Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Владислав Лоншаков / Коммерсантъ

«Я высказывал мнение, отличное от мнения святейшего патриарха»

Протоиерей Всеволод Чаплин в эфире «Ъ FM»

от

Всеволод Чаплин предсказал скорую отставку патриарха Кирилла. Бывший глава отдела РПЦ по взаимодействию с обществом, протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что патриарх Кирилл в скором времени покинет свой пост. Патриарх, заявил Чаплин радиостанции «Говорит Москва», «перестал понимать, что он — коллективный проект». 24 декабря Синод решил упразднить отдел по взаимодействию с обществом, который возглавлял Всеволод Чаплин. Этот отдел объединят с информационным отделом. Новый отдел по взаимодействию с обществом и СМИ возглавит Владимир Легойда, а Чаплин, таким образом, остался без поста в структуре РПЦ. Всеволод Чаплин обсудил свою отставку с ведущими «Коммерсантъ FM» Анатолием Кузичевым и Константином Эггертом в рамках программы «Демократия».


Всеволод Чаплин: «В церковной управленческой системе становится все меньше людей, которые могут спорить с его святейшеством. Я считал себя вправе с этим человеком спорить еще с тех давних времен, когда мы работали в отделе внешних церковных связей. Я считал себя вправе это делать и в последние годы. И, к сожалению, это было делать все более и более сложно. А темы для споров были, по-моему, очевидны: это ситуация на Украине, это церковно-государственные отношения в России и других странах СНГ и это собственно церковное управление, о чем я сказал. Я высказывал мнение, отличное от мнения святейшего патриарха и в дискуссиях, и в переписке. За последнее время возможности переубедить в чем-то святейшего патриарха были практически нулевыми, так что я не удивляюсь тому, что пришлось уйти. Собственно, я готовился к этому давно, я не держался за эту должность, я не считаю, что на такой должности целесообразно быть больше пяти лет, я уже больше пяти лет на ней проработал, так что ухожу с очень спокойной душой.

Были такие мысли с самого начала украинского конфликта, но в то же время все-таки я считал более правильным остаться и аккуратно помогать тем людям, которых я считал пострадавшей стороной, а это те граждане Украины, которые и считают себя русскими, которые ориентированы на Россию. Получилось так, что они оказались фактически вычеркнутыми из общественной жизни, из информационного пространства Украины. Некоторые из них были вынуждены бежать в Россию. Я считаю, что этим людям нужно было помочь не только гуманитарной помощью, но и серьезным отстаиванием их позиции и в украинском обществе, и в государстве. У нас был шанс добиться того, чтобы этих людей не вычеркивали из общественной жизни. К сожалению, мы слишком испугались победившей стороны. Понятно, что значительное количество людей могло физически пострадать, если бы мы более сильно, что называется, «вписались» за пророссийские силы на Украине, но даже этой ценой можно и нужно было отстоять голос тех, кто оказался под жестким силовым прессингом и был в итоге полностью лишен права голоса в своей собственной стране. Я не призываю к кровавому конфликту, но есть масса способов, и всегда была масса способов добиться того, чтобы голос этих людей не оказался вычеркнут, в том числе, может быть, и церковь могла быть в этой стране занять более активную позицию — просто отказать в доверии власти, если эта власть отодвигает репрессиями те или иные группы людей.

В церковно-общественном пространстве сегодня пытаются сделать слышным только один голос — голос святейшего патриарха. В принципе, правильный очень голос и сильный голос, но он не может быть единственным. Церковь — это все-таки не МИД и не правительство, и тем более не казарма, это сообщество очень разных людей, и чем больше сегодня будет свободно говорящих православных христиан, священников, архиереев, мирян, в том числе критикующих власть, в том числе говорящих вслух о церковных проблемах, тем лучше. Если мы будем дискуссию низводить на уровень пресс-релизов, что еще часто происходит, будет большая беда, мы окажемся в ситуации, когда в случае, положим, когда святейший патриарх станет уже пожилым человеком, у нас вообще не останется ни одного голоса, если, предположим, он по тем или иным причинам перестанет говорить, вокруг окажется выжженная земля. Не дай бог, это произойдет, плохо очень будет».


Комментарии
Профиль пользователя