Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Топ-менеджер УГМК рассказал об инструментах и целях

Олег Мелюхов выступил в районном суде Воронежской области

Коммерсантъ (Воронеж) от

В Новоусманском райсуде Воронежской области продолжается процесс по громкому уголовному делу о вымогательстве 24 млн руб. у Уральской горно-металлургической кампании (УГМК). Обвиняемые экоактивисты Игорь Житенев и Михаил Безменский, по версии обвинения, в обмен на деньги обещали свернуть массовые протесты против разработки медно-никелевых месторождений на востоке региона. В среду показания дал ключевой свидетель — топ-менеджер УГМК Олег Мелюхов. Он заявил, что Михаил Безменский грозил расправой работникам компании. Обвиняемые уверяют, что свидетель «лгал почти в каждом слове».


Олег Мелюхов представил себя в суде как антикризисного менеджера, который должен был решить ситуацию с протестами в Воронежской области. На востоке этого региона в интересах УГМК с 2012 года ведется разведка Еланского и Елкинского медно-никелевых месторождений. С самого начала работы сопровождались протестами, которые достигли своего пика 22 июня 2013 года — тогда митингующие разгромили лагерь работавших в интересах компании геологов и сожгли их спецтехнику, включая несколько буровых установок. Ущерб в УГМК оценивали более чем в 80 млн руб. Господин Мелюхов в суде утверждал, что именно после этой истории он активно занялся «воронежской проблемой». На основании фотографий с акций протеста и со слов помогавших ему советников гендиректора ООО «УГМК-холдинг» Юрия Немчинова и Петра Ямова топ-менеджер посчитал самым влиятельным человеком в протестном движении экоактивиста Михаила Безменского. По показаниям господина Мелюхова, он дважды встречался с обвиняемым в сентябре 2013 года. «Безменский говорил мне, что среди протестующих есть полные отморозки, которые способны физически расправиться с людьми, работающими на месторождениях. И говорил, что способен свести протесты на нет. Он называл имена активистов, и мы поверили, что Безменский способен решить ситуацию»,— сообщил свидетель. По утверждению топ-менеджера, компания несколько раз заплатила обвиняемому — сначала 500 тыс. руб., затем оплатила ему покупку Audi Q7 более чем за 8 млн руб., а затем передала еще более 600 тыс. руб. Суммарно, по версии обвинения, компания потратила на вымогателей 24 млн руб. «Но никакого видимого эффекта не было. Между двумя нашими встречами в 2013 году прошли две массовые акции против наших работ. Безменский выдавал за свое достижение то, что людей там было не так много, как могло быть»,— сказал свидетель.

Господин Мелюхов сообщил, что уже первая встреча велась под контролем ГУЭБиПК МВД РФ. Он утверждает, что лично написал заявление на имя тогдашнего главы этого ведомства Дениса Сугробова. Это, кстати, расходится с материалами дела, по которым заявителем выступал господин Ямов. Топ-менеджер разночтения предпочел не объяснять, сообщив “Ъ”, что это «технические детали». «Решение об обращении в полицию принималось коллегиально руководством компании. А все вопросы по ситуации надо задавать мне»,— сказал он.

Самой агрессивной частью протестующих, как следует из слов свидетеля, в УГМК считали местных казаков, а одним из их лидеров — Игоря Житенева. Господин Мелюхов утверждал, что это следовало «из фотографий казачьих постов возле месторождений» и слов Михаила Безменского, обещавшего «решить проблему Житенева». На вопрос казака, всем ли сфотографированным протестующим компания была готова «заплатить по 9 млн руб.», свидетель отвечать не стал, но отметил, что в полицию он обратился после того, как Михаил Безменский потребовал деньги. Третьим финансово заинтересованным лидером протеста господин Мелюхов назвал активиста Константина Рубахина, сейчас находящегося за рубежом.

В свою очередь, обвиняемые заявили, что свидетель «лжет почти в каждом слове». Защита настаивает на том, что все выплаты и соглашения с Михаилом Безменским велись по инициативе самой УГМК, которая фактически наняла его для того, чтобы гасить протесты.

После заседания господин Мелюхов охарактеризовал Михаила Безменского как «неплохого умного парня». «Он хотел заниматься политикой, стать главой района, даже приносил мне свое резюме. Но выбрал не те инструменты для достижения целей. Если бы мы встретились с ним раньше, может быть, его судьба сложилась и по-другому»,— заявил журналистам топ-менеджер, добавив, тем не менее, что «за свои дела обвиняемые должны ответить».

Игорь Житенев и Михаил Безменский были задержаны в ноябре 2013 года. Следствие несколько раз меняло формулировку обвинения — с вымогательства (ст. 163 УК РФ, до 15 лет заключения) на более мягкое мошенничество (ст. 159 УК РФ, до десяти лет), но в итоге остановилось на первом варианте.

Всеволод Инютин, Воронеж


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя