Коротко

Новости

Подробно

ООО «Некст Трейд» замещает импорт

от
Сергей Давыдов

Сергей Давыдов

Представитель воронежского малого бизнеса – ООО «Некст Трейд» – готов потеснить голландских производителей клапанов для российской нефтегазовой отрасли. 21 января 2015 года с «Газпромом» была подписана программа ускоренной аттестации этого оборудования, а уже в ноябре прошли первые приемочные испытания в компании ОАО «Оргэнергогаз». Совладелец ООО «Некст Трейд» Сергей Давыдов считает это «маленьким трудовым подвигом коллектива» и рассказывает о том, как компании малого бизнеса удалось стать серьезным игроком большого рынка.


— Предприниматели, работающие в малом бизнесе, часто сетуют на то, что компании - гиганты не хотят видеть в них полноценных партнеров. Как вы преодолели этот барьер?
— Путь один: постоянно доказывать, что ты стоишь такого внимания. Мы с компаньоном – ныне генеральным директором «Некст Трейд» Сергеем Викторовичем Слуцким основали компанию в 1999 году, но как производственная единица она начала работать с 2006 года: выкупили первое помещение, начали закупать оборудование, осваивать производственные технологии. Основной костяк нашего коллектива составили рабочие, которые перешли к нам с ОАО «Тяжмехпресс» и КБХА. Это высококвалифицированный персонал, позволивший нам освоить производство запчастей для оборудования компании Mokveld, которое она поставляла дочернему подразделению ОАО «Газпром». В результате был накоплен огромный опыт, создана материально-техническая база и отработаны технологии изготовления основных узлов. Это позволило нам принять решение о самостоятельном производстве антипомпажных и регулирующих клапанов. Они применяются для регулирования потока газа и предотвращения так называемого помпажа – явления, которое приводит к разрушению турбин компрессоров. Это, в свою очередь, часто становится причиной аварий и, как результат, – экономических потерь от простоя и ликвидации неполадок, не говоря уже об угрозе экологии. До сих пор поставка такого оборудования для российской нефтегазовой промышленности была полностью прерогативой голландцев. Сложившаяся геополитическая обстановка дала нам толчок к более интенсивной работе по импортозамещению.

Начать работы в этом направлении вдохновила и дорожная карта для реализации разработок воронежских предприятий, подписанная правительством Воронежской области и ОАО «Газпром» при активном участии регионального Центра кластерного развития (ЦКР).

Мы со своей разработкой попали в этот перечень. Данная тема сейчас стоит на контроле у топ-менеджмента «Газпрома», и мы регулярно отчитываемся. Раз заказчик имеет интерес к этому изделию, значит, рынок сбыта гарантирован на будущее.

Мы ставим для себя задачу 30% этого рынка заполнить нашими клапанами. Сейчас переезжаем на новую производственную площадку площадью в 2 тысячи квадратных метров – в пять раз больше нынешней.

В этом году купили еще 4 единицы оборудования. При поддержке департамента промышленности и Центра кластерного развития выиграли конкурс на получение субсидий из фонда Бортника, и частично компенсировали затраты на покупку двух единиц оборудования. Взяли в лизинг итальянский станок по обработке крупнокорпусных деталей стоимостью 1 млн евро, и купили японский электрозионный станок. Данное оборудование необходимо для начала выпуска серийной продукции антипомпажных и регулирующих клапанов

Это была хорошая поддержка, и мы благодарны людям, которые помогли нам войти в этот конкурс.

— Этот фонд финансирует ведь только инновационные проекты?
— В производстве антипомпажного клапана мы использовали собственные опытно-конструкторские разработки. Конечно, ориентировались на опыт голландской компании Mokveld, которая является лидером рынка в сегменте регулирующих клапанов. В свое время мы очень плотно с ними взаимодействовали, посещали их предприятие, были даже задумки совместной работы, которые пришлось отодвинуть в связи с санкционными событиями.

Мы подошли близко к тем технологиям, которые они применяют. Но и привнесли свои новации. По нашему заказу ОАО «Автоматика» разработала пневматическую систему управления нашим клапаном. И это была первая система управления российского производства. Она оказалась гораздо проще и компактнее по сравнению с голландской. Мы получили патент на принцип работы клапана. Здесь нужно говорить не о конструктивных особенностях, а о технологиях, потому что скопировать можно все, а вот сделать – это проблема. Именно технологии являются секретом, который берегут, как зеницу ока.

Около 8 лет мы были в поиске технологий, поставив целью применять что-то новое, особенно в обработке металлов, химико-термических процессов, которые улучшают свойства материалов. В этом плане достаточно далеко продвинулись, подойдя вплотную к зарубежным аналогам. Надежность нашего оборудования сопоставима с зарубежными аналогами.

Антипомпажный клапан коллектив изготовил фактически всего за 10 месяцев. Я считаю, что это маленьким подвигом, потому что каждый прилагал максимум усилий для выполнения сложной задачи. На сегодняшний день оборудование готово к эксплуатационным испытаниям на компрессорной станции «Белоусовская» - это одно из подразделений ООО «Газпром Трансгаз Москва». На прошлой неделе были проведены первые тесты.

То, что в прошлом году наша компания стала одной из трех номинантов по импортозамещению на областном конкурсе «Лидер года», мы воспринимаем как некий промежуточный итог нового этапа в развитии.

— Правительство провозгласило программу импортозамещения, которая подразумевает создание наукоемкой отечественной продукции. На Ваш взгляд, насколько серьезны механизмы государственного стимулирования НИОКР?
— Плохо, конечно, что в последние годы господдержкой «баловали», в основном сельское хозяйство, но, похоже, сейчас и на промышленность обратили внимание. Инновации поддерживает фонд развития промышленности, фонд Бортника, которые активно заработали в прошлом году. И это уже дает результаты. Как говорил «дедушка Ленин», «архиважно» этим заниматься. И в числе направлений поддержки должен быть НИОКР. Поскольку это затратная, емкая по времени работа, имеющая отдаленный результат. Но результат, который, порой, может обеспечить технологический прорыв.

На мой взгляд, здесь важно избегать крайностей, чтобы не допускать разбазаривания бюджетных средств. Нужно определить приоритетные области финансирования. Думаю, это электроника, в которой мы сильно отстали, альтернативная энергетика, станкостроение. Структурирование господдержки и системная работа может дать синергетический эффект, когда на вложенный рубль мы получим три. Пока такого подхода не видно: достаточно проанализировать финансирование проектов и их отдачу в «Сколково», и «Роснано»…

— Ваша компания осваивает опытно-конструкторские разработки, имеет 4 патента на изобретения. Это подразумевает наличие кадров достаточно высокой квалификации. Откуда черпаете человеческие ресурсы?
— Костяк коллектива, как я уже сказал, составили высококвалифицированные рабочие с «Тяжмехпресса» и КБХА. И текучки практически нет. Могу с уверенностью сказать, что та социальная политика, которую мы проводим, коллектив вполне устраивает. У нас зарплата выше, чем средняя по области, мы свято чтим Трудовой кодекс: если люди работают в выходные дни, оплачиваем по двойному тарифу, зарплату не задерживаем. Вкладываем деньги в обучение персонала. За счет компании два человека получили высшее политехническое образование. Люди работают на станках с числовым программным управлением, это достаточно сложное дорогостоящее оборудование, и когда мы увидели желание двоих ребят двигаться вперед, помогли им это сделать. Надеемся, что из рабочих они в будущем станут толковыми инженерами.

Сейчас планируем организовать участок термической обработки. Хотели бы с помощью департамента промышленности поставить дело так, чтобы участок работал не только на наши внутренние нужды, а это примерно 30-40%, но и осуществлял заказы воронежских предприятий, предприятий Воронежской области и соседних регионов.. Это, думаю, может быть взаимовыгодно. Мы сами сталкиваемся с тем, что участки термообработки находятся на заводах ОПК. Как у всех больших предприятий у них скорость исполнения заказов «хромает» и накладные расходы высокие, что отражается на цене услуги. Мы, наоборот, хотели бы сделать эту услугу доступной и в плане ценовой политики, и по срокам исполнения. Для нас в этом смысле пример – АО «Гидрогаз». Мы сотрудничаем уже лет 15, делая заказы на их гальваническом производстве.

Департамент промышленности Воронежской области разослал информацию о том, что планируются определенные субсидии по поддержке малого бизнеса в 2016 году. Мы отправили им свой проект и если пройдем конкурс, то сможем скорее осуществить задуманное. Стоимость этого проекта порядка 20 млн. руб.

— Почему свою долю рынка по поставке клапанов ограничиваете только 30 процентами?
— Мы прекрасно понимаем, что политика «Газпрома» состоит в том, чтобы не делать ставку на одного поставщика. На сегодняшний день несколько предприятий в России идут параллельным курсом и находятся на стадии эксплуатационных испытаний такого оборудования. Да и имеющиеся мощности нашего предприятия пока не позволяют претендовать на большую долю рынка. Как бизнесмену мне бы хотелось расшириться, а как производственнику… Расширение влечет за собой более серьезные инвестиции, новые технологические цепочки, придется перестраивать производство. Все будет зависеть от ресурсов. И не только финансовых - кадровых, технических, административных…

К расширению надо готовиться. Поэтому осуществим свой план ближайшей перспективы, а там посмотрим. Конкуренты-то тоже не дремлют. И это хорошо. Конкуренция – вещь очень интересная. И я с большим уважением отношусь к людям, которые реально стремятся сделать сегодня больше, чем вчера, а завтра больше, чем сегодня.

— Ниши рынка нефтегазового оборудования давно поделены между действующими иностранными игроками. Да и отечественные потенциальные производители, как Вы сказали, не дремлют, стремясь занять свое место под солнцем. В чем Вы видите конкурентоспособность продукции «Некст Трейд»?
— С учетом того, что по техническим характеристикам сложно конкурировать – многие изделия однотипны, мы хотим позиционировать себя на рынке за счет сокращения сроков производства. У нас есть возможность создавать задел, чтобы срок изготовления деталей не превышал полугода. У иностранных производителей он составляет год и больше. Что такое задел? Мы делаем стандартные детали заранее, а когда появляется заказ, осуществляем сборку, и контроль. Мы уже работаем по такой схеме, иначе не выжили бы. Сначала тратим свои деньги, а потом, благодаря появлению заказа, возвращаем их.

Еще одно конкурентное преимущество – ремонтопригодность нашей продукции, - в случае выхода из строя какой-то детали мы рядом, в отличие от иностранного производителя. Кроме того, работая с нами, наши партнеры уходят от валютных рисков, что немаловажно в ситуации волатильности отечественной валюты. Тем более, что все валютные контракты идут со 100-процентной предоплатой. А у нас запротоколированная фиксированная цена.

Мы стараемся как можно больше делать унифицированных изделий. Характеристики их могут быть разными, но большинство деталей должно быть унифицировано. Это позволяет быстро отремонтировать или провести какой-то сервис.

У нас 48 человек в коллективе, и каждый выполняет по несколько функций. Почему мы стараемся не увеличивать штат? Чтобы не получилась ситуацию, как в поговорке: «На одного с сошкой семеро с ложкой». Добавочную стоимость создают рабочие люди. Остальной функционал – в статье накладных расходов. Чем они меньше, тем дешевле и конкурентоспособнее наша продукция. Потому и аутсорсинг используем. Воронеж интересен тем, что в свое время здесь было 31 предприятие оборонного комплекса. Из них 26 занималось только производством электроники. А это подразумевает высочайшую квалификацию! Сейчас, конечно, этот список сократился, но кадровый потенциал с учетом НИИ и вузов по-прежнему высок.

— Ваше оборудование помимо газовой отрасли может быть использовано и в других сегментах промышленности?
— Думаю, оно интересно для химпрома, поскольку мы работаем с материалами, стойкими в агрессивных средах. Эти материалы очень сложны в обработке, что требует определенных навыков. Мы такие навыки уже обрели.

Что касается рынков сбыта, рассматриваем и ближнее зарубежье. Активно работаем сейчас с АНО «Центр координации поддержки экспортноориентированных субъектов малого и среднего предпринимательства Воронежской области» при Воронежской торгово-промышленной палаты. Наша задача – выйти на рынок Казахстана, Узбекистана и, возможно, Беларуси. В мае планируем совместно с коллегами из нефтегазового кластера посетить Иран. Возможно, получим какие-то заказы. Там рынок интересный: недавно сняты санкции, отрасль нефтегазодобычи, понятно, будет активно развиваться. Оборудование российских компаний более выигрышно выглядят в плане цены, а по надежности не уступает.

— Сергей Михайлович, стратегическая цель вашей компании – расширяться, осваивать выпуск новой продукции или остаться в рамках малого предприятия?
— Осваивать выпуск новой продукции, но остаться в рамках малого предприятия. Большое предприятие – это большие проблемы. Прежде всего, с управляемостью. И КПД работы большого предприятия все же ниже. Именно из-за проблем управляемости. Я наблюдаю эту ситуацию ежедневно. Малое предприятие очень мобильно. Оно моментально перестраивается под ситуацию. И это очень большие плюсы.

Онлайн-версия коммерческого проекта. На правах рекламы.
«Воронежская область. Итоги-2015»

Наглядно

Профиль пользователя