Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Приказали долгу жить

"Энергетика". Приложение от , стр. 9

Проблема дебиторской задолженности стала одной из ключевых в повестке дня энергетического сектора довольно давно, однако лишь кризисные явления в экономике, спровоцировавшие спад доходов энергокомпаний, заставили решать ее незамедлительно. К процессу подключились властные структуры, но реальных подвижек пока не видно — удалось добиться лишь снижения темпов прироста «дебиторки».


На федеральном уровне данные по объемам взаимной задолженности за энергоресурсы разнятся, причем на порядок. Премьер-министр Дмитрий Медведев 9 декабря заявил, что просроченная задолженность предприятий ЖКХ за электроэнергию и топливо остается одной из ключевых проблем энергетического комплекса России, и оценил ее в 130 млрд руб. В октябре Минстрой РФ сообщал, что долги граждан в сфере ЖКХ составляют 250 млрд руб. Самые внушительные цифры озвучил еще в августе заместитель министра строительства и ЖКХ России Андрей Чибис. По его информации, долги потребителей в российской сфере ЖКХ превысили 1 трлн руб., и 50% этой суммы задолжали физические лица. По словам замминистра энергетики РФ Вячеслава Кравченко в интервью «Российской газете», объем задолженности — 850 млрд руб. по ситуации на 1 октября. Он уточнил, что это «колоссальные деньги, которые в случае стопроцентной оплаты можно было бы пустить на полную модернизацию коммунальной инфраструктуры и даже осталось бы на какие-то соцпроекты».

На региональном уровне официального консолидированного показателя также нет. Краевые власти поднимали тему в начале текущего года: губернатор Виктор Басаргин в ходе коллегии ГУ МВД по Пермскому краю сообщил, что собираемость платежей за коммунальные услуги с населения составляет 95–97%, а имеющиеся долги формируются в системе посредников между потребителями и поставщиками ресурсов. «Три с половиной миллиарда рублей долгов!» — заявил он тогда. А в апреле в своем блоге добавил, что за прошедший отопительный сезон объем долгов вырос на 571 млн руб. Методики расчетов губернатор не раскрыл, лишь добавил, что большая часть — это долги за газ.

Если обратиться к официальным данным ресурсоснабжающих организаций, то консолидированная сумма окажется в несколько раз выше заявленной. Так, предприятия группы «Т Плюс», основного поставщика тепловой энергии населению и потребителям крупнейших городов региона, заявили о долге в 9 млрд руб. на начало декабря. В ПАО «Пермэнергосбыт» для «Ъ-Энергетика» озвучили цифру — 4 млрд руб. Филиал ОАО «МРСК Урала» — «Пермэнерго» в ноябре приводил данные о долгах в 252 млн руб. Оператор крупнейших водоканалов региона — ООО «Новогор-Прикамье» — заявил о долге в 1,75 млрд руб. «Газпром межрегионгаз Пермь» заявлял о просроченной задолженности теплоснабжающих организаций порядка 1,8 млрд руб. Погрешности в итоговой сумме естественны: это и независимые игроки энергорынка, занимающие узкие ниши в городах края, результаты которых не учитываются в итоговых суммах, и факт, что часть из озвученных цифр — это взаимные обязательства заявленных компаний. Но даже с учетом этого на сегодня объем долгов в регионе за различные виды коммунальных ресурсов находится в диапазоне 13–15 млрд руб., и если ориентироваться на цифры, названные премьером Дмитрием Медведевым, — это примерно 10% от федеральных показателей. Таким образом, эта проблема сегодня — одна из ключевых для экономики региона.

Краевые власти предложили свой вариант решения проблемы неплатежей — создание единого расчетно-кассового центра (РКЦ) в масштабах всего региона. Для того чтобы избежать длительных процедур формирования единых клиентских баз, за основу взяли уже существующую — ОАО «КРЦ-Прикамье». В 2014 году краевые власти приобрели 99% акций общества за 1 млн руб. На начало 2015 года на рынке коммунального биллинга ОАО «КРЦ-Прикамье» имело долю в 30%. Было объявлено, что к 2017 году она должна составить 75%. В планах общества на 2015–2017 годы — увеличение количества лицевых счетов до 650 тыс., а также повышение объема собираемости денежных средств с населения до 9,9 млрд руб. в год. К концу квартала 2015 года на обслуживании компании находилось 263 тыс. лицевых счетов, а объем транзитного потока собранных денег составил 2,4 млрд руб.

В этот период были сделаны заявления о том, что удалось решить проблему собираемости денежных средств в самых проблемных с точки зрения накопленной перед ресурсоснабжающими организациями задолженности муниципалитетах края. «Статистика по ряду территорий показывает, что переход на оплату коммунальных услуг через „КРЦ-Прикамье“ ведет к росту собираемости и гарантирует прозрачность распределения этих средств между ресурсоснабжающими организациями», — отметил гендиректор компании Максим Мокрушин. Так, по его словам, в Чайковском уровень сбора платежей с населения вырос с 83 до 101%, в Перми также с 83 до 111%, Березниках — с 62 до 102%, Лысьве — с 72 до 85–86%.

Появление единого расчетно-кассового центра под патронажем краевых властей в ресурсоснабжающих организациях восприняли с воодушевлением и даже попеняли на то, что компания недостаточно агрессивно входит в муниципалитеты, особенно самые проблемные. Например, гендиректор ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» Александр Грачев заявлял, что, заменив «массу посредников» в муниципалитетах, КРЦ значительно повысил бы доверие к показателям собираемости платы за поставленные ресурсы. По мнению Александра Грачева, более плотному вхождению «КРЦ-Прикамье» противились в первую очередь главы районов, которые опасались менять биллинговую компанию, полагая, что это обрушит собираемость платежей. Районные власти ситуацию не комментировали, ссылаясь на то, что вопросы функционирования расчетно-кассовых центров — это сфера взаимоотношений хозяйствующих субъектов, к которым муниципальные власти прямого отношения не имеют. Не добавили доверия новому оператору на местах некоторые технические накладки. Например, при открытии офиса компании в Лысьве серьезные нарекания вызвал уровень обслуживания и зафиксированные потребителями неточности в начислениях.

Пока региональные власти неспешно решают вопрос собираемости платежей с помощью единого РКЦ, ресурсоснабжающие организации самостоятельно ищут способы повысить собираемость и пользуются всеми доступными возможностями, чередуя позитивные и негативные методики.

К примеру, федеральное законодательство разрешило ресурсникам действовать «методом кнута». В октябре Госдума приняла во втором и третьем чтении закон, повышающий штрафы для физических и юридических лиц за неуплату услуг по предоставлению электрической и тепловой энергии, газа, воды и услуг по водоотведению. Он частично вступил в силу с 5 декабря 2015 года, а полностью все его пункты будут реализовываться с 1 января 2016 года.

В сбытовых организациях принятие закона приветствуют. В «Перм­энергосбыте» считают, что это не только инструмент финансового воздействия, но и дисциплинирующая мера. К реализации закона в компании готовятся, в том числе и технически: приводится в соответствие программное обеспечение, потребители получают уведомления об изменениях в законодательстве. «Помимо пеней за несвоевременную оплату (до 23% годовых и более), установлена административная ответственность для тех неплательщиков, которые нарушили требования законодательства о введении ограничения потребления ресурсов, в том числе за невведение самостоятельного ограничения и недопуск представителей энергокомпаний для ограничения, — отметили в пресс-службе «Пермэнергосбыта». — „Пермэнергосбыт“ с января 2016 года будет начислять пени для должников в соответствии с изменениями в законодательстве».

Вместе с тем ресурсоснабжающие организации пеняют на компромиссный характер принятого закона, который был принят после двух лет обсуждений и в итоге заметно смягчен. «Штрафные санкции в отношении должников увеличены — и это, безусловно, хорошо. Но рост пеней не способен кардинальным образом улучшить платежную дисциплину, — считает Юлия Чернявская, управляющий директор ОАО «ЭнергосбыТ Плюс», — ведь среди наиболее злостных должников немалое количество тех, кто изначально не собирался платить энергетикам. Практика показывает, что в нашей отрасли наиболее действенный способ борьбы с неплатежами — переход на прямые расчеты с населением в обход недобросовестных посредников (управляющих компаний, оптовых перепродавцов и прочих). К настоящему моменту мы осуществили переход на прямые расчеты за тепловую энергию в целом ряде регионов присутствия. В результате собираемость увеличилась на пять процентных пунктов. Ничего принципиально нового в прямых взаимоотношениях энергетиков с гражданами нет. Электроэнергия в 86% случаев реализуется по прямым договорам с населением — так сложилось исторически, и никто не подвергает сомнению работоспособность этой конструкции. Сейчас на самых разных уровнях обсуждается вопрос внесения изменений в модель взаимоотношений энергетиков и потребителей тепла в жилом секторе. Представители отрасли предлагают на законодательном уровне закрепить обязанность ресурсоснабжающих организаций заключать с населением прямые договоры. Это серьезно улучшит собираемость на тепловом рынке, поскольку недобросовестные УК в принципе будут лишены доступа к средствам своих клиентов».

Для стимуляции должников активно реализуется претензионно-исковая работа. Например, «Перм­энергосбыт» в 2015 году подал на 47% исковых заявлений больше, чем в минувшем. Недобросовестные потребители активно ограничиваются в электроснабжении: в этом году было ограничено уже почти 60 тыс. физлиц, что на 53% выше, чем в предыдущем, а также более 3 тыс. юрлиц, что выше на 20%. Для поддержания атмосферы пристального внимания к должникам-физлицам активно проводятся совместные рейды с судебными приставами, налагающими арест на их имущество. Подобный опыт реализуют и тепло­энергетики. С начала 2015 года Пермским филиалом «ЭнергосбыТ Плюс» было подано более 460 исков по взысканию задолженности с физических лиц на сумму около 16,5 млн руб., и по решениям судов активно проводятся выезды по месту жительства ответчиков. «Пермэнергосбыт» только за ноябрь текущего года провел 255 рейдов, посетив почти 8 тыс. задолжавших абонентов.

Помимо «кнута», ресурсоснабжающие компании не так активно, но используют методы «пряника». Например, «Новогор-Прикамье» реализует акцию «Добросовестный абонент», в ходе которой потребители, не имеющие задолженности, получают определенные бонусы. В Пермском филиале «ЭнергосбыТ Плюс» действует более широкая акция, предлагающая, кроме погашения долга, внести аванс, увеличив тем самым перспективы на получение поощрительных призов. «Подобные акции носят в большей степени имиджевый характер, — считает источник в одной из компаний. — Они не мотивируют злостных должников, рассчитаны в большей степени на добросовестных потребителей. Акции улучшают отчетность в конце года, но из-за этого „проседает“ собираемость в начале следующего периода».

Кризисные явления в экономике напрямую сказываются на платежах за ресурсы. Финансовое состояние как населения, так и предприятий — не самое лучшее. По данным «Пермэнергосбыта», уровень задолженности населения показал прирост с начала 2015 года на 290 млн руб. (или 40,7% от общего объема). У предприятий ЖКХ ситуация чуть лучше: за 10 месяцев объем долгов увеличился на 100 млн руб. и составил 734 млн руб. В особую статью в «Пермэнергосбыте» выделяют «дебиторку» за оплату потерь в сетях ОАО «МРСК Урала» — филиале «Перм­энерго». В 2015 году она увеличилась на 60%. «Пока такая ситуация в экономике сохраняется, дебиторская задолженность будет продолжать расти, — отметили в «Пермэнергосбыте». — Хотя со вступлением в силу новых положений федерального закона 307-ФЗ мы ожидаем снижения темпов роста задолженности».

Другое мнение у представителя энергокомпании федерального уровня: «По опыту пережитых кризисов 1998-го и 2008–2009 годов можно сказать, что энергетика ощущает последствия экономического спада значительно позднее всех прочих отраслей, поэтому неудивительно, что в нынешнем году мы на себе еще не ощутили кризис в полной мере, но в IV квартале уже медленно начинаем это делать. Нам перестают платить промышленные потребители, бюджеты которых истощены. Боюсь, мы в полной мере почувствуем на себе эти явления в будущем году, когда одновременно будет снижаться потребление и ухудшаться платежная дисциплина. Остается надеяться на специфическую структуру промышленного производства в регионах, где преобладает „нефтянка“ и ВПК, которые не имеют оснований для значительного сокращения производства», — говорит Юлия Чернявская.

Дмитрий Астахов


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя