Коротко


Подробно

3

Фото: Reuters

Показательная месть

Кого «обидела» ФИФА, отдав чемпионаты мира России и Катару? Разбирался Александр Аничкин

Как американцы топили ФИФА


Александр Аничкин


Новый год для мирового футбола стартовал не только вручением традиционного "золотого мяча" Лионелю Месси, но и очередным витком спекуляций по поводу судьбы чемпионатов мира 2018 года в Москве и 2022 года в Катаре — на фоне продолжающегося коррупционного скандала в мировой футбольной федерации ФИФА вновь заговорили о вероятности пересмотра принятых ранее решений. Шоу продолжается?

Зачем дергать ниточки


Напомним кратко фабулу скандала. В мае и декабре прошлого года прошли две большие волны арестов в ФИФА. В Швейцарии по американскому ордеру задержано чуть ли не все мировое руководство этой организации.

Задержанные подозреваются во взяточничестве, мошенничестве, отмывании денег и вымогательстве. Речь идет о миллионных суммах, нечестно "прилипших" к рукам футбольных чиновников.

С чего вдруг американские следственные органы так плотно накрыли футбольные нивы?

Ведь американский футбол — это вообще другая игра, разновидность регби, очень жесткая, а наш футбол даже словом таким не называется, для американцев это соккер. Больше ста лет назад это слово придумали английские снобы-регбисты, чтобы свое джентльменское регби отличать от плебейского "ножного мяча". Термин перекочевал за океан и прижился.

Теперь, однако, прижился и соккер: в течение последних 10-20 лет он тоже приобретает популярность, а решающим толчком был, конечно, чемпионат мира ФИФА 1994-го в США, а затем женский чемпионат мира в 1999 году. Вкус к футболу стал заражать и болельщиков (в особенности растущую испаноговорящую часть американцев), и, что отдельно нужно отметить, крупный бизнес. В начале нулевых сомнений не осталось: у соккера в США такие же возможности приносить серьезные деньги, как и у бейсбола, баскетбола и американского футбола.

А раз так, то и вопрос, почему "нефутбольные" США "зарядились" на ФИФА, вполне уместен. Уместными оказались и поиски резонов — они быстро нашлись: заговорили о коммерческих интересах и структурах, воюющих за футбольные деньги. Ищите кому выгодно. Или наоборот, кого обидели: проигравший всегда, или по крайней мере нередко, подозревает выигравшего в нечистой игре.

Кого же "обидела" ФИФА, пять лет назад отдав чемпионаты мира России и Катару? Отметим дату: 2 декабря 2010 года. Задолго до всех нынешних осложнений с Украиной, задолго до санкций, ДАИШ/ИГИЛ и даже до обострения сирийского кризиса. Тогда в заявках на проведение ЧМ-2018 и ЧМ-2022 участвовали и США, и родина футбола Великобритания. Штаты поначалу планировали соревноваться и за 2018, и за 2022 годы. Потом решили сконцентрироваться только на 2022-м. Англия, на плечах успешной кампании за право провести Олимпийские игры - 2012, рассчитывала на успех и с футбольным чемпионатом, и всерьез вела кампанию за 2018 год.

Заявки на ЧМ рассматривают конкурентно, вроде тендера на большой и выгодный подряд. Только правила не аукционные, кто больше даст, а другие, подразумевается, что по-честному и по-справедливому — чья очередь и кто больше достоин. Когда были объявлены итоги голосования в ФИФА, вот в этом проигравшие и усомнились.

Да, проигрывать нужно с достоинством. Собственно, так и было. С виду. Кэмерон сказал, что огорчен. Билл Клинтон, поддерживавший заявку США, развел руками и сказал, ну что ж, ФИФА хочет раздвигать горизонты футбола. Зампредседателя британского заявочного комитета Дейв Ричардс тогда, впрочем, заметил: мы что, попусту потратили 19 млн фунтов на заявочную кампанию? Что, нельзя было сразу сказать, что шансов нет? Он имел в виду то, как распределились голоса — Англия сразу вылетела в первом раунде, получив лишь два голоса от руководителей ФИФА. Это было неожиданно. В тот же день, кстати, "прокатили" и США, присудив чемпионат нефутбольно жаркому Катару.

Кто что кому и в каких выражениях тогда говорил в частном порядке, можно только представить. Как и представить цепочку, по которой разошлись круги сенсационного всплеска. Как бы то ни было, но именно к тому времени относится начало криминального интереса к делам в ФИФА в США.

Американская улитка


В конце 2010-го агенты ФБР в Нью-Йорке Джаред Рендалл и Джон Пенза, расследовавшие не связанные прямо с ФИФА дела российской организованной преступности, обратили внимание, что в фокус то и дело попадают футбольные деятели разного уровня. Затем Стив Берримен, агент Службы внутренних доходов США (Internal Revenue Service, IRS) по Лос-Анджелесу, выяснил, что у высокого чина ФИФА Чака Блейзера проблемы с подачей налоговой декларации. И в августе 2011 года открыл уголовное дело. Когда на Блейзера собрали достаточно материала, к нему пришли с предложением, от которого невозможно было отказаться. И он согласился сотрудничать со следователями в обмен на облегченный или условный приговор в будущем.

Речь, напомним, идет о конце 2011-го. Тогда Блейзер стал агентом и во время лондонской Олимпиады на тайные устройства записал инкриминирующие беседы других чинов ФИФА. Такой вывод во всяком случае можно сделать по отрывочным сообщениям прессы и релизам самих спецслужб. Американская правоохранительная "улитка" поехала — постепенно к расследованию подключалось все больше сил, оно стало международным, с участием (теперь уже) более 30 стран (!), дипломатических ведомств и финансовых организаций.

Тут необходимы некоторые пояснения. Широко известны названия главных американских спецслужб ЦРУ и ФБР. ЦРУ — внешняя разведка, в основном политическая. ФБР — внутренняя спецслужба, в основном криминальная. Меньше известно, что ФБР занимается также отслеживанием криминальных денежных потоков. И еще меньше известно о специализированной налогово-финансовой спецслужбе США — Криминальном дивизионе (уголовном управлении) Службы внутренних доходов (IRS-CI). Некоторые знатоки уверяют, что эта штучка посильнее ФБР или ЦРУ, потому что именно она "зрит в корень", то есть смотрит, откуда и куда идут доллары, невзирая на национальные границы и юрисдикции. В этом, кстати, еще один ответ на вопрос, с чего это США полезли в Европу, в международные футбольные дела: речь идет о долларах, международной резервной валюте, но одновременно и национальной американской.

Так вот, именно глава IRS-CI Ричард Уэбер возглавляет и команду следователей, ведущих дело ФИФА. У Криминального дивизиона IRS 3500 сотрудников. В том числе более 2 тысяч спецагентов, имеющих право на ношение и применение оружия. И даже агентов-нелегалов и агентов, работающих под крышей других организаций. Впрочем, не умение стрелять от бедра, а опыт анализа финансовой информации дает вес авторитету этой спецслужбы. Среди других в американском правоохранительном сообществе IRS-CI отличается одним из самых высоких рейтингов доказательности: от 80 до более 90 процентов открытых дел завершаются обвинительным приговором в суде. Это, отметим, при всем известной состязательности судебного процесса и въедливости адвокатов-защитников.

Ричард Уэбер утверждает, что никакого специального "заказа" на ФИФА не было. Просто "одно повело к другому".

В том числе и к скандалу с арестом десятка с лишним высших чинов ФИФА в Швейцарии сначала в мае, потом в декабре минувшего года. Руководитель ФИФА Зепп Блаттер в итоге ушел в отставку, не будет баллотироваться на пост президента и бывший руководитель европейской футбольной федерации УЕФА Мишель Платини, с американской федерацией КОНКАКАФ дела тоже швах. ФИФА долго никто не трогал, потому что казалось, что это неприкасаемое, олимпийские боги, чуть ли не бессменно бессмертные. А от неприкасаемости до неподсудности один шаг, как и до злоупотреблений. По поводу коррупции в ФИФА генеральный прокурор США (глава Министерства юстиции) Лоретта Линч сказала: "Предательство доверия здесь возмутительно. Масштаб коррупции непредставим".

Цена вопроса


В СМИ упоминается сумма в 150 млн долларов, "распиленных" футбольными чиновниками в виде откатов, но все понимают: в скандале вокруг ФИФА дело не только в коррупции. А в чем еще? В больших деньгах, конечно же. Точнее, в очень больших и остававшихся до недавнего времени "без присмотра".

Чтобы понимать масштаб, достаточно привести всего несколько цифр. На чемпионате мира в Бразилии 2014 года, например, ФИФА получила рекордную сумму в 4,8 млрд долларов при расходах в 2,2 млрд (на стадионы, инфраструктуру ФИФА ничего не тратила, это из государственных средств самой Бразилии — примерно 15 млрд долларов). По расчетам международных консалтингов, примерно треть доходов — от коммерческих спонсоров и больше половины — от продажи прав на телетрансляцию матчей. Сколько сами спонсоры зарабатывают на продвижении своих марок, это отдельный вопрос, с разными, не всегда поддающимися точной проверке ответами.

Еще раз посмотрим на даты: расследование дел в ФИФА закрутилось с конца 2010 года. В том же году в марте Конгресс США принял, а президент Обама подписал закон "О налогообложении иностранных счетов" — Foreign Accounts Tax Compliance Act (FATCA). Согласно ему, все лица, физические и юридические, действующие в США, должны подавать информацию о финансовой деятельности, а это значит — практически все, кто имеет дело с долларом.

Закон вызвал и одобрение (наконец-то деньги перестанут уплывать от налогообложения, и не только в самих Штатах), и критику ("международный жандарм", только теперь финансовый), но он заработал. По определению "Форбс", FATCA — это настоящая "большая дубинка" в руках дяди Сэма. Это для понимания, почему так сговорчивы стали партнеры по расследованию, в том числе даже неприступные обычно швейцарцы.

Дело ФИФА между тем не закончено. И, видимо, еще не скоро закончится.

Угрожает ли оно российскому чемпионату мира в 2018-м? Пока расследование продолжается, такая угроза существует. Доклад прокурора Майкла Гарсии по проверке результатов памятного голосования 2010 года официально полностью не опубликован, лишь его сокращенный вариант. Так что знак вопроса остается...

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение