Коротко

Новости

Подробно

Фото: Sergei Karpukhin / Reuters

«Вопрос в том, кто будет контролировать выборный процесс в Донбассе»

Минские соглашения продлили на следующий год

от

Владимир Путин, Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко приняли это решение в ходе четырехсторонних телефонных переговоров. Представители украинской стороны заявили, что Петр Порошенко активно настаивал на отмене выборов, назначенных властями самопровозглашенных республик. В то же время официальный представитель правительства ФРГ Кристиане Виртц заявила, что «нормандская четверка» подчеркнула важность выборов в Донбассе. По ее словам, их планируется провести при поддержке ОБСЕ. Политический аналитик Михаил Троицкий обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Маратом Кашиным.


— На ваш взгляд, насколько ожидаемым было это решение, разве могло быть как-то иначе?

— Все стороны на этом переговорном процессе неоднократно подчеркивали важность выполнения минских соглашений, а также отсутствие альтернативы этим соглашениям, так что, несмотря на отсутствие прогресса в реализации их политической части, решение о продлении было ожидаемым, иначе каждой из этих сторон пришлось бы предпринимать какие-то действия, которые она не хотела бы предпринимать.

— Но поскольку каждая из сторон заявляла, что нет альтернативы минским договоренностям, можно ли предсказать, что продление срока их действия будет продолжаться бесконечно, и когда может быть поставлена точка в нормализации отношений на Украине, что это будет за точка?

— Есть два сложных вопроса, которые должны быть решены поочередно. Первый вопрос — это выборы в ДНР и ЛНР, или, как говорят на Украине, отдельных частях Донецкой и Луганской областей, по каким законам и в каком порядке должны проводится эти выборы. Киев — я думаю, в этом его поддерживают западные посредники — хочет, конечно, чтобы эти выборы проводились полностью по украинским законам под международным наблюдением. При этом определенные политические силы не могли бы участвовать в этих выборах как нелегитимные, криминальные и так далее.

А вот представители сепаратистов — я думаю, Москва в этом их поддерживает — хотели бы провести выборы под собственным контролем. В таком случае им бы фактически была бы гарантирована победа, и они бы легитимизировали себя на политическом поле Украины. Это первая проблема. А вторая, которую предстоит решить после выборов, — это контроль над границей, пускать ли украинских пограничников на восточные рубежи этих частей Донецкой и Луганской областей и на каких условиях это делать. Если эти проблемы могут быть решены в обозримом будущем в течение ближайших месяцев, я думаю, минские соглашения будут реализованы. Но я, честно говоря, сомневаюсь, что удастся договориться даже о модальности проведения выборов.

— Если говорить об этих двух проблемах последовательно, начнем с первой, с выборов. То, как они будут проводиться в Донбассе, оговорено минскими соглашениями? Ведь очень разный подход сейчас у сторон: Порошенко, как вы говорите, настаивает на участии украинских партий, украинских СМИ. ЦИК киевский, международные наблюдатели, стандарты ОБСЕ — готовы ли со всем эти согласиться представители сепаратистов, и как вообще в данном случае эти стороны могут договориться, какие слова лучше подобрать для этого, какие документы это регламентируют?

— Минские соглашения не уточняют порядок и форму проведения этих выборов, но в разумной трактовке, если признается целостность Украины, то, наверное, эти выборы должны пройти по украинским законам.

Тут дьявол в деталях, вопрос в том, кто контролирует этот выборный процесс. Как мы понимаем, тот, кто его контролирует, тот, в общем, на нем и побеждает в сложившихся условиях.



ДНР и ЛНР настаивают на придании им особого статуса, о чем говорится тоже в минских соглашениях, и особый статус точно должен включать право текущих властей ДНР и ЛНР проводить выборы, определять их порядок и все прочие банальности.

А украинская сторона, во-первых, сталкивается со сложностями прохождения постоянных поправок в конституцию о децентрализации и вообще о придании каких-либо особых прав этим отдельным частям областей Донецкой и Луганской и, кроме того, отказывается предоставлять нынешним де-факто властям ДНР и ЛНР право проводить выборы.

Так что, вероятно, если будет найден какой-то средний путь, при котором и нынешние власти смогли бы сохранить какое-то представительство, но на выборах могли бы участвовать и украинские политические силы, и выборы могли бы проходить под международным контролем, который бы обеспечил международное признание этих выборов, наверное, их удалось бы провести. Но противоречия здесь достаточно жесткие, если не сказать непримиримые, поскольку речь идет о том, кто останется у власти после этих выборов на этих территориях, которые называют себя ДНР и ЛНР.

— Но контроль над границей Киев, по-моему, собирался установить уже в следующем году, в Донбассе к этому очень скептически, даже агрессивно реагируют на это, называют «хотелками киевскими», что здесь?

— По минским соглашениям, контроль над границей устанавливается после проведения выборов. И это, конечно, будет отдельным вопросом. Даже если бы нынешним руководителям самопровозглашенных республик удалось бы остаться у власти, они бы, конечно, сильно сопротивлялись приходу на свои восточные границы с Россией представителей Киева, фактически украинских пограничников.

Но, вероятно, они бы хотели, ДНР, ЛНР, чтобы их особый статус включал бы и возможность контролировать границу, чтобы нынешние представители ДНР и ЛНР в составе украинского государства были бы теми, кто охранял бы эту границу, а это не были бы присланные из Киева или вообще откуда-то из Западной Украины пограничники. Вот в этом, очевидно, заключается идеальный исход для сепаратистов. Но понятно, что Киев на это соглашаться не хочет, поскольку это бы означало как минимум замораживание конфликта в его нынешней форме, а Киев надеется на восстановление де-факто контроля над этими территориями.

Комментарии
Профиль пользователя