Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Стесненное высшее

Учеба в вузах станет еще более платной. Почему — объясняет Александр Трушин

С 1 января вступает в действие постановление правительства РФ N 640.


Александр Трушин


Раньше отношения собственности в образовании были простыми. Было понятно, что все здания вузов, имущество и прочее, без чего нельзя представить университет,— все государственное. Государство финансировало все, что требовалось вузам для нормальной работы и жизни преподавателей и студентов. Каждый вуз ежегодно составлял смету расходов на будущий год, подавал ее в министерство, а дальше деньги закладывались в бюджет и в конце концов приходили в вузы. Это называлось "сметным финансированием".

1 января 2011 года вступил в силу Федеральный закон N 83-ФЗ (далее — ФЗ-83), по которому схема управления имуществом вузов существенно менялась. Безликое государство-собственник обрело лицо. А именно лицо правительства. Сейчас именно ему принадлежит все, что называется "федеральным имуществом". Согласно ФЗ-83, правительство передало все права на имущество Федеральному агентству по управлению госимуществом. А оно передало имущество вузов Минобрнауки. Теперь министерство разрешает вузам этим имуществом пользоваться, но с серьезным ограничением прав. И при этом диктует некие правила, которые они должны соблюдать. Правила эти были утверждены постановлением правительства  РФ N 237 в апреле 2014 года.

Проректор по учебной работе и экономическому развитию МФТИ Дмитрий Зубцов говорит: "Конечно, раньше у нас было больше прав в вопросах распоряжения имуществом вуза. А теперь нас сильно ограничили. Мы не можем самостоятельно распоряжаться имуществом дороже 500 тысяч рублей. Кроме того, сейчас нас обязывают проводить мероприятия по учету имущества. У нас неучтенного имущества никогда не было, мы создавали комиссии, которые занимались этими вопросами. Но это было наше собственное желание. А теперь стало требованием министерства, и мы должны перед ним отчитываться".

Выстраивание такой сложной конструкции имело далекие цели. До конца 2015 года сохранялся так называемый спящий режим финансирования. Иначе говоря, параллельно с нормативно-подушевым обеспечением государство полностью оплачивало и другие расходы вузов — ЖКХ, эксплуатационные расходы, налоги, содержание общежитий, библиотек, научного оборудования, спортивных и культурных комплексов и т.д. В июне 2015 года вышло никем не замеченное постановление правительства N 640: с января 2016-го спящий режим отменяется. Остается только финансовое обеспечение госзадания по основному виду деятельности. А госзадание для вуза — это количество бюджетных мест, которые выделяет ему министерство.

Это касается всех государственных вузов, кроме двух университетов — МГУ и СПбГУ. Они находятся на особом правовом положении и финансируются в госбюджете отдельной строкой. Со слов главы комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрея Макарова известно, что в наступившем году каждый из этих вузов получит по миллиарду рублей.

Теперь становится понятным, почему в 2013-2015 годах происходили бурные и скандальные процессы слияния вузов. Те вузы, которые чувствовали поддержку наверху, проглотили тех, кто не мог сопротивляться. МИСиС скушал Горный университет. Торгово-экономический университет присоединили к РЭУ им. Плеханова. МАТИ — к МАИ. Пищевой университет — к Университету прикладных биотехнологий... Понятно: чем больше университет, чем больше студентов, тем больше денег. Кто из ректоров вовремя это понял и подсуетился, оказался в выигрыше.

По этой же причине в те же годы сливались общеобразовательные школы. Ведь там тоже вводились госзадание (оно было не федеральным, а муниципальным) и нормативно-подушевое финансовое обеспечение. Количество школ в России за последние годы сократилось примерно на 7 тысяч, хотя детей стало больше. В Москве появились гигантские учебные комбинаты, где дети учатся в две, а то и в три смены, количество классов в параллели больше десяти. И ссылки на то, что присоединяли "слабые" школы к "сильным",— от лукавого, потому что критерии качества образования у нас весьма размытые.

Фактически речь идет не об оптимизации, как это объяснялось чиновниками, ответственными за реформу, а о перераспределении собственности. Процесс шел с 2011 года, сначала довольно вяло, но все более темпераментно по мере приближения 1 января 2016 года, когда отменялся спящий режим, а права бюджетных учреждений на распоряжение имуществом резко ограничивались. Он затронул все бюджетные сферы — среднее и высшее образование, ФГУПы, здравоохранение, науку. ФАНО, поглотившее все научные структуры с их недвижимостью и гектарами, пренебрегло только неимущей Академией педнаук. 1 января процесс перераспределения собственности завершился. Кто-то успел, кто-то опоздал, кто-то вздохнул с облегчением.

Есть еще один момент, о котором пока никто не говорит. Рособрнадзор за последние годы закрыл 800 вузов и филиалов, среди них есть и государственные. Понятно, что закрытие не всегда полное: где-то запрещен прием первокурсников, где-то отобрана лицензия. Но все они располагались в каких-то зданиях, у них было недвижимое и движимое имущество. И пока никто еще не сказал, как с ним поступят. Кому продадут и кто получит деньги. В Минобрнауки заявляют: "Мы не говорим об изъятии имущества вузов". Надо понимать, пока не говорят. Это все еще впереди. Тем более пример уже есть: в здании, где располагался раньше Пищевой университет, сейчас Академия Следственного комитета России.

Деньги и собственность — извечные проблемы всех революций, считают экономисты. Похоже, что тихую революцию 2010-2015 годов мы не заметили.

Метры и гектары

Цифры

Чем владеет Минобрнауки


Министерство образования и науки — один из крупнейших собственников недвижимости в стране. У него:

280 вузов

30 ФГУПов

35 000 000 квадратных метров учебных и жилых площадей

225 000 га земельных участков

Источник: соб. инф.


Такое госзадание


Как говорят эксперты, 640-е постановление правительства — это инициатива Минфина. Главная идея (цитируем): "эффективное расходование бюджетных средств" и поиск "возможностей оптимизации бюджетных расходов". Это понятно, особенно в трудные для экономики времена. Но гайки закручиваются очень туго.

В Минобрнауки посчитали: на балансе ведомства находится имущество 280 вузов, в основном классических, технических, юридических, экономических и педагогических (в это число не входят вузы других ведомств). Это 35 млн квадратных метров недвижимости в виде зданий и сооружений (причем часто в центре города) и 225 тысяч гектаров земельных участков. Бюджетных студентов в вузах Минобра — около 2,5 млн человек (бакалавриат и магистратура). Но есть еще и те, кто учится в госвузах за свои деньги. И есть еще много всякого движимого и недвижимого имущества.

Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ, говорит: "Имущественный комплекс вуза состоит из нескольких частей: это учебные аудитории, научно-производственные лаборатории и корпуса, а также земельные участки, общежития, спортивные сооружения и площадки, культурные комплексы. Теперь финансирование не будет распространяться на то, что с учебной деятельностью прямо не связано. И здесь перед вузами возникают очень сложные проблемы".

С учебными помещениями, по словам Ирины Всеволодовны, дело обстоит просто: их содержание включается в госзадание, но в расчете только на бюджетников. В принципе, можно разделить время использования помещений между бюджетными и платными студентами, то есть первые будут входить в аудитории бесплатно, а вторым придется платить.

Пока никто не объяснил вузам, как решать проблему лабораторных комплексов или земельных участков для экспериментальных исследований. А они есть, например, у Нижегородского госуниверситета, у МГУ. В МИФИ работает собственный ядерный реактор. В МЭИ — электростанция, снабжающая энергией окружающий район. В МФТИ — огромное количество базовых кафедр в научных академических институтах. Проректор МФТИ Дмитрий Зубцов рассказывает, что в геномном центре этого вуза установлен секвенатор (автоматизированная система генетического анализа) стоимостью в миллион евро, на нем работают и преподаватели, и студенты, а также сотрудники академических институтов. И как теперь оплачивать его содержание?

Неясно, что делать с общежитиями. Все еще помнят серию пожаров в общежитиях. А горели они потому, что Минобрнауки уже давно прекратило выделять деньги на содержание кампусов — в госзадании такой статьи нет. Еще два года назад студенты платили 600-800 рублей в месяц за место. Этих денег не хватало даже на оплату обслуживающего персонала. Вузы поднапряглись и за свои средства общежития отремонтировали. Но пришлось поднять плату до 3-4 тысяч рублей. Деньги небольшие, в несколько раз меньше арендной платы в частном секторе. Но начались протесты, подогревавшиеся лидерами студенческих организаций. Минобрнауки также не одобряло повышение платы за общежитие. Но кто будет платить за воду, газ, электричество? Ведь "финансовое обеспечение госзадания" таких средств не предусматривает.

Час расплаты


Ирина Абанкина объяснила "Огоньку", к чему должны приготовиться студенты (и их родители) в наступившем году.

Скорее всего повысится плата за общежитие. Вузы пытаются найти компромисс, берут на себя убытки. Но "смотрящее око" Минобра не дремлет, оно требует отчетов о расходовании бюджетных средств, и эти отчеты вузы должны предоставлять в четырех вариантах.

Увеличения количества мест в общежитиях не предвидится, новые кампусы не строятся. Растут только коммунальные и эксплуатационные расходы. У вузов положение просто безвыходное. Повышение платы неизбежно, и остается только надеяться, что оно не будет значительным.

Студенты старших курсов вряд ли могут рассчитывать на бесплатные дополнительные факультативы.

Тем, кто учится на договорной (платной) основе, надо приготовиться к повышению взносов. До сих пор деньги внебюджетников шли только на оплату труда преподавателей. Но теперь не будут финансироваться государством коммунальные и эксплуатационные расходы на обучение платников. К тому же вузы с 2016 года будут платить налоги на недвижимость по кадастровой стоимости, а это намного больше, чем раньше. И та часть налогов, которая приходится на платный контингент, государством не обеспечивается.

Между тем стоимость обучения во многих вузах уже на пределе возможностей семей. Доходы людей в 2015-м упали, и улучшения в новом году не будет. Вузы могут пойти на сокращение профессорско-преподавательского состава либо на увеличение количества студентов в группах. Но эти меры связаны с ухудшением качества подготовки. В университетских библиотеках и лабораториях будут более жестко разделять бюджетников и внебюджетников. Последним придется платить за то, чем до сих пор пользовались бесплатно. Возникнет парадоксальная ситуация: условия учебы для платных студентов будут хуже, чем для бюджетных.

Впрочем, речь не только об учебе — "эффективность" настигнет спортивную и культмассовую сферу студенческой жизни, поскольку привязать ее к основной деятельности вуза (к обучению) очень сложно, если вуз не спортивный или не театральный. Если например, плавания нет в учебном плане, вузовский бассейн никто содержать не станет. Останутся без финансирования студенческие театры. Видимо, придется закрыть или продать (если кто сейчас купит) прекрасные концертные залы университетов.

Или же за все эти "непрофильные" удовольствия придется платить отдельно. Причем всем — и бюджетникам, и платникам. Родителям, одним словом...

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение