Коротко

Новости

Подробно

Михаил Парамонов сбавил скорость банкротства

В арбитражном деле впервые появились документы от стороны экс-владельца ТагАЗа

Коммерсантъ (Ростов) от

Ростовский арбитраж зарегистрировал первое ходатайство от лица экс-владельца ТагАЗа Михаила Парамонова, банкротства которого добивается дочерняя структура Сбербанка — Южная автомобильная группа. До этого представители ответчика и сам предприниматель процесс игнорировали, что позволяло истцу делать вывод об «отсутствующем должнике» и ходатайствовать о введении упрощенной процедуры банкротства для скорейшей реализации имущества. Эксперт уверен, что теперь сторона ответчика будет стараться если не избежать банкротства, то максимально затягивать процесс.


Арбитражный суд Ростовской области, который рассматривает дело о банкротстве экс-владельца Таганрогского автомобильного завода (ТагАЗ) и основателя ФПГ «Донинвест» Михаила Парамонова, зарегистрировал ходатайство о приобщении дополнительных документов от имени предпринимателя. Это первый случай в ходе процесса, когда дала о себе знать сторона ответчика, до этого в процессе никак не участвовавшая. Как пояснили в пресс-службе суда, речь идет о включении в материалы дела списка кредиторов и должников господина Парамонова, а также копий договоров, поручительств и решений судов. Истец — ООО «Южная автомобильная группа» (ЮАГ, дочерняя структура Сбербанка России) — уже подал ходатайство об ознакомлении с материалами.

Обязательства Михаила Парамонова перед ЮАГ вытекают из договора поручительства, заключенного в обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам ТагАЗа. Задолженность — 4,4 млрд руб. — была взыскана Ворошиловским районным судом Ростова-на-Дону в 2013 году. В ходе судебных заседаний представители истца настаивали на введении в отношении господина Парамонова банкротства по упрощенной процедуре, указывая, что его можно считать «отсутствующим должником». По словам представителя ЮАГ Елены Кравцовой, последнее местожительство предпринимателя, известное кредитору,— дом на улице Евдокимова в Ростове-на-Дону (он фигурировал в материалах Ворошиловского районного суда), однако направляемые по этому адресу письма возвращались обратно. «Мы делаем вывод об отсутствии должника, что дает право на банкротство по упрощенной процедуре, для того чтобы начать скорейшую реализацию имущества»,— заявляла она. На последнем на данный момент заседании в конце января судья Юлия Лебедева постановила истребовать из миграционной службы сведения о месте регистрации господина Парамонова, которые истец не предоставил.

Новую стратегию действий ЮАГ ввиду появления в процессе представителей Михаила Парамонова Елена Кравцова обсуждать отказалась. Следующее заседание по делу назначено на 25 февраля.

Напомним, финансовые трудности у ТагАЗа начались во время кризиса 2009 года, задолженность перед Сбербанком, Газпромбанком и ВТБ достигла 20 млрд руб. В начале 2014 года арбитраж признал предприятие банкротом. Кроме Сбербанка, Газпромбанка (3 млрд руб.) и ВТБ (7,3 млрд руб.) в реестр кредиторов ТагАЗа входят Росбанк (1,6 млрд руб.), Абсолют-банк (1,1 млрд руб.), а также структуры группы «Донинвест» (около 6,6 млрд руб.). По данным Сбербанка, общая задолженность ТагАЗа превышает 30 млрд руб. Михаил Парамонов выступает ответчиком по искам банков-кредиторов ТагАЗа с 2010 года. В августе 2015 года Верховный суд Версаля признал решение российского суда о взыскании с господина Парамонова 1,8 млрд руб. в пользу Газпромбанка, в ходе процесса арестованы его вилла во Франции (кредитор оценивал ее в €1,8–2,5 млн), счет в банке Palatine, автомобили, антикварная мебель, предметы искусства и пр.

В ЮАГ рассчитывают, что после признания предпринимателя банкротом, французские активы в числе остального имущества будут реализованы в интересах всех кредиторов. По данным компании, общие обязательства Михаила Парамонова превышают 10 млрд руб.

«Стандартная процедура банкротства по сравнению с упрощенной, во-первых, займет больше времени, во-вторых — осложнять ситуацию будет участие в заседаниях представителей должника, которые, очевидно, будут возражать против заявлений истца и стараться если не избежать несостоятельности, то максимально затягивать процесс»,— говорит партнер адвокатского бюро Herbert Smith Freehills Алексей Панич.

Анатолий Костырев


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя