никакой провокации, того, что было, скажем, у «Бурановских бабушек».

— У меня вопрос: они победили?

— Они заняли второе место.

— В конкурсе «Евровидение» нет второго места. Приз только один, остальное — таблица голосования. Это не «Новая волна», не «Золотой Орфей». Моя российско-греческо-болгарская команда занималась подготовкой к конкурсу Елены Папаризу, Сакиса Руваса, Ани Лорак, Дмитрия Колдуна, Димы Билана (в 2008 году), сестер Толмачевых и других артистов — у нас хорошая кучность попадания в топ. Понимаете, послать можно кого угодно. Вот у Джамалы с Украины песня с таким национальным колоритом, с посылом, как им кажется, национальной беды. Это может быть интересно по содержанию. Но на этом конкурсе главное — результат. На мой взгляд, на сегодняшний день Сергей Лазарев — единственный в России исполнитель, который соответствует стандартам этого конкурса. Единственный из тех, кто еще не ездил. Вы считаете, нужно просить Лазарева использовать фольклор? На этом достаточно стандартном еврофоруме со времен Русланы (2004 год) не было победных результатов у песен с акцентом на фольклорную составляющую. Вы говорите о провокации, но где провокация в номере победителя прошлого года? А позапрошлого? Судя по тем номерам, которые представлены другими странами, в этом году все будут ориентироваться на победителя прошлого года, шведа, на его сценические решения, на его ритм. Победит что-то подобное, но при этом — самое оригинальное из подобного. В песне, написанной мной и соавтором из Греции Димитрисом Контопулосом для Сергея Лазарева, мы использовали ритм, грув, который никогда еще не был представлен на «Евровидении». Если посмотреть ритмическую основу композиций, которые побеждали, ни у кого такого ритма — двенадцать восьмых, шесть восьмых — еще не было.

— В номере Сергея Лазарева будут использованы визуальные решения, которые заявлены в клипе?

— Нет, хотя элементы видеомэппинга тоже будут присутствовать. Вообще, в рекомендациях участникам конкурса этого года имеется отдельная просьба: не использовать в номерах никаких конструкций, а пользоваться видеомэппингом. Вся видеоаппаратура предоставляется. Но я могу сказать, что в постановке, придуманной для Сергея, от него потребуется хорошая физическая подготовка, потому что все-таки мы повезем декорации.

— Видимо, психологические нагрузки тоже будут серьезные.

— За прошедший год в мире нас не стали любить больше, скорее наоборот.

— Вы жалеете, что в России сейчас нет национального отбора на «Евровидение», что участника просто назначает телевизионный канал—вещатель конкурса?

— Когда люди в нашей стране голосуют во время таких отборов или конкурсов, им иногда не хватает широты мышления. Они отправляют SMS за своих фаворитов, особенно это касается молодняка, у которого большие фэн-группы, но при этом совершенно не думают о конкурсе «Евровидение», на котором артист должен предстать с конкурентоспособной песней европейского уровня. В этой ситуации статусный исполнитель с «правильной» песней, представляющий страну, может проиграть. Хороший пример — Петр Налич. Лично я его обожаю, его музыка у меня в машине играет, и вообще у нас с ним день рождения в один день. В тот год, когда он поехал на «Евровидение» в Осло, публика на национальном отборе в России голосовала за него как за «что-то свежее». Возник вдруг на телевидении такой человек из подполья. Но «Евровидение» — это не его территория. Кажется, он сам к этому конкурсу отнесся спустя рукава и больший интерес проявил к норвежским фьордам, чем к самому конкурсу. Я считаю, в этом вопросе нужно ориентироваться не только на мнение народа, но и на мнение профессионалов, таких как Константин Эрнст или продюсерская команда телеканала «Россия» во главе с Олегом Добродеевым. Собственно, Добродеев в этом году и принял решение отправить Сергея Лазарева.

— Я прочитал ваше свежее интервью журналу GQ , там несколько раз используется понятие «империя Киркорова». Император в этом материале может быть и есть, но империи я там не увидел.

— Не думаю, что в этом материале был так уж необходим весь послужной список артиста Филиппа Киркорова. Империя — красивое слово. Но команда есть, это безусловно. Эта команда ведет отсчет своим достижениям от альбома Аллы Пугачевой «Не делайте мне больно, господа!» и концерта к ее дню рождения в «Олимпийском» 1998 года, который был первым в России трибьютом артисту. Следующим моим продюсерским проектом был мюзикл «Чикаго». С 2004 года пошли все наши «евровизионные» проекты. И конечно, все свои сольные программы начиная с 1990 года — от концертного шоу «Атлантида» и до предстоящей премьеры шоу «Я» — я всегда продюсировал сам. У меня нет желания создать какой-то продюсерский центр, подписывать контракты с артистами. Если бы я хотел пойти этим путем, я давно «раскручивал» ту же Анастасию Стоцкую, которая когда-то победила на «Новой волне» и играла в «Чикаго», и Ани Лорак, которая сама меня об этом просила. Но я не хочу брать на себя такую ответственность. Например, обзванивать радиостанции — это такое унижение, я это проходил. Это совсем не то же, что просить за себя. При этом я всегда подставлю им плечо. Или вот пример — концерт актера Данилы Козловского в Большом театре «Большая мечта обыкновенного человека». Он у меня не на контракте. Я просто помог ему. Да, у нас есть финансовые взаимоотношения, я вложился в это и буду стараться возвращать вложенное гастролями Данилы по России. Но о заработке я думал меньше всего. И делал это не как какой-то «продюсерский центр Филиппа Киркорова», а просто потому, что он мой друг. Деньги здесь на втором плане. Если Григорий Лепс в рамках своего центра сейчас продюсирует артистов и делает фестивали, значит, у него есть на это время и свободные финансы. У меня времени и свободных средств нет. Мы мое предыдущее шоу «Друgoy», поставленное в 2011 году, продолжали играть до прошлого года. И возили по всем площадкам страны, включая Дальний Восток, в неизменном виде, со всеми декорациями, в полном составе балетной труппы и музыкантов, без поправок на масштаб зала и возможности местных организаторов.

— С шоу «Я» все так же серьезно?

— Даже серьезнее. Наш гастрольный коллектив разросся с 60 до 90 человек. Один только фонтан, который будет использован в шоу, весит полторы тонны. Чтобы его поставить на сцену, нужен кран. В каждом городе. И так далее.

— Драматургической основой шоу «Друgoy» была тема одиночества артиста. Вы продолжаете рассказывать ту же историю?

— Мне в следующем году 50 лет. Состояние духа 25–30-летнего кучерявого юнца, рядом с которым главная женщина страны, осталось в прошлом, «Зайку» бросила хозяйка. Пришлось начинать жизнь заново. В народ стали от меня «отскакивать» серьезные, большие песни лирического характера. Костяк внутреннего монолога, с которым я выхожу к зрителю в последние 14 лет, составили именно они. Конечно, я выхожу с улыбкой, иронизирую над собой и жизнью, поэтому в финале всегда веселье. Но состояние одиночества все равно присутствует, правда, может быть, оно не такое трагическое, потому что у меня появились дети. Но артист все равно один. У меня об этом есть в новой программе песня, она называется «Кумир». Музыку написал все тот же мой греческий друг-композитор, соавтор песни для «Евровидения» Димитрис Контопулос, а стихи — Михаил Гуцериев (владелец АО НК «РуссНефть», ПАО «Бинбанк», GCM Global Energy Inc. и других компаний, а также «Радио “Шансон”» и радиохолдинга «Изюм»; поэт-песенник.— “Ъ”).

— Его песни сейчас для всех эстрадных артистов просто «обязаловка» какая-то!

— Ну, а что делать, если песни у него хорошие! На протяжении последних пяти лет мне присылали его песни, и я себя в них не находил. Но с недавних пор и у меня есть уже четыре песни с его стихами. Человек меня почувствовал, понял. Еще один новый автор написал целый блок песен — киевлянин Алексей Малахов. Будут звучать песни Александра Добронравова и Симона Осиашвили, Андрея Алексина, Ирины Дубцовой, Ирины Билык, Михаила Бублика и даже Давида Тухманова. Полностью новая программа — это достаточно большой риск, в рамках шоу «Я» состоится премьера двух десятков песен, но я так поступаю намеренно. Раз анонсировал новое шоу, будь любезен удивить зрителей новыми красивыми песнями, не забывая, конечно, и уже полюбившиеся хиты, которые люди ждут в программе. К примеру, прозвучит «Ты, ты, ты», которую я не пел лет двадцать.

— Вы назвали украинского автора. Насколько я помню, к программе «Друgoy» были привлечены украинские постановщики.

— Да, например Максим Пасюк. В нынешнем шоу он — второй балетмейстер, его выбрал режиссер Франко Драгоне, и он уже работал со мной над созданием шоу «Друgoy». Главным балетмейстером будет Тони Теста, который работал, например, на шоу Кайли Миноуг «Афродита» и на несостоявшемся шоу Майкла Джексона «This Is It». Кстати, Франко Драгоне сам выбрал на позицию автора ряда сценических костюмов Валентина Юдашкина.

— А почему вы вообще пригласили именно Франко Драгоне?

— На территории России и соседних стран я уже как мог использовал и привлек к работе всех творческих людей, которые могли бы меня услышать. Единственный человек, который мог бы со мной сделать еще что-то новое,— украинский режиссер Олег Бондарчук, с которым мы работали на шоу «Друgoy». Он меня очень хорошо почувствовал, «прочитал» к тому же его молодость прошла в другой стране и он мог «увидеть» меня незамыленным глазом. Но когда начались все эти политические конфликты, он принял решение не работать с русскими артистами. Что ни делается, все к лучшему. Он и сам сейчас признает, что вряд ли смог бы сделать что-то, что не было бы похоже на его работу в шоу «Друgoy». Я понял, что нужно приглашать кого-то из-за границы. Причем, приглашать лучшего. Еще в 2003 году меня покорило шоу Селин Дион «A New Day...», которое ставил Франко Драгоне. Это был близкий мне, практически, родной режиссерский подход Аллы Пугачевой. Они очень похожи.

— Вы отослали ему весь материал или, наоборот, хотели, чтобы он работал с чистого листа?

— Я приехал к нему в Макао, где он ставил шоу «Дом танцующей воды». Показал три папки: золотые хиты за 30 лет, нереализованный записанный репертуар за последние пять-десять лет и написанные для меня песни, к которым я еще не притрагивался. Все тексты ему перевели на английский язык. Он почти год изучал этот материал. Прошлым летом мы встретились в Сочи, куда он приехал, чтобы посмотреть шоу «Друgoy», и там же показал мне концепцию шоу, над которым он работал целый год. Ни одна позиция не вызвала у меня возражений. Интересное наблюдение: если песня популярна в России, то она производит впечатление и на иностранцев, даже если официально она там не представлена. «Снег», «Жестокая любовь», «Полетели» — он сам их выбрал, я не давил. В его списке была даже песня «Зайка моя», но я сказал, что сейчас уже не могу исполнять ее. В итоге мы оставили в шоу «Я» 36 песен из 50, которые утвердили вдвоем. Может быть, придется еще немного сократить — важно сохранить динамику шоу, уложиться в два часа.

— Вы наверняка начинали разработку этого проекта в более стабильный в экономическом смысле период.

— Никто не предполагал, что масштаб моего финансового «бедствия» будет таким серьезным. Но отступать было поздно. Мы рассчитывали, что три запланированных изначально вечера вернут половину расходов. Сейчас график возврата средств изменился, несмотря на то, что к трем объявленным датам в Кремле пришлось добавить еще два концерта, потому что все билеты были распроданы за считанные дни. Но даже эти пять концертов не вернут и половины вложенных денег. Потребуется год-два гастролей.

— Ну, признайтесь, Филипп, вы сразу планировали пять вечеров, а два дополнительных шоу — просто рекламный ход!

— Если бы это был ход, мы бы продлили показ шоу на даты, следующие за объявленными заранее, 21 марта, 22-е и так далее, а не отнимали у себя драгоценное время для репетиций. У Кремля не было для нас этих дат, там запланированы другие программы. На следующую ночь после традиционного шоу Валентина Юдашкина к 8 марта мы начинаем завоз своего оборудования в Государственный Кремлевский дворец. Декорации будут собраны к 11 марта. На прогоны у нас должно было остаться пять дней, а теперь останется три.

— Вы пять раз соберете по 5700 зрителей?

— Да, это два «Олимпийских». Но расходы все равно гигантские, счет идет на миллионы евро. При этом я хочу, чтобы стоимость билетов была демократичной, особенно в регионах — мои концерты всегда были шоу для всей семьи. Все оборудование для шоу, кроме арендованного звука, куплено нами, за свои деньги. Моя репутация позволила мне взять большие кредиты в банках, и мы их уже возвращаем. А пока команда из 96 человек из разных стран мира живет у нас три месяца. В «Ритц Карлтоне», ни больше ни меньше, да еще получают суточные. У Франко Драгоне — президентский люкс.

— Он, наверное, относится к России, как к нефтяному клондайку?

— Ничего подобного, он еще и по шапке у себя дома получает за то, что работает с Россией. Но Франко — поклонник нашей культуры. Больше того, его постановки — это продолжение традиций Кандинского и Дягилева. Он объездил весь мир, ставил десятки шоу в разных уголках планеты, а теперь вернул их в Россию. Сюда, к истокам, которыми и напитано творчество Кандинского и Дягилева. Это шоу мирового уровня, и мы хотим показать его всей стране. Особенно это важно сейчас, когда нас призывают к импортозамещению. Президент сказал импортозамещать — мы импортозаместили.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...