Коротко

Новости

Подробно

5

Его прощальный поклон

Екатерина Истомина о часах Dior VIII Grand Bal Piece Unique Envol

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 35

Линейка Dior VIII была запущена как рядовая, базовая коллекция — в противовес уходящей линии Cristal. В сущности, Dior VIII в чем-то повторяла Cristal: те же кубики из керамики, тот же круглый корпус. Но в Dior VIII была неподражаемая новизна, такая свежесть ландышей и цветущих каштанов с буржуазной авеню Монтень, где основал свой великий модный дом Кристиан Диор. Но Dior VIII развивалась и очень быстро: появилась линия Grand Bal, где были часы, сделаные "по законам кутюрного искусства" (например, там были сшитые вручную ремешки из цветного атласа фирменных цветов дома). Но и Dior VIII Grand Bal совсем не собирался тикать на одном месте. Там были и роторы-кружево, роторы-плиссе, роторы-каскады, созданные из белых бриллиантов, а позднее — и цветных камней (цаворитов, перламутра в виде маркетри, сапфиров, шпинели). Причем в Dior VIII сразу же было презентовано и инновационное часовое изобретение. Ювелирный ротор (который привычно размещен у иных часов сзади) в данном случае был вынесен вперед, на поверхность циферблата, став, таким образом, его неоспоримым украшением.

Эту лимитированную линию можно и должно считать часовым поклоном покинувшего марку Dior бельгийского дизайнера Рафа Симонса. Ведь все часовые модели создавали под строгим и верным впечатлением его моды класса haute couture, создание которой, как выяснилось сегодня, давалось ему слишком тяжело. Все часы имеют сходство — у них круглый корпус из белого и частично розового и золотого оттенков, диаметром в 36 мм. У всех часов наличествуют белые бриллианты, причем самых разных огранок — от сложнейшей скошенной, багетной до круглой "маркиза". Каждая модель, сделанная в единственном экземпляре — и повтора никогда больше не будет,— имеет свой персональный цвет. Этот цвет может быть напрямую связан с цветом кутюрного платья, который придумывал Раф Симонс на протяжении всей своей, увы, такой недолгой артистической карьеры в Dior.

Каждая модель инспирирована платьем, но очень трудно сказать — каким именно, из какой коллекции, какого сезона. На циферблатах выложены драгоценными камнями круги и спирали, словно всполохи юбок, будто крои лифов, будто "хвосты" платьев. Круги и спирали повторяются друг за другом, скручиваясь в длинную воронку, уходящую вдаль, в самый дальний поклон. Прощальный поклон, как всегда давшийся с трудом.

Остается добавить, что все модели Dior VIII Grand Bal Envol экипированы автоматическим калибром Dior Inverse с запасом хода на 42 часа. Все часы носятся на кожаных ремешках "электрического" или же металлизированного оттенков, часто противоположных центральной гамме. Любые часы ушедшего Рафа Симонса — это история дома Dior, и ее трудно переоценить, каков бы ни был следующий выбор Бернара Арно и Сидни Толедано.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя