«России и США сейчас не время выяснять отношения»

Соавтор программы Нанна—Лугара рассказал “Ъ”, как предотвратить попадание ОМУ в руки исламистов

Экс-сенатор, а ныне исполнительный директор фонда «Инициатива по снижению ядерной угрозы» (NTI) СЭМ НАНН рассказал корреспонденту “Ъ” ОЛЬГЕ КУЗНЕЦОВОЙ о том, как 20-летний опыт программы Нанна—Лугара по сокращению арсеналов оружия массового уничтожения на территории бывшего СССР может пригодиться России и США в выстраивании стратегии против «Исламского государства».

Фото: www.nti.org

— Инцидент с российским самолетом, сбитым турками, усугубил и без того серьезный конфликт между РФ и НАТО. Недоверие растет. Вы допускаете, что конфликт каким-то образом перейдет в ядерное измерение?

— Когда вооруженные силы разных стран выполняют задание на общей территории, это приводит и к происшествиям, и к ошибкам в расчетах, и к недопониманию. Механизм военного контроля не может работать совершенно. Иногда, например, отказывают радары, фиксируя, что пересечения границы государства якобы не было, хотя на самом деле оно имело место. Этот процесс не зависит от того, в каком регионе мира он происходит. Это могут быть территории как вблизи сирийской, так и вблизи украинской границы. Важно не это. Случившееся означает, что помимо укрепления каналов связи нам необходимо налаживать коммуникации и искать новые возможности для сотрудничества.

— Какие?

— Необходимо предпринимать совместные усилия, чтобы удостовериться, что «Исламское государство» (ИГ; запрещенная в РФ террористическая группировка. — “Ъ”) ни при каких обстоятельствах не сумеет получить доступ к радиоактивным материалам, которые могут быть использованы для изготовления оружия массового уничтожения (ОМУ). Принимая это в расчет, России и США сейчас не время выяснить отношения. Учитывая, что под угрозой находится безопасность США, России и всего мирового сообщества, нужно налаживать контакты по этому вопросу, несмотря на противоречия, которые мы имеем по другим.

— «Исламское государство» проявляет интерес к приобретению опасных материалов на черном рынке. Как можно предотвратить худшее, учитывая, что в мире хранится около 2 тыс. тонн материалов, пригодных для создания оружия, и далеко не весь этот объем надежно защищен от злоумышленников?

— Это вопрос физической защиты ядерных материалов. 90% таких запасов сконцентрированы на территории двух государств — РФ и США. У нас есть 20-летний опыт сотрудничества в этом вопросе (в рамках программы Нанна—Лугара.— “Ъ”), однако мы прекратили его. В этом состоит наша ошибка. Помимо этого России и США следует вести совместную работу с другими государствами, нуждающимися в выработке дополнительных механизмов защиты уязвимых материалов от исламских радикалов. А это куда более серьезная проблема.

Резолюция Совбеза ООН 1540 подтверждает, что распространение ядерного, химического и биологического оружия, а также средств его доставки представляет угрозу для международного мира и безопасности. Именно этот принцип необходимо считать основополагающим. Мы в настоящее время проводим тщательную работу для того, чтобы существенно ограничить доступ к ряду радиоактивных элементов, которые могут быть задействованы «Исламским государством» в изготовлении «грязной бомбы».

— Обзорная конференция Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в этом году завершилась фактически провалом — учитывая, что по ее итогам стороны не смогли согласовать совместного заявления, в том числе из-за противоречий по вопросу о перспективах создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ОМУ. Видите ли вы возможность реабилитировать эту инициативу?

— Я уверен, что шаг по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, стал бы большим шагом в глобальном масштабе на пути к более безопасному миру. Вместе с тем возможность, что он будет реализован в ближайшее время, кажется мне сомнительной. Сначала нужно прекратить боевые действия на территории Сирии, остановить поток беженцев. Сделать это можно только совместными усилиями, с вовлечением в этот процесс России, США и стран региона — в первую очередь я имею в виду Турцию.

— Два года назад РФ и США завершили сотрудничество по программе Нанна—Лугара, позволившей за два десятилетия после распада СССР существенно сократить арсеналы ядерного и химического ОМУ на территории России и трех бывших советских республик. После этого было подписано новое соглашение, но оно, по сути, так и не было реализовано. Как соавтор программы, не чувствуете ли вы разочарование этим?

— Программа Нанна—Лугара завершилась, сегодняшняя повестка диктуется другим. Россия и США не должны отказываться от сотрудничества по ядерным материалам, наоборот, появляется стимул наращивать его заново, чтобы предотвратить попадание ядерных материалов в руки террористов. Сейчас нам необходим именно такой формат причем с привлечением к этой инициативе максимально широкого круга других государств.

— Каков ваш прогноз относительно будущего Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД)? Кто с наибольшей вероятностью выйдет из него первым — Россия или США?

— Россия и США в одинаковой мере заинтересованы в выполнении условий этого договора. Я уверен, что в России и общественные, и политические, и военные круги осознают важность этого договора. Нам нужен подход, который предполагал бы полноценное сотрудничество, возможно, с проведением выездных инспекций на территории каждой из двух стран. Договор о РСМД необходимо сохранить. То же самое с Договором об обычных вооруженных силах в Европе, который необходимо сохранить любой ценой.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...