Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Если будут опускать железный занавес, ненароком могут себе что-нибудь прищемить»

Сергей Лавров рассказал об отношениях России с Западом на фоне сближения по Сирии

от

Западные партнеры России начали менять свое отношение к российским инициативам по созданию максимально широкой коалиции по борьбе с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ; запрещена в России). Об этом заявил глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью «Радио России». При этом он, по сути, обвинил Запад в причастности к созданию ИГ — организации, члены которой, как отметил министр, в определенный момент вышли из-под контроля западных держав и «некоторых их друзей в регионе». Также господин Лавров рассказал, почему президента Сирии Башара Асада нельзя называть «магнитом для ИГ» и почему без участия нынешнего главы воюющего государства найти решение конфликта не удастся. Помимо этого глава российской дипломатии прокомментировал опасения по поводу возможности возникновения железного занавеса между Россией и Западом — по его словам, в нынешнюю эпоху «глобализации и взаимозависимости» это невозможно.


Отвечая на вопрос журналистов «Радио России» о том, упростились ли в последнее время отношения руководства РФ с зарубежными коллегами (в частности, в вопросе сирийского урегулирования и борьбы с ИГ), Сергей Лавров напомнил о выступлении российского президента Владимира Путина в конце сентября с трибуны Генассамблеи ООН. Тогда глава государства, обращаясь к руководству западных стран, задал риторический вопрос: «Теперь-то вы понимаете, что натворили?» Ответ, по словам министра, постепенно «начинает поступать».

По мнению господина Лаврова, «реакция на то, что происходит в Сирии, стала меняться как раз в период после Генеральной ассамблеи ООН». «Мы почувствовали это изменение в том энтузиазме, с которым была встречена идея полноформатных многосторонних переговоров по Сирии,— отметил глава МИД РФ.— До недавнего времени наши западные партнеры не хотели создавать инклюзивный, как сейчас модно говорить, круг игроков». Он пояснил, что речь идет о том, что «все страны, которые так или иначе влияют на ситуацию в Сирии, должны быть представлены» на международных встречах по сирийскому урегулированию.

Министр дал понять, что в итоге эта идея была воспринята и реализована. За последний месяц в Вене состоялись две встречи так называемой Международной группы поддержки Сирии, в ходе которых консенсусом удалось принять два документа. В них, по словам Сергея Лаврова, «изложены принципы, которые Россия продвигала на протяжении всего сирийского кризиса».

«Это говорит о том, что западные партнеры поняли бесперспективность той линии, которую они занимали и которая, по сути, заключалась в ультиматуме: “Уйдет Асад, и тогда все проблемы решатся”»,— отметил министр. Он заверил, что президент Асад «отражает интересы значительной части сирийского общества». «Поэтому мирного решения (сирийского конфликта.— “Ъ”) без его участия найти не получится»,— резюмировал господин Лавров.

Глава российского дипломатического ведомства напомнил, что до недавнего времени США отказывались от «глубокой координации» с Россией по сирийской проблематике, утверждая: только уход нынешнего президента Сирии со своего поста «позволит наладить координацию по борьбе с так называемым “Исламским государством”, запрещенным в Российской Федерации».

«Они Асада называют магнитом, который притягивает всех террористов. Но если этой логике следовать, то получается, что не только Асад — магнит для ИГ. Магнитами стали и Ливан, и Турция, и Франция, и Египет. ИГ пытается достичь своей цели — создания так называемого халифата — вне всяких связей с тем, что происходит в Сирии, и вне всяких связей с тем, кто и как относится к Башару Асаду»,— отметил министр.

Так или иначе, по словам Сергея Лаврова, сейчас «здравомыслящие политики оставляют в стороне второстепенные вещи и понимают необходимость сконцентрироваться на главном приоритете — пресечении поползновений ИГ завоевать позиции на огромной территории земного шара». Конкретизируя, господин Лавров отметил последние заявления президента Франции Франсуа Олланда. «Он сделал крупный государственный шаг, предложив отставить в сторону все иные разногласия,— напомнил господин Лавров, добавив:— Это полностью вписывается в инициативу президента Путина».

Рассказал Сергей Лавров и о своем видении истории возникновения ИГ. «Период, когда наши западные коллеги и некоторые их друзья в регионе постоянно уходили от политического процесса (в Сирии.— “Ъ”), был сопряжен с притоком огромного количества террористов, экстремистов, иностранных боевиков с целью решения задачи свержения режима (Башара Асада.— “Ъ”). И в какой-то момент, видимо, те, кто этот процесс поощрял, упустили, как и в аналогичных случаях в прошлом, контроль над ситуацией. Террористические инстинкты у этих иностранных боевиков возобладали, и они поняли, что имеют блестящий шанс реализовать ту идею, которую вынашивало это так называемое “Исламское государство”»,— рассказал министр. При этом он добавил, что само ИГ фактически было создано «еще в середине прошлого десятилетия ребятами, которых американцы, подержав в тюрьмах в Ираке и Афганистане, потом выпустили». «Процесс вышел из-под контроля иностранных держав»,— резюмировал министр.

Сергей Лавров отметил, что Москва готова к сотрудничеству с Западом по Сирии, и призвал действовать на опережение, потому что «террористы между собой не спорят и прекрасно договариваются». «Опять мы наблюдаем готовность к сплочению на антитеррористической платформе только после очередных трагедий. И надеюсь, что больше мы не будем ждать новых бед. Боже упаси, чтобы такое повторилось. Хотя гарантировать ничего нельзя»,— выразил сожаление министр.

В ходе интервью господин Лавров ответил и на ряд вопросов, напрямую не касающихся Сирии и разногласий вокруг нее. В частности, министр остановился на деятельности НАТО, заверив: альянс наращивает присутствие своей техники тяжелых вооружений на границе с Россией в нарушение основополагающего акта о взаимоотношениях с РФ. «В документе говорится, что на постоянной основе такие силы не будут развертываться на территории новых стран-членов,— напомнил министр.— Пытаются это обойти мелкими ухищрениями, это, говорят нам, не постоянные силы, это ротация. Но какая разница, если каждые шесть месяцев будет бригада сменять бригаду, полностью оснащенную, "до зубов" вооруженную... Это не будет добавлять никакой стабильности. Это все вписывается в логику поиска образа врага, чтобы потом начать осваивать дополнительные политические пространства более интенсивно».

Сергей Лавров также с сожалением отметил: «Западные наши партнеры заморозили некоторые форматы, Совет Россия-НАТО заморожен, заморожены секторальные диалоги с ЕС, заморожена в некоторых случаях работа межправительственных комиссий по торгово-экономическому сотрудничеству. Но этот процесс уже возвращается в нормальное русло, работа этих механизмов возобновляется». При этом, по его словам, «никакой изоляции ни одна наша делегация не ощущает». «Российская делегация на любом форуме в центре внимания, с нами советуются, адресуют просьбы поддержать ту или иную инициативу в рамках повестки дня соответствующего заседания. Я уверен, что эти попытки изначально были обречены на провал»,— сказал министр.

В интервью он также ответил на вопрос о том, можно ли говорить о новом железном занавесе между РФ и Западом. Вначале министр кратко рассказал историю взаимоотношений СССР и западных держав, отметив: «Предпочтением Советского Союза было сотрудничество». Он напомнил, что в 1954 году именно СССР предложил заключить общеевропейский договор о коллективной безопасности, но предложение было отвергнуто. «Был взят курс на консолидацию прозападных сил в рамках НАТО, и потом СССР начал отвечать не столько дипломатическими, сколько конкретными военными и иными методами, включая сооружение Берлинской стены, которая в материальном и символическом смысле наиболее близко воплощает собой понятие железный занавес»,— рассказал Сергей Лавров.

Что же касается опасений о возможности возникновения нового железного занавеса, то, как отметил министр, сейчас — в эпоху «глобализации и взаимозависимости» — это невозможно. «Если будут опускать железный занавес, ненароком могут себе что-нибудь прищемить»,— отметил господин Лавров.

Павел Тарасенко


Комментарии
Профиль пользователя