Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Молчание памятников

"Ура! Скульптура!" на "Винзаводе"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Выставка современное искусство

Выставка "Ура! Скульптура!" в Цехе белого на "Винзаводе" под кураторством художника и создателя художественного института "База" Анатолия Осмоловского задумывалась как "ревизия современной скульптуры". Рассказывает АЛЕКСАНДРА ШЕСТАКОВА.


Скульптура, понятая как монумент, призванный структурировать окружающее пространство и описывать его функции, уже давно перешла из области урбанистики в область политики. Взять хотя бы "ленинопад" — многочисленные сносы памятников Ленину на Украине в 2013-2014 годах. Разрушение монументов было, по мнению сносивших, способом порвать с породившим скульптуры государством и временем и напоминало действия шаманов, протыкающих кукол вуду в надежде причинить боль реальному человеку. Похожие мотивы были и у демонтировавших памятник Дзержинскому на Лубянке в 1991 году.

Схожим образом скульптуру — как нечто публичное и "завоевывающее" пространство вокруг себя — понимает куратор выставки "Ура! Скульптура!" Анатолий Осмоловский. Большая часть работ на выставке выглядит прямым ответом на то, что мы привыкли видеть на городских улицах. Наиболее показательна скульптура выпускницы академии Ильи Глазунова Екатерины Коваленко "Падающая". Крепко слепленная женщина в соответствии с названием, будто бы оступившись, летит вниз с постамента, рискуя задавить зрителя. От знакомых до зубного скрежета памятников из советского прошлого ее отличает разве что поза. Не менее масштабный солдат Александра Кутового, фигура со стертым лицом, заставляет вспомнить не только об историческом забвении конкретных личностей, но и о возложении венков и официозных речах, кончающихся словом "помним": слишком уж своей статичной серостью работа похожа на памятники о Великой Отечественной войне, установленные в центре каждого российского города. Подчеркнуто гламурные работы группы Crocodile Power могли бы с успехом заменить скульптуры Зураба Церетели в посткапковской Москве — разница, конечно, была бы заметна, но не сразу.

Среди участников выставки довольно много выпускников института "База", возглавляемого Анатолием Осмоловским. Для большинства самое важное в произведении — его материальная сторона, то, как и из чего оно сделано. Вылепленный из пластилина "Язык" Александра Плюснина за счет морщинок и пупырышек кажется антропомофорным, вырванным из чьего-то рта. Еще более телесна работа другого выпускника "Базы" Виталия Барабанова из серии "Несварение" — ошметки прочитанных художником книг по искусству, собранные в единую массу, непереваренные знания, отделенные от человека.

На фоне этого парада приема, масштаба и тела, возглавляемого "Украинкой" самого Анатолия Осмоловского, более тонкие работы кажутся пришельцами из иного мира. Тут интересно внезапно вылившееся в публичное поле проявление кураторской воли: скульптура Сергея Сапожникова была неожиданно снята с выставки, прямо перед самым открытием. Предполагалось, что Сапожников покажет реквизит для своих снимков, обнажив таким образом разрыв между часто неприглядной реальностью и фотографической иллюзией, но куратор счел работу "халтурой" и потребовал ее убрать. Вероятно, дело в том, что работа, а точнее, демонстрация метода Сергея Сапожникова не имела отношения к материальности и публичности скульптуры, интересующей Анатолия Осмоловского. Правда, в таком случае стоило выкинуть и еще несколько произведений, например "Proto" Яна Тамковича. Максимально герметичная работа об истоках авангарда была перенесена из созданного художником прошлым летом в собственной мастерской "измерения", модели европейской студии начала XX века. В противовес большинству представленных в экспозиции вещей "Proto" существует скорее в области ассоциаций и идей, чем в материальном мире. Так, африканская маска напоминает об исследованиях, посвященных связям работ Пикассо и африканского искусства, а отсутствующая надпись на бутылке похожа по форме на кимоно, висящее неподалеку.

Все противоречия выставки лучше всего описывает работа "Часовые" Натальи Зинцовой — в ней спрятанные под стекло и окруженные деревянной рамой оловянные солдатики "охраняют" часовой механизм. Похожим образом масштабные скульптуры вроде бы стремятся вырваться на площадь, но остаются все в тех же рамках, заданных галерейными стенами, а гораздо лучше выглядят произведения, которые не собираются захватывать проспекты и площади.

Комментарии
Профиль пользователя