Бегство в эстетизм

"Метаморфозис" в российском прокате

Премьера кино

Фото: Kinomania.ru

На экранах появился "Метаморфозис" — фильм со странным названием и непростой судьбой. Его главное достоинство, считает АНДРЕЙ ПЛАХОВ,— стремление взять планку, на которую обычно даже не замахиваются российские кинематографисты.

Авторов этой картины, Сергея Тарамаева и Любовь Львову, мы знаем по их предыдущей режиссерской работе "Зимний путь". Ключевую роль в ней играла музыка, а в центре сюжета были отношения молодого певца и гопника, чьи жизненные траектории неожиданно пересеклись. Заложенный в эту структуру холодноватый эстетизм уравновешивался подлинным чувством, с которым разыграна эта простая история. И даже те, кого она поначалу напугала (дело происходило в разгар законодательных инициатив против "пропаганды гомосексуализма"), с запоздалым энтузиазмом приняли картину — и понятно почему. Она подкупила нежностью, искренностью, незащищенностью, особенно привлекательными на фоне рационального кинематографа, в основном имитирующего эмоции, но в сущности их лишенного.

"Метаморфозис" — совсем другой, почти что обратный случай, хотя музыка и здесь играет сюжетообразующую роль. Главный герой — молодой пианист Алексей Сенин (Егор Корешков), полностью погруженный в мир звуков и отгороженный от жизненных реалий властной матерью (Юлия Ауг), заботливой теткой, деловитым прохиндеем-агентом (Евгений Ткачук). В его ближний круг входит и бизнесмен-спонсор, с чьей дочкой, одиннадцатилетней Сашей (Василиса Бернаскони), у главного героя возникает человеческая близость. Две одинокие души совершают побег из мира деспотизма и тщеславия в придуманную ими романтическую сказку. Не надо быть знатоком законов кинодраматургии, чтобы предсказать обоим жестокую расплату.

По свидетельству авторов, сценарий фильма появился под влиянием скандалов вокруг Майкла Джексона, и сам главный герой был задуман некоей его реинкарнацией — мужчиной с душой ребенка, в чьей любви к детям извращенное окружение хочет видеть опасную перверсию. Хотя прямые параллели с Джексоном в итоге ушли, но тема осталась. Реакция на "запретную дружбу" общества, устраивающего почти римские оргии на миллионерских подмосковных дачах, типична для лицемерного истеблишмента наших дней. А потом, уже в пародийном ключе и за рамками фильма, ее продублировали и озвучили борцы за нравственность, расплодившиеся в последнее время и выбравшие одной из главных мишеней кино. Так, энтузиасты проекта "Научи хорошему" обратились в прокуратуру с требованием запретить фильмы "14+" и "Метаморфозис" из-за якобы содержащихся в них педофильских мотивов.

На самом деле, хотя в картине есть рискованные сцены, к названному греху они не имеют никакого касательства: инфантильного музыканта и рано повзрослевшую, но аутичную девочку связывают вполне невинные отношения. А смелость авторов проявляет себя не в выборе темы, а в попытке синтезирования стиля, который можно назвать синефильским или даже архивным и который воспринимается иначе, чем если бы это было сделано 15-20 лет назад. Тогда только ленивый не пытался дать Дэвида Линча или Квентина Тарантино; кстати, создатели "Метаморфозиса" ссылаются на первого из них, а один эпизод ближе к финалу весьма лихо стилизуют под второго. И все же я лично вижу связь не столько с американскими кумирами, сколько с классическими образцами европейского Большого Стиля, еще не разъеденного постмодернистской иронией.

Тарамаев и Львова, похоже, чуть ли не единственные авторы в новом российском кино, кто видел "Гибель богов" Висконти. И не просто видели, но включили в свой художественный контекст: именно в нем с безусловной поправкой на время работают и режиссеры, и оператор фильма Азиз Жамбакиев, и художник Тимофей Рябушинский. Этим не хочу сказать, что нам явлен новый Висконти, упаси господь. Просто не могу не порадоваться тому, что кино в России хоть чуть-чуть выходит за пределы того унылого прагматичного ареала, который стал единственной его освоенной зоной. Впрочем, отсюда еще далеко до того, чтобы по-настоящему вырваться в свободное художественное пространство. И прежде всего авторам довольно выспренного "Метаморфозиса" хочется пожелать, поднимая эстетские планки, не утратить тех живых эмоций, с которыми был пропет их дебютный "Зимний путь".

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...