Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы создали с нуля компанию, бренд которой известен во всем мире»

Генеральный директор Yota Devices Владислав Мартынов в интервью «Ъ FM»

от

В чем секрет успеха компании Yota Devices? Какой рынок наиболее перспективен с точки зрения инноваций? Где искать талантливых IT-специалистов? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответил генеральный директор Yota Devices Владислав Мартынов в рамках программы «Действующие лица».


«Мы можем сделать революцию в сфере образования»

Влад Мартынов о новых проектах Yota: «Если говорить про продукт, который находится в активной фазе разработки, это только один продукт — YotaPhone 3 и некоторые аксессуары к нему. Но, конечно, у нас есть ряд продуктов на более ранней стадии развития. Об одном из них, кстати, недавно Сергей Викторович Чемезов рассказал Владимиру Владимировичу Путину. Это электронный учебник, некое устройство, которое выглядит как книжечка или тетрадка, которую вы разворачиваете — у вас с левой стороны экран, который использует технологию электронных чернил, то есть он не вредит глазам при чтении, он в принципе потребляет мало энергии, а с правой стороны обыкновенный экран. И идея такая, что это устройство должно стать основным переносным мобильным устройством для учеников, студентов. И пока концепция программы — это новообразование, когда вы сможете через это устройство получать доступ через облачные сервисы к любым учебникам, и не только учебникам, но и справочникам, тестовым, лабораторным заданиям. Но нет окончательного плана по реализации это концепции.

Мы можем значительно повысить качество образования в стране, потому что представьте на минутку: во-первых, есть полная прозрачность. Ученик прочитал книжку, не прочитал, сдал тесты после книжки, усвоил материал или не усвоил. Это в режиме реального времени. Эта прозрачность есть для родителей, для учителя, для завуча, для директора школы. Дальше: он посетил то или иное занятие или не посетил, в журнале у него оценка или такая, или такая, то есть посещаемость, успеваемость, усвоение материала — все это прозрачно, все это в режиме реального времени.

Второе — задумайтесь, что с размером нашей страны, с территориальной удаленностью разных деревень и городов возможно дистанционное образование. То есть получается, раз это все в облаке — учебники, методические материалы — вы можете обеспечить высокого качества образование даже в самых удаленных частях страны. Дальше, не нужно таскать большое количество учебников, глазам не вредим и так далее».

О том, чего не хватает российским инновационным проектам: «Если посмотреть, то есть много очень интересных инновационных компаний в Силиконовой долине или еще где-то, которые предлагают инновационные продукты. Но когда ты начинаешь копать глубже, кто реально участвует в самом важном этапе создания этих продуктов, ты увидишь, что очень большое количество работ люди выводят на аутсорс в Россию. Большие команды сидят в Нижнем Новгороде, в Москве, в Питере, которые делают эту ключевую инновационную, самую сложную работу. Но об это никто не знает. Мы в некотором роде находимся в ситуации, когда мы можем делать какую-то технологию, но компанию успешную построить вокруг этого пока не умеем. То есть нам не хватает неких механизмов, умений, знаний, чтобы коммерциализировать те или иные технологии. Поэтому как только появятся некие знания, механизмы, люди, которые знают, как из этого строить бизнес, а не просто продавать сырой материал, то, конечно, все станет намного лучше».


«Интегрировать второй экран в телефон — это очень нетривиальная задача»

Влад Мартынов о работе над YotaPhone: «Команда, которую мне удалось найти и привлечь, конечно, сильно помогла сделать качественную архитектуру аппаратной части для нашего телефона, потому что очень не стандартный у нас телефон. У него второй экран и интегрировать его в телефон — это очень нетривиальная задача, и благодаря их экспертизе нам удалось это сделать. Кстати, удалось и подать достаточно большое количество патентных заявок, и сделать телефон тонким и нормально работающим.

А вторая часть: с первого дня, как мы наняли эту команду, я прислал на стажировку пять молодых человек, русских выпускников наших технических вузов — кто-то из них там пожил шесть месяцев, кто-то девять — они сидели рядом с гуру и перенимали опыт. И если посмотреть, то в первом Yota, который мы выпустили, может, где-то 70% — вклад финских специалистов в аппаратную часть, а 30% не высококвалифицированных задач решали наши ребята, то уже во втором было 50 на 50, а третий телефон сейчас мы делаем, по сути, на 80% силами российских специалистов. Он выйдет где-то во второй половине следующего года».

О существующих минусах смартфона: «Нас критиковали и критикуют, в принципе, заслужено за две вещи: во-первых, сама цена достаточно высокая. И второе — если разбивается дисплей, то достаточно дорого его поменять. Я вам так скажу — это некая обратная сторона инноваций. Из-за того, что у нас есть второй экран, на начальном этапе любого инновационного устройства, мы очень много инвестируемся в эту инновацию и это занимает достаточно серьезное время, когда мы отрабатываем вопросы производственной линии. Очень важно отметить: у нас есть набор специализированно разработанных под нас комплектующих, например, второй экран. Он яркий, загнутый и был сделан специально для нас, он сильно добавляет в себестоимости, которая напрямую влияет на цену. Второе — сама производственная линия имеет определенный набор оборудования, специально сделанного для того, чтобы массово производить наш телефон.

Оказание сервиса тоже сложно, когда есть уникальный экран. Второй или даже первый экран, основной тоже был сделан специально для нас Samsung, мы сделали определенную оптимизацию, он тоньше, чем у других телефонов. Но разбитый дисплей надо менять полностью, и так как он стоит дорого, получается высокая цена. С третьим телефоном мы все эти нюансы учли, и себестоимость телефона будет значительно ниже, потому что мы ее уже оптимизируем за счет тех знаний, который у нас появились при разработке и продаже второго телефона. Конечно, с сервисными центрами мы будем менять подход и ситуация будет намного лучше».


«Если мы завоюем долю на китайском рынке, то мы состоимся как коммерческий проект»

Влад Мартынов о продаже контрольного пакета акций гонконгской компании: «Мы подписали соглашение о том, что контрольный пакет (64,9%) приобретает гонконгская компания, которая, кстати, публично котируется на бирже Гонконга. Теперь давайте задумаемся: во-первых, у этой компании достаточно большое количество акционеров из разных стран — это публичная компания — и мы не знаем их национальность, поэтому говорить о том, что нас купили китайцы, и теперь китайцы контролируют нашу компанию, не совсем корректно. Потому что мы же не знаем, там могут быть сотни национальностей, которые купили акции на Гонконгской бирже. Поэтому это некая спекулятивная тема и некая спекуляция по поводу национальности».

О планах по развитию: «Когда мы открыли каналы в 20 странах и поняли, что мы их можем наполнить достаточно масштабными объемами и дальше развиваться в другие регионы, например, в Америку, Южную и Северную, когда мы поняли после определенного пилотного, мягкого запуска в Китае, что это гигантский рынок для нас, мы поняли, что нам нужны намного более масштабные инвестиции для глобальной экспансии, нам нужен партнер, который нам может предоставить эти инвестиции и, кроме того, не только сами деньги и доступ к финансовым средствам, но и помощь в масштабировании нашего бизнеса на азиатских рынках. Китай и Азия для нас — самый высокий приоритет, потому что Китай сегодня продает сам по себе 30% всех смартфонов от всего количества смартфонов, которые продаются во всем мире, и с близлежащими странами Тихоокеанского региона 50% всего глобального рынка. То есть если мы завоюем хотя бы небольшую долю на китайском рынке и на рынке стран Тихоокеанского региона, мы как коммерческий проект состоялись и успешны».

О поисках талантливых специалистов: «Даже тех, кого мы наняли на начальном этапе, несмотря на весь мой энтузиазм по поводу продукта, я им рассказывал про продукт, очень тяжело было убедить, что YotaPhone имеет потенциал создать новый тренд на рынке. Мало людей в это верили, и не только среди поставщиков комплектующих, среди инвесторов, но и среди сотрудников, которых я пытался нанять. Поэтому я, конечно, основную часть интервью пытался убедить их, что это круто, и увидеть блеск в глазах. На начальном этапе нам удавалось привлечь экспертов, но, к сожалению, мы очень много поменяли за первые два года людей, потому что в основном из этих крупных брендов приходили люди, которые любо хотели больших денег, либо неудачники, которым нужна была работа. Сложно было поверить, что YotaPhone выстрелит.

Я полтора года ездил и искал, и в конечном итоге я добился своего — я поехал на очередное интервью в Финляндию, в Хельсинки, и мне сказали: слушай, ты не в правильных местах ищешь. В Хельсинки люди хорошо уже сидят в Nokia, в Microsoft, и их переманить будет сложно, а вот они закрыли Research and Development Center в городе Улу, и там сейчас очень много уволенных специалистов с очень крутой специализацией. Я полетел туда с пересадкой на два дня и стал там интервьюировать разных людей».


Комментарии
Профиль пользователя