Коротко

Новости

Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

Правила игры

предполагает Дмитрий Бутрин, заместитель главного редактора

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

29 января совет директоров Банка России должен принять очередное решение о ключевой ставке. В отличие от практически всех предыдущих решений по ставке, в пятницу любое заявление, которое сделает глава ЦБ Эльвира Набиуллина по итогам, будет так или иначе содержательным и самостоятельным: дело в том, что, видимо, впервые сложилась ситуация, когда и снижение, и повышение, и даже сохранение ставки на существующем уровне будет не объявленным следованием ЦБ заранее заявленной программе, а — по крайней мере на уровне сигналов Банка России рынку — "подыгрыванием" одному из двух трендов, суммировать которые беспристрастно умеет только рынок, но не ЦБ.

С одной стороны, в пятницу ЦБ опубликовал в порядке экспресс-комментария данные по измерению трендовой инфляции в декабре 2015 года, демонстрирующие ее резкое снижение к уровням начала года — 11,1%. И базовый, и общий индексы потребцен также снизились в годовом измерении, но менее значительно, в любом случае, по состоянию на начало января можно было достаточно уверенно говорить о том, что инфляция в 2016 году при отсутствии экстраординарных событий вряд ли превысит 9%. Декабрьские показатели банковского кредитования также достаточно оптимистичны, а первые оценки Минэкономики снижения уровня инвестиций в последние месяцы 2015 года вообще позволяют говорить о некоторой стабилизации ситуации. При прочих равных происходящее сделало бы снижение ключевой ставки 29 января делом практически решенным — оснований ждать до следующего заседания, 18 марта, у ЦБ немного.

На другой стороне — обвал нефтяных цен в январе и коррекция курса рубля. В целом, как уже неоднократно писал "Ъ", оно было меньше, чем возможно ожидать при такой бюджетной ситуации, как в России, и сообщения представителей банков о том, что они не видят даже следов "валютной паники" на рынке, достаточно достоверны. Кроме этого, еще в октябре--ноябре 2015 года Банк России приводил оценки, согласно которым эффект переноса валютного курса на цены был не так заметен, как в первом полугодии. Тем не менее игнорировать его невозможно — и решение ЦБ о сохранении и даже о некотором увеличении ключевой ставки выглядело бы совершенно обоснованно: в конце концов, этот эффект может быть более длительным, чем ожидалось. Кроме того, в России в 2014-2015 годах корреляция всплеска инфляционных ожиданий и ослабления курса — эффект, от которого вряд ли можно отмахнуться.

При этом основания и для снижения, и для повышения ставки (сохранение ее по смыслу примерно равно повышению с точки зрения объявленной политики ЦБ) скорее среднесрочны, тогда как важна она скорее краткосрочно — в первую очередь для формирования инвестиционных планов компаний на первое полугодие. Жаль, что регламент ЦБ не позволяет отказаться от решения вообще — "не повысить, не понизить и не сохранить ключевую ставку на текущем уровне" было бы наиболее уместно.

Комментарии
Профиль пользователя