"Коммерсантъ" документ от 30-11-2015

Банк и клиент. Четверть века вместе: 1991-1995

Как зародилась и окрепла российская банковская система — в совместном проекте «Ъ» и ПАО БАНК «ЮГРА»

ОБМЕННЫЙ АППЕТИТ

Становление российской банковской системы происходило в начале 90-х годов прошлого века. Начиналось все с банального расчетно-кассового обслуживания коммерческих предприятий и валютно-обменных операций, а закончилось тем, что к 1995 году банкиры стали главными фигурами не только в экономике, но и в политической жизни страны.

Современная российская банковская система относительно молода. В доперестроечном Советском Союзе коммерческих банков попросту не было — все расчеты шли через конторы Госбанка СССР, он же занимался и вопросами кредитования, а обслуживанием населения занимался государственный Сбербанк. С началом перестройки было решено вывести из ведения Госбанка вопросы коммерческой деятельности, оставив за ним лишь функции денежно-кредитной политики и регулирования банковского сектора. А работу с предприятиями было решено отдать отраслевым спецбанкам. К 1988 году таких банков было создано пять: Сельхозбанк, Жилсоцбанк, Стройбанк, Сбербанк и Внешторгбанк. Однако эти банки, по сути, работали как государственные учреждения, регулируемые сверху, что, в частности, создавало сложности в обслуживании начавших активно развиваться в тот же период кооперативных предприятий. Бывший глава Госбанка России Сергей Егоров, например, рассказывал в интервью “Ъ”, что «кооперативы, приходя в госбанки, наталкивались на непонимание, потому что в кассовых, кредитных планах у них не было такой строчки — выдавать кредиты кооперативам».

Первым советским частным банком стал чимкентский Союзбанк (Казахстан), созданный 24 августа 1988 года, первым российским — ленинградский банк «Патент», зарегистрированный на два дня позже. К концу же 1988 года в СССР насчитывалось уже 25 коммерческих банков, а к концу 1995 года только в России количество кредитных организаций превысило 2,5 тысячи. Для сравнения — сейчас в России менее 700 банков.

Поэтому не удивительно, что после того, как в середине 1988 года правительство СССР разрешило создавать коммерческие банки, они начали плодиться как грибы после дождя. Первым советским частным банком стал чимкентский Союзбанк (Казахстан), созданный 24 августа 1988 года, первым российским — ленинградский банк «Патент», зарегистрированный на два дня позже. К концу же 1988 года в СССР насчитывалось уже 25 коммерческих банков, а к концу 1995 года только в России количество кредитных организаций превысило 2,5 тыс. Правда, не все они создавались «с нуля» — около половины из них появилось в результате акционирования филиалов советских спецбанков

Такие темпы развития выглядят совершенно уникальными, особенно если вспомнить, что на сегодняшний день в России менее 700 банков. Однако на самом деле ничего удивительного в этом нет. Начало 90-х годов было на редкость благоприятным именно для развития банковского бизнеса.

Прежде всего, речь шла о валютных операциях. В СССР покупка и продажа валюты частным лицам была запрещена и квалифицировалась как уголовное преступление. Эту сферу полностью контролировало государство. Несмотря на официально низкий курс доллара (в 1970–1980-е годы на уровне 60 коп.), гражданам разрешалось иметь лишь «инвалютные рубли» (чеки Внешпосылторга). Чеки стоили на черном рынке значительно дороже своих «деревянных» собратьев, но позволяли отовариваться в специальных магазинах по ценам гораздо лучше черного рынка.

1991-1995 годы: Первая пятитысячная купюра, ваучерная приватизация и расстрел Белого дома

Ситуация начала меняться лишь в начале1990-х. Первую лицензию на ведение валютных операций коммерческому Кредобанку Госбанк СССР выдал 16 мая 1990 года. Лицензия давала право открывать и вести валютные счета предприятий, организаций, а также частных лиц. Кроме того, лицензия фактически предоставила банку возможность размещать эти вклады на своих корреспондентских счетах за рубежом. В апреле 1991 года состоялись и первые торги на валютной бирже Госбанка. Но возникновение современного валютного рынка произошло в конце 1991 года. Именно тогда коммерческие банки, уполномоченные на проведение операций с валютой, впервые получили право самостоятельно устанавливать курсы скупки и продажи валюты частным лицам. И рынок начал стремительно расти.

Причин для огромной популярности операций с наличной валютой было несколько. Основная — стремительный рост цен. Начался он еще в Советское время. 1 апреля 1991 года стартовала государственная реформа цен, а уже 2 апреля цены в государственных магазинах выросли, по официальным оценкам, на 65–70%. Но это были еще цветочки. После того как в начале 1992 года российские власти приняли решение перейти к свободному ценообразованию на потребительском рынке (в магазинах в то время уже вообще нечего было купить), инфляция приняла галопирующий характер. В ноябре того же года впервые был опубликован доклад российского Центробанка о принципах денежно-кредитной политики государства, в котором уровень потребительской инфляции за год оценивался в 2200%.

Мельников Юрий Серафимович, первый заместитель председателя правления банка «Югра»:

Мельников Юрий Серафимович

Свободная покупка и продажа иностранной валюты после многолетнего запрета, очереди в уличных обменниках и сберкассах, павловская реформа и «черный вторник» – все это реалии начала 90-х. Доступность валюты во многом тогда помогла «открыть границы» – люди могли выехать за рубеж и обменять нужную сумму средств.

Российским банкам в то время предстояло освоить многое, это было время масштабных вызовов: наравне с нехваткой квалифицированных кадров, приходилось собственноручно перенимать международный опыт и адаптировать под наш рынок.

В 1990 году, во времена становления банковской системы в России и был основан банк «Югра». Это был небольшой региональный банк с ориентиром на корпоративных клиентов в городе Мегионе Тюменской области, совершенно не похожий на сегодняшний. Спустя несколько лет он стал занимать лидирующую позицию в городе основания.

В этих условиях перевод рублей в валюту был едва ли не единственным способом защиты от их обесценивания. При этом граждане предпочитали хранить деньги «под матрасом». Этому в немалой степени способствовало отсутствие доверия к банковской системе — в памяти еще был свеж советский опыт «замораживания» банковских вкладов. В марте 1991 года правительство СССР начало одну из самых непопулярных за всю историю страны финансовых кампаний. В соответствии с указом президента СССР для возмещении потерь вкладчикам в связи с реформой розничных цен вклады были проиндексированы на 40%, однако большая часть надбавок замораживалась до 1994 года. С замороженной части вклада разрешалось тратить деньги только безналичным перечислением на счета государственных магазинов для оплаты крупных покупок.

Еще одним важным фактором, стимулирующим спрос на валюту, стало бурное развитие «челночного» бизнеса. В России практически не было качественных товаров народного потребления собственного производства, и предприимчивые граждане начали в частном порядке ввозить их из-за рубежа и перепродавать на вещевых рынках.

В результате долларизация экономики достигла грандиозных масштабов. Валюта, по сути, стала основным средством наличных расчетов — так, даже цены в ресторанах и магазинах часто указывались не в рублях, а в долларах. Ситуация изменилась лишь во второй половине 1993 года, когда Центробанк наложил запрет на использование наличной иностранной валюты в качестве средства расчетов на территории России. К этому времени сформировались достаточно ликвидные безналичный и наличный валютные рынки, технологически сложились взаимоотношения предприятий торговли и обслуживания с банками, были выработаны и законодательно закреплены механизмы инкассации наличной выручки, а также ввоза валюты из-за границы и ее вывоз за рубеж. И запрет на использование наличной валюты как средства платежа стал мерой вполне реалистической.

В начале 90-х даже цены в магазинах и ресторанах указывались не в рублях, а в долларах

Тем не менее спрос на наличную иностранную валюту всю первую половину 1990-х оставался гигантским. Для банков это было золотое дно, ведь только они могли оптом покупать и продавать валюту на бирже, а потом проводить аналогичные розничные операции с населением. В результате пункты продажи и покупки валюты возникали в буквальном смысле слова на каждом углу. В основном граждане меняли рубли на американские доллары и немецкие марки, реже на британские фунты стерлингов. Но были предложения и довольно экзотических валют, например, китайских юаней и турецких лир, в связи с развитием челночного бизнеса. Впрочем, эта практика не прижилась — зарубежные партнеры российских «челноков» также предпочитали твердую валюту.

Неудивительно, что именно валютный рынок стал и источником первого серьезного потрясения на российском финансовом рынке — просто в силу своих масштабов и значимости для экономики. Оно вошло в историю под названием «черный вторник». 11 октября 1994 года на торгах Московской межбанковской валютной биржи доллар подорожал сразу на 27%. Само по себе укрепление доллара едва ли могло вызвать удивление — к тому времени курс американской валюты уже три недели рос ударными темпами. Но 27% за один день — это было уже «слишком». На рынке началась паника. Практически не заключались сделки на внебиржевом валютном рынке, прекратили работу многие обменные пункты банков. На Московской товарной бирже был объявлен двухдневный технический перерыв в торгах валютными фьючерсами. Через несколько часов после того, как стали известны результаты торгов, коммерческие палатки и магазины взвинтили цены до максимума. Особенно ощутимым стало подорожание сигарет, шампанского и шоколадных батончиков — в среднем розничные цены на эти товары поднялись на 75%.

Покупка и продажа валюты приносила банкам баснословную прибыль, и обменные пункты возникали на каждом углу

После этого биржевые перипетии вышли на высший политический уровень. Президент РФ Борис Ельцин заявил на заседании Совета безопасности страны, что ситуация на валютной бирже — это «или диверсия, или крайняя безответственность и разгильдяйство специальной группы организаторов». И уволил исполняющего обязанности министра финансов Сергея Дубинина, а также предложил парламенту рассмотреть вопрос об отставке председателя Банка России Виктора Геращенко. Решением главы государства была создана специальная государственная комиссия по расследованию обстоятельств кризиса на валютном рынке. Виктор Геращенко покинул свой пост через несколько дней после этого события, хотя ситуация к тому времени уже стабилизировалась: 13 октября последовало почти столь же сильное падение курса доллара. Этот день даже пытались назвать «светлым четвергом», но название не прижилось.

К 1995 году российская банковская система по итогам первых пяти лет своего существования превратилась в одну из главных экономических и политических сил страны. Апофеозом этого процесса можно считать знаменитые залоговые аукционы. В марте 1995 года президент ОНЭКСИМ-банка Владимир Потанин от имени банковского консорциума предложил властям сделку: крупнейшие коммерческие банки готовы кредитовать правительство в обмен на право управления государственными пакетами акций. Обосновали свое предложение банкиры так. Государство остро нуждается в средствах для финансирования дефицита федерального бюджета; в его распоряжении находятся крупные пакеты акций приватизированных предприятий, в том числе весьма перспективных, которые оно намерено продать. Аукционы должны были стартовать в апреле 1995 года, государство рассчитывало выручить от продажи акций свыше 20 трлн руб. Однако выброс на рынок бумаг на такую сумму, по некоторым оценкам, мог иметь неприятные последствия в виде катастрофического падения курсов акций и коллапса фондового рынка. Поэтому банкиры предложили передать им акции в залог в обмен на кредиты правительству. Когда настанут более благополучные времена и в бюджете появятся деньги, говорили авторы идеи, государство вернет кредиты, после чего сможет в спокойной обстановке заняться приватизацией госсобственности.

Кризис октября 1994 года стоил должности председателю Банка России Виктору Геращенко

Предложение банкиров было принято. В час же возврата кредитов у государства денег на это не нашлось, и крупнейшие российские предприятия перешли в собственность кредиторов. Значение этих перемен трудно переоценить — наравне с дефолтом 1998 года они стали главным экономическим событием в постсоветской России. В результате залоговых аукционов, по сути, и был сформирован так называемый олигархический капитализм, отчасти существующий до настоящего времени.

Автор: Петр Рушайло


обсуждение

Профиль пользователя