Коротко

Новости

Подробно

Фото: Anadolu Agency/AFP

Сближение оппозиций

Кто с кем воюет в Сирии

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 36

Российская военная операция в Сирии и обозначившееся после недавних терактов сближение Москвы с Западом заставили активизироваться покровителей сирийской оппозиции в исламском суннитском мире. В ближайшие недели Эр-Рияд планирует провести у себя конференцию с участием основных сил, противостоящих сирийскому режиму. По данным "Власти", неофициальная цель конференции — легитимизировать и вовлечь в политический процесс важные с военной точки зрения исламистские группы, в том числе те, которые Россия предлагает партнерам по группе "Друзей Сирии" внести в общий террористический список.


Мария Ефимова


Сообщения о том, что Саудовская Аравия планирует провести у себя в середине декабря конференцию, в которой должны принять участие все группы сирийской оппозиции, появились вскоре после того, как участники международных переговоров по сирийскому урегулированию в Вене условились к январю организовать переговоры между представителями сирийского режима и оппозиции. А также согласовать список организаций, которые должны быть исключены из политического процесса как террористические. Наблюдать за составлением перечня таких организаций было поручено Иордании, представители которой на условиях анонимности уже заявляют о невыполнимости этой задачи, учитывая противоречия между международными посредниками, поддерживающими разные стороны конфликта.

В итоговый террористический перечень должно войти семь-девять структур. По вопросу, как квалифицировать джихадистские организации "Исламское государство" (ИГ) и "Джебхат-ан-Нусру", воюющие как с силами Асада, так и с другими оппозиционными группами, разногласий нет: они запрещены и в РФ, и в странах Запада, и в мусульманских странах. Другие же исламистские группы, в первую очередь входящие в так называемый "Исламский фронт", тесно сотрудничающий со Свободной сирийской армией (ССА), вызовут серьезные разногласия.

Собеседники "Власти", знакомые с ходом организации конференции в Эр-Рияде, признают, что в заявленные сроки мероприятие может не состояться — согласовать состав участников будет крайне непросто, однако "Эр-Рияд считает его проведение в кратчайшие сроки одной из своих важнейших задач".

Официально заявленная цель конференции — объединение всех оппозиционных сил Сирии, которые, по словам постпреда Саудовской Аравии в ООН Абдаллы аль-Муаллими, должны "заговорить единым голосом". Неофициальная задача, по данным "Власти", состоит в том, чтобы вовлечь важнейшие с военной точки зрения исламистские группы, противостоящие сирийскому режиму, в политический процесс, наладив контакты между ними и политической оппозицией, тем самым обелив, насколько возможно, некоторые радикальные группы в глазах международного сообщества.

Ни в Эр-Рияде, ни в Дохе, ни в Анкаре (именно они считаются основными спонсорами противников Башара Асада) никогда не признавали, что оказывают исламистским отрядам в Сирии финансовую и военно-техническую поддержку. Однако, по словам собеседников "Власти" среди сирийских оппозиционеров, без такой поддержки эти группы никогда не стали бы наиболее организованной и сильной в военном отношении частью оппозиции — в том числе за счет притока новых бойцов из рядов светской оппозиции, часто принимающих исламистскую идентичность, чтобы получать внешнюю помощь. В случае с одними группировками, такими как ориентированные на политический ислам "Братья-мусульмане", Саудовская Аравия, Турция и Катар откровенно конкурировали, в случае с другими, например салафитской "Таухид", тесно сотрудничали.

В результате этого процесса значительная часть сирийских суннитов, чем дальше, тем больше воспринимавших идущий конфликт с силами алавитского клана Асадов как конфессиональный, сформировала костяк "Исламского фронта", представленный несколькими крупными салафитскими группами (на 2014 год их численность оценивалась в 70 тыс. бойцов). Прежде всего сюда относятся "Ахрар аш-Шам", "Джейш аль-Ислам" и "Таухид", которые Россия предлагает партнерам по Венским переговорам причислить к террористическим.

Успех исламизма салафитского толка в Сирии эксперт Международного института стратегических исследований Эмиль Хокаем в книге "Сирийское восстание и распад Леванта" ("The Syria's uprising and the fracturing of the Levant") объясняет тесными племенными связями между Сирией и суннитскими странами Персидского залива, влиянием саудовской доктрины ваххабизма на сирийских экспатриантов, индоктринацией сирийских духовных лидеров в спонсируемых Эр-Риядом религиозных заведениях, а также тем, что в результате жесткого подавления Хафезом Асадом исламистской оппозиции в 1980-х годах в стране фактически не осталось "Братьев-мусульман". Образовавшийся вакуум и заполнили салафитские группы.

Представители "Исламского фронта", хотя и радикальны по своим взглядам и методам, в целом не имеют интересов и амбиций за пределами Сирии и левантийского региона и находятся где-то посередине между Свободной сирийской армией и салафитскими джихадистскими группировками, выступающими за всемирный халифат. В отличие от последних они набирают рекрутов в основном из местных бойцов.

С момента своего формирования в 2013 году "Исламский фронт", пришедший на смену более умеренному и менее успешному "Сирийскому исламскому фронту освобождения", находился в непростых отношениях как с главным признанным политическим органом сирийской оппозиции — Национальной коалицией оппозиционных и революционных сил, так и со Свободной сирийской армией. Последняя представляет собой конгломерат различных по численности и идеологии группировок, существенную часть которых также составляют умеренно исламистские образования, не стремящиеся к созданию в Сирии религиозного государства, не исповедующие салафитскую или джихадистскую идеологию и не призывающие к джихаду, разделяя на словах стремление к демократии. "Исламский фронт", некоторые группы которого тесно сотрудничали с "Джебхат ан-Нусрой", поначалу имел столкновения с ССА. Однако впоследствии они стали координировать свои действия в рамках Совета сирийского революционного командования и провели несколько успешных совместных операций, в частности, на юге Сирии.

По словам собеседников "Власти", близких к командованию вооруженной оппозицией, российская военная операция оказалась мощным консолидирующим фактором для воюющих отрядов.

"Оставим в стороне то, как кто из нас называется. Все группы, в руках которых есть оружие и которые готовы сражаться против преступного режима Асада, мы считаем полноправной частью сирийской революции, хотя мы и не хотим халифат и не стремимся воплотить мечты Аймана аз-Завахири (лидер "Аль-Каиды".— "Власть")",— заявил "Власти" бывший адмирал флота Сирии, а в недавнем прошлом командующий частями ССА Ахмад Рахаль. По его словам, вмешательство России привело к консолидации оппозиционных групп в Сирии и ведет к радикализации "даже умеренных исламистов-суннитов".

При этом, по словам собеседников "Власти" среди сирийских оппозиционеров, координация России с ССА в антитеррористической операции в Сирии исключена: "Сунниты, которых там подавляющее большинство, никогда не будут воевать на стороне России, союзницы Ирана и Асада, они скорее объединятся с джихадистами против шиитов и их пособников".

С похожими тезисами выступает и политическая оппозиция. По словам представителей Национальной коалиции, вмешательство России поможет им сделать то, что они не могли сделать на протяжении последних лет — объединиться. Представители "Исламского фронта" то заявляли, что их цели радикально расходятся с целями политической оппозиции, то говорили о необходимости сотрудничества.

Сунниты не будут воевать на стороне России, союзницы Ирана и Асада, они скорее объединятся с джихадистами против шиитов и их пособников

Сейчас к сотрудничеству их все активнее подталкивают сторонники в Персидском заливе. Как пояснил "Власти" один из участников конференции по безопасности на Ближнем Востоке Manama-Dialogue, близкий к саудовским властям, руководство монархии давно недовольно "медлительностью и аморфностью США", поэтому вынуждено все активнее действовать самостоятельно, в том числе используя имеющиеся рычаги давления на признанную большинством стран мира законным представителем сирийского народа Национальную коалицию.

Собеседники "Власти" в Национальной коалиции (которая, впрочем, не представляет собой единого в политическом и идеологическом плане движения) готовы рассмотреть возможности сближения с салафитскими группами. Хотя и признают, что в будущем с ними могут возникнуть проблемы у самой политической оппозиции (учитывая идеологическую жесткость и подчас бесчеловечные методы салафитов), однако "сбросить их со счетов при определении будущего Сирии все равно не получится".

"Кроме ИГ и "Джебхат ан-Нусры", все группы, воюющие против Асада, мы сейчас считаем умеренной оппозицией. Не каждая организация, у которой ислам в названии, террористическая, как можно было бы заключить из слов российских властей,— заявил "Власти" представитель Национальной коалиции в США Наджиб Гадбиан.— Сейчас для нас наиболее продуктивным выглядит путь привлечения "Ахрар аш-Шам" и подобных групп к идее гражданской, демократической, плюралистической Сирии, а также к признанию политических решений для страны, основанных на Женевском соглашении и принимаемых международным сообществом. И в этом же цель запланированной конференции в Эр-Рияде — получить единое для всей оппозиции видение необходимости политического решения, которому привержена также Москва".

По словам Гадбиана, Нацкоалиция еженедельно проводит встречи с представителями вооруженных групп, пытаясь склонить их на свою сторону: "Многие из них близки к этому. "Ахрар аш-Шам" колеблются: они то соглашаются с нашими идеями, то высказывают возражения. До какой степени эта группа сможет стать членом общего целого, я на данный момент сказать не могу, но я думаю, что они будут приглашены в Эр-Рияд наряду с другими (всего, по моим данным, приглашения должны были получить около 30 представителей воюющей оппозиции). В "Ахрар аш-Шам" есть сильный экстремистский компонент, они были близки "Джебхат ан-Нусре", но там также очень много умеренных членов. А в борьбе с терроризмом мы сейчас должны сосредоточиться на ИГ, это и есть наш общий враг".

"Королевство и его партнеры намерены призвать такие группы, как "Ахрар аш-Шам", сделать выбор между присоединением к совместной работе над проектом "новой Сирии", или остаться аутсайдером и получить ярлык экстремистов,— сообщил "Власти" председатель международного исследовательского института Gulf Research Center Абдулазиз Сагер.— Когда это станет понятно, когда будет сформирована единая сирийская оппозиция, станут возможны переговоры с представителями режима. Эр-Рияд согласен, что такие переговоры должны состояться, и не исключает разделения власти между представителями режима и оппозиции. Напомню, что некоторые представители режима, например генерал Али Мамлюк, этим летом бывали в Эр-Рияде по приглашению властей".

"Главная цель Саудовской Аравии — привлечь экстремистов к переговорам о будущем Сирии",— считает эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик. При этом, по его словам, вероятно, организаторам конференции на пути к этой цели приходится сталкиваться с противодействием США, о чем говорит недавняя встреча в Абу-Даби госсекретаря США и главы МИД Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра. В США давно идет дискуссия о том, нужно ли сотрудничать с организациями вроде "Ахрар аш-Шам", где на одной чаше весов их значимость для хода конфликта, на другой — радикальная салафитская идеология и непредсказуемость. Вероятно, последние теракты могли сыграть определенную роль в этой дискуссии не только в США. "Египет, Иордания и ОАЭ разделяют с Россией мнение о том, какие организации считать экстремистскими",— напомнил Теодор Карасик. В середине ноября кабинет министров ОАЭ опубликовал список террористических организаций, куда вошли все основные группы "Исламского фронта".

Запад и Россия продолжают преследовать в Сирии разные цели

Осознавая призрачность шансов легитимизировать своих подопечных, влиятельные суннитские страны параллельно усиливают их материальную поддержку. Об этом, в частности, не вдаваясь в детали, "Власти" сообщил один из представителей ССА. Большинство собеседников издания, связанных с оппозицией, называют нереалистичным объявленный международными посредниками план провести переговоры с представителями сирийского режима до января следующего года и сходятся в том, что конфликт далек от развязки.

Не последнюю роль в этом играет тот факт, что Запад и Россия, несмотря на наметившееся в последнее время сближение, продолжают преследовать в Сирии разные цели. "Мы бы хотели, чтобы Москва играла более конструктивную роль в противостоянии "Исламскому государству", но пока видим, что она наносит в Сирии удары в основном по целям, не имеющим отношения к нему,— заявил "Власти" на прошлой неделе в штаб-квартире НАТО, где обсуждалась совместная для стран-членов стратегия противостояния международному терроризму (альянс не принимает непосредственного участия в операциях в Сирии, где воюет "коалиция желающих" под началом США), генсек Североатлантического альянса Йенс Столтенберг.— Надеемся, что Россия будет больше фокусироваться в Сирии на борьбе с террористами, а также сыграет позитивную роль в политическом урегулировании в этой стране". Другой источник "Власти" в штаб-квартире отметил, что до взаимопонимания в обоих вопросах "еще очень и очень" далеко. По словам высокопоставленного дипломата, в настоящее время взаимодействие между членами альянса и Россией возможны не более чем в рамках, очерченных соглашениями Владимира Путина и Франсуа Олланда во время визита французского президента в Москву,— "обмен разведданными, координация действий во избежание случайных столкновений в воздухе или на земле".

Комментарии
Профиль пользователя