На стороне равенства

Мария Портнягина познакомилась с теми, кто относится к 8 Марта со всей серьезностью

Накануне 8 Марта "Огонек" познакомился с теми, для кого эта дата и в наше время — день борьбы за равноправие. Они называют себя феминистками и феминистами

Подготовила Мария Портнягина

"Это совместная борьба женщин и мужчин"

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Павел Подкосов, 42 года, издатель "Альпина нон-фикшн", Москва

— Как и почему вы стали сторонником феминизма?

— Для меня феминизм стал актуальным, когда я увлекся изучением анархизма, историей революционных движений 60-70-х годов XX века. Тогда и пришло понимание, что даже в нашей не самой патриархальной стране десятки тысяч женщин постоянно подвергаются унижениям и насилию, неравенство вполне реально и с этим надо что-то делать. Я делаю что могу, на своем месте. Наше издательство выпускает феминистские книги, ведь просвещение, объяснение целей феминизма крайне важны. У нас особое внимание к женщинам-авторам — это часть редакционной политики. В моем случае более честно называться профеминистом, то есть человеком, поддерживающим феминизм. Поскольку быть феминистом — это требует большей включенности, ежедневной борьбы... Меня удивляет, что очень много противников феминизма не только среди патриархально настроенных мужчин, но и среди вполне современных, хорошо образованных женщин. Мнение о том, что главное для женщины найти хорошую пару и родить ребенка, а все остальное лишь пути достижения, довольно распространено. С одной стороны, это следствие доминирующих традиционалистских настроений, а с другой — нежелание самих женщин что-то менять. Безучастность, пассивность — это во многом примета нашего времени.

— Как вы относитесь к празднику 8 Марта?

— Я за празднование 8 Марта. По форме праздник выглядит довольно странно, когда можно услышать фразы вроде "8 Марта — это твой день" и прочие сексистские шуточки. Как раз феминистское движение и хранит первоначальное содержание 8 Марта — это день борьбы за гендерное равноправие. И здесь, по-моему, важно делать акцент на совместной борьбе женщин и мужчин за справедливость. Вместе — эффективнее.

"Уже в детстве ощущала разницу в отношении"

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Надежда Иванова, 29 лет, специалистка по социальным медиа, Санкт-Петербург

— Как и почему вы стали сторонником феминизма?

— Сейчас кажется, что идеи феминизма жили во мне всегда. Я не называла это феминизмом, но уже в детстве не соответствовала представлениям о "маленькой принцессе": любила носить шорты, играть в машинки и лазить по деревьям. И было обидно, что за это ругают только меня, а моим братьям все это делать и можно, и нужно. В общем, смутные ощущения были, а теоретической базы не было... После окончания университета и переезда в Петербург (я из Иркутска) я познакомилась с феминистками. Они рассказали мне об основах феминизма и научили не бояться этого слова... Мои знакомые и друзья разделяют некоторые идеи феминизма, например про равную оплату труда или про доступное образование для всех. Эти вещи на поверхности. Но дальше — труднее. Очень болезненная тема, например, романтизация насилия в культуре. В ходу шутки, связанные с насилием. Раньше я ссорилась из-за таких шуток. Сейчас — нет, потому что помню себя несколько лет назад. Я ведь тоже могла так шутить...

— Как вы относитесь к празднику 8 Марта?

— Я праздную 8 Марта. В прошлом году участвовала в организации митинга на Марсовом поле. Еще мы — группа активисток и активистов — провели акцию "Цветы и листовки". Это отсылка к коммерческому варианту праздника, когда принято дарить "милым дамам" цветы и конфеты. Мы же дарили прохожим на Невском проспекте красивые бумажные цветы. Их, как правило, принимали с улыбкой. Это понятный символ 8 Марта. А вот к листовкам с адресами, куда женщина может обратиться в кризисной ситуации, их мы вручали вместе с цветами, относились уже с подозрением. Но в целом прошло без проблем, даже весело. В этом году планируем повторить.

"Менять патриархальный порядок сложно"

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Анастасия Ходырева, 30 лет, сотрудница общественной организации "Кризисный центр для женщин", Санкт-Петербург

— Как и почему вы стали сторонником феминизма?

— Для меня феминизм в форме практической — реабилитационной, а позднее исследовательской — работы появился до того, как о нем вновь заговорили публично. Сперва он был частью моей работы с женщинами, которые обращались в наш центр. Позднее, когда я смогла принять, что те же дискриминационные процессы происходят и со мной, феминизм трансформировался в самоадвокацию — самозащиту, или возможность говорить о проблеме от своего имени. Одна из самых сложных вещей — начать менять патриархальный порядок вокруг себя, перестать поддерживать тех, кто пользуется властью, чтобы пинать тех, кто беззащитен. Российское феминистское сообщество не сильно отличается от общей российской действительности в плане ксенофобных настроений. Находясь под давлением, при дефиците ресурсов очень сложно представить, что ты можешь поддерживать чье-то еще более уязвимое положение... Моя ситуация не очень типична, так как я феминистка как минимум во втором поколении. Моя мать — Ходырева Наталия, психолог, ученая, исследовательница и одна из основательниц организации, в которой я работаю.

— Как вы относитесь к празднику 8 Марта?

— Для меня 8 Марта — возможность привлечь внимание к проблеме гендерного неравенства и, как его следствия, насилия. Государство практически сняло с себя обязательства по защите уязвимых социальных групп от партнерского насилия, дискриминации на работе, домогательств, изнасилований и преследования. В таких условиях это день, когда я и другие феминистки могут публично говорить о жизнях, которые еще можно уберечь.

"Родители и парень меня поддерживают"

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Ника Водвуд, 22 года, арт-директор и иллюстратор, Москва

— Как и почему вы стали сторонником феминизма?

— С феминизмом я как следует познакомилась буквально пару лет назад, а до этого у меня в голове было полно противоречий. Я с детства бесилась, когда, например, кто-то начинал шутить про женщин за рулем... Но от социализации мне скрыться не удалось, и большую часть жизни я все-таки самозабвенно несла сексистскую чушь. Про феминизм знала две стереотипные вещи: это когда женщины не бреют подмышки и кричат, если перед ними открыли дверь. Потом я окончила школу, поступила в НИУ ВШЭ на факультет социологии и начала активно пользоваться интернетом. В университете у меня сформировалась база понятий, без которой невозможно разобраться, с чем феминизм борется... Потом мне встречались в интернете материалы о феминизме, я занялась самообразованием... Сейчас я работаю в рекламном агентстве, но также у меня есть паблик и канал на YouTube, где я выкладываю свои иллюстрации, видео, в том числе про феминизм. Это можно назвать кибер-активизмом. Многим это не нравится, угрозы и оскорбления — это то, с чем я сталкиваюсь ежедневно, но мне не интересно ни с кем спорить. Мне гораздо важнее оказывать поддержку представителям угнетенных групп, чем вести диалог с убежденными сексистами. Родители сначала отнеслись к тому, что я феминистка, с подозрением, мы иногда спорили, но теперь они полностью поддерживают меня. Мой парень (мы учились на одном курсе), кажется, заинтересовался феминизмом даже раньше, чем я, с ним у нас тоже полный консенсус.

— Как вы относитесь к празднику 8 Марта?

— На Международной социалистической конференции в Копенгагене в 1910 году Клара Цеткин предложила проводить Международный женский день (8 Марта) под лозунгами борьбы за политическое и социальное равноправие. То, во что этот день превратился, мне кажется, хорошая иллюстрация того, с чем еще бороться и бороться.

"Для меня 8 Марта — политический праздник"

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Наталья Биттен, 46 лет, журналистка, организатор интернет-премии "Сексист года", Балашиха (Московская область)

— Как и почему вы стали сторонником феминизма?

— Феминисткой меня начали называть старшие коллеги-мужчины, когда я в студенческие годы пришла работать в редакцию крупной газеты в Сибири. Я не очень знала, что такое феминизм, но была уверена, что это хорошо. Они же по-дружески меня подкалывали. Потом я попала на семинар для журналисток по проблемам гендерного равенства при МГУ. Там все и узнала... Феминизм стал для меня радостным открытием: очень важно знать, что женщины объединяются для защиты своих интересов. Феминизм дал ответы на вопросы, которые меня как женщину волновали. Стало ясно: проблемы, с которыми я сталкиваюсь в личной жизни и в общественной, системные и решать их надо комплексно. В 2010 году с группой единомышленниц мы объединились в инициативную группу "За феминизм". Наша цель — информирование женщин об их правах, мотивация к росту самосознания... Человек, который определил мои убеждения,— мама. Она не думала и не гадала, что воспитывает феминистку. Просто говорила, что нужно хорошо учиться, получить профессию, найти хорошую работу. Но самое главное — она очень поддерживала меня в этом. Правда, сейчас, когда смотрит программы с моим участием (меня приглашают на радио и телевидение как эксперта по правам женщин), не всегда принимает мою позицию. Но я отвечаю: "Просто поверь мне на слово, мама. Я все говорю правильно".

— Как вы относитесь к празднику 8 Марта?

— Для меня это политический праздник, а не день дежурных комплиментов. Поэтому лучшее, что можно придумать, как провести этот дополнительный выходной,— это заняться фем-активизмом. Уже несколько лет в этот день мы с участницами инициативной группы "За феминизм" подводим итоги голосования по премии "Сексист года". Радует, что феминистки в столицах и регионах организуют акции, семинары, арт-проекты — это новый, позитивный образ нашего движения.

"Женщина вправе выбирать себе судьбу"

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Кирилл Мартынов, 34 года, философ, Москва

— Как и почему вы стали сторонником феминизма?

— Феминизм для меня важная часть большой истории, известной как европейское просвещение. Она предполагает, что человек принадлежит сам себе, он свободен и несет ответственность за свои поступки, при этом признает свободу и ответственность других людей. В России женщина до сих пор рассматривается как нечто среднее между домашним животным и "станком любви" (термин Хармса), как приспособление для производства детей. В массовом сознании ее основная задача — удачно выйти замуж, другие амбиции, интересы для женщины по-прежнему опциональны. Даже в интеллигентных семьях бытует мнение, что женский интеллект не приспособлен для решения определенных задач, и, например, заниматься наукой лучше юношам... В России процветает семейное насилие и архаическое представление о женщинах как о бесплатной домашней прислуге ("жена, где мой борщ?"). Быть феминистом — значит считать, что женщина, как и мужчина, может выбирать себе судьбу и образ жизни по своему усмотрению. Это скорее стандарт современных европейских отношений. Так что никакой специальной реакции со стороны близких людей на это явление я не вижу. В моем круге общения нормально здороваться с женщинами за руку, когда в смешанной компании за руку здороваются мужчины, и не использовать слово "телочка", когда вы описываете ваших знакомых женщин. Собственно, быть феминистом довольно просто и способствует самоуважению.

— Как вы относитесь к празднику 8 Марта?

— Я не отмечаю 8 Марта (как и 23 февраля). Сейчас этот праздник встроен в контекст постсоветского патриархального быта. Его воплощение — женщина в шубе, которая едет с корпоратива домой с охапкой тюльпанов, зная, что в этот день ей не нужно будет стирать носки и готовить ужин. Что-то вроде средневекового карнавала, в ночь которого богачи менялись ролями со слугами.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...