Коротко


Подробно

Фото: Александр Тимошенко / Коммерсантъ   |  купить фото

Левоцентристский держите шаг

"Власть" продолжает серию публикаций о возможных участниках выборов в Госдуму VII созыва

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 16

Проект левой партии, отнимающей голоса у коммунистов, был задуман еще в середине 1990-х годов, однако выполнить задуманное в полном объеме Кремль смог лишь в 2003-м. Спустя 13 лет и одну реформу этот проект нуждается в определении новой задачи.


Иван Синергиев, Виктор Хамраев


О российских партиях бизнеса см. "Власть" N7 от 22 февраля.

Первая попытка сформировать политическую структуру, занимающую в целом левые позиции, но при этом готовую конструктивно взаимодействовать с властью, была предпринята весной 1995 года. Тогда Борис Ельцин поручил премьер-министру Виктору Черномырдину создать правоцентристский блок, а спикеру Госдумы Ивану Рыбкину — левоцентристский. У Черномырдина результат не заставил себя долго ждать, и на свет вскоре появилось движение "Наш дом — Россия", которое прошло в Думу и благоденствовало, пока Черномырдин работал премьером. У Рыбкина, имевшего к весне 1995 года куда больший, чем у премьера, опыт партийно-политической работы, получалось хуже: возможные партнеры отказывались от сотрудничества, и в итоге "Блок Ивана Рыбкина" провалился на выборах и практически сразу исчез.

Тем не менее идея создания левой партии продолжала жить. В 2003 году свое законное место и в российской политике, и в Государственной думе заняла "Родина". В 2007 году ее сменила в Госдуме "Справедливая Россия" во главе со спикером Совета федерации Сергеем Мироновым — партия счастливо заседает и по сей день. Занятая ею ниша выглядит настолько привлекательной, что в 2016-м партию Миронова попробуют из нее вытеснить.

БУКВ Ставя в 1995 году перед Рыбкиным и Черномырдиным предвыборную задачу, Ельцин фактически предлагал создать двухпартийную систему, которая даст возможность "мощно вытеснить экстремистов" на обоих флангах. О двухпартийной системе говорил и первый заместитель главы администрации президента (АП) Владислав Сурков, приветствуя актив будущей "Справедливой России" в 2006-м: "Нет у общества "второй ноги", на которую можно переступить, когда затекла первая. В России нужна вторая крупная партия".

Вообще-то такая партия начиная с 1993 года была всегда под рукой. Однако проект "второй партии" родился именно из-за желания убрать КПРФ из политики. Она должна была помочь власти отнять у коммунистов электоральное пространство. Чтобы сделать это, "левый проект" должен был копировать Компартию, проявляя себя не только как левая, но и как патриотическая партия. Левая партия — будь то "Родина" или "Справедливая Россия" — ни разу не обошла Компартию на выборах, но смогла стать для нее естественным ограничителем. В 2003 году показатели КПРФ на парламентских выборах резко упали по сравнению с 1995 и 1999 годами и с тех пор до прежних высот никогда не поднимались. Не только это обстоятельство привело к падению влияния КПРФ в 2000-е годы, однако для коммунистов "Справедливая Россия" стала куда более удобным и безопасным объектом для критики, чем Владимир Путин и его курс. В Компартии "левый проект" традиционно подвергали жесточайшей критике.

В 2011 году партия Сергея Миронова доказала свою способность собирать голоса и тех, кто не хочет голосовать за "партию власти", но не готов поддержать чуть более артикулированную оппозицию, став главным бенефициаром предвыборного лозунга "голосуй за кого угодно, кроме...". На руку "Справедливой России" было и то, что ее прохождение в Госдуму выглядело гарантированным, а значит, голос, отданный за ее кандидатов, не мог пропасть.

"Левый проект" всегда губила исполнительность. Справляясь с задачей отбора голосов, его участники хотели создать не просто партию, но "партию власти" — превратиться в полноценную опору политической системы. Сначала это попыталась сделать "Родина", предложив новый политический курс. Когда выяснилось, что ни о какой "второй партии" речи быть не может, "Родина" попыталась уйти в оппозицию. В ответ ее фактически расформировали, сделав частью фундамента для строительства "Справедливой России".

Задачей СР было не только мешать коммунистам, но и привлекать к себе всех лояльных функционеров и бизнесменов, которые по аппаратным или идеологическим причинам не хотели состоять в "Единой России". Или не нашли себе там достойного места. Это должна была быть статусная партия, способная гарантировать своим лидерам и активу достойное место в политической системе.

Задача почти была решена в 2007 году, однако в 2011-м по "Справедливой России" были нанесены два удара.

Нет уверенности в том, что в условиях "посткрымского консенсуса" власть заинтересована в "левом проекте"

Весной 2011 года Сергея Миронова сняли с поста спикера Совета федерации. Очень многое в имидже "Справедливой России" строилось на должности лидера, на том, что в силу петербургского происхождения он имеет доступ к ближней команде первых лиц государства. Выяснилось, что его влияние несколько преувеличено. После этого "Справедливая Россия" стала просто партией, которая имеет фракцию в Госдуме. С тех пор много раз оказывалось, что аппаратные позиции "Справедливой России" не слишком крепки. Последний пример: досрочное увольнение единственного партийного губернатора — Константина Ильковского — в феврале 2016 года. Представительство в региональных парламентах у "Справедливой России" — самое слабое из всех думских партий.

Весной же 2011 года было объявлено о создании "Общероссийского народного фронта" — надпартийной структуры, объединяющей всех сторонников Владимира Путина. Через пять лет ОНФ стал достаточно сильной организацией, чтобы те, кто не хочет идти в "Единую Россию", записывались туда, а не в какую-то партию.

События 2012-2014 годов сделали все партии, представленные в Думе, достаточно близкими друг другу и общей идеологической основе. Для "Справедливой России" это проблема. Ей необходимо доказать, что без нее дальше никак нельзя обойтись. Гарантировать "левому проекту" безоблачную жизнь в Думе следующего созыва может только неудержимый рост сторонников КПРФ — тогда снова потребуется ограничивать коммунистов в голосах. Но заниматься этим теперь готова не только "Справедливая Россия".

Ее непосредственными конкурентами являются прежде всего "Родина" и Партия пенсионеров, организации, распущенные в середине нулевых годов ради создания "Справедливой России". Сегодня их лидеры, не состоявшие раньше в руководстве партий, явно намерены доказать, что могут лучше "Справедливой России" справиться с задачами, которые может поставить политическая система.

Однако основная проблема "Справедливой России" — нарастающий запрос на новые имена. Он бьет и по другим представленным в Госдуме партиям, однако и у ЛДПР, и у КПРФ есть большое ядро избирателей, которое поможет им справиться с этим вызовом. У "Справедливой России" такое ядро значительно меньше.

К тому же нет уверенности в том, что в условиях "посткрымского консенсуса" власть действительно заинтересована в "левом проекте". Впрочем, грустить об этом стоит не только "Справедливой России", но и другим осколкам "Родины".

Комментарии
Профиль пользователя