Коротко

Новости

Подробно

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ   |  купить фото

Однодневная война

Что изменится во Франции после 13 ноября

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Французские следователи и полицейские пытаются выйти на след организаторов терактов 13 ноября, в результате которых, по официальным данным, погибли 132 человека и были ранены 349. А параллельно с полицией столь же напряженно работают политики, пытающиеся найти нужный тон в критический, беспрецедентный для страны момент, и сделать необходимые выводы из трагедии. С подробностями — парижский корреспондент "Ъ" АЛЕКСЕЙ ТАРХАНОВ.


Французская полиция медленно запрягает, но довольно быстро едет. Уже выяснены имена нескольких террористов. Среди них есть и французские граждане (в частности, трое братьев), и иностранцы. Один из них оказался так аккуратен, что, придя с бомбой на футбольный матч, захватил с собой сирийский паспорт. Аресты были произведены во Франции и в Бельгии. Среди задержанных — родственники француза Исмаила Омара Мостефа. Разумеется, они отрицают свою вину. Обнаружены машины нападавших с автоматами Калашникова внутри. Нескольким террористам, судя по всему, удалось скрыться.

Еще предстоит найти людей, которые снабжали убийц взрывчаткой, оружием, автомобилями, возможно, координировали их действия. Однако многие собеседники "Ъ" в Париже предпочитали говорить не о пятничных терактах, а о будущем. Обсуждается в основном то, есть ли возможность избежать подобных трагедий. Никакого оптимизма при этом не чувствуется. Несмотря на то что полиция действовала весьма эффективно, что худшего (взрыва и паники на стадионе) удалось избежать, все понимают: террористические группы готовятся к новым преступлениям. И нет никаких гарантий, что полиция и контрразведка наконец-то остановят их заранее.

Париж, несмотря на запреты на собрания, собирается, зажигает свечи и засыпает цветами места расстрелов. А политики, помимо того что выполняют свои прямые обязанности, пытаются не потерять очки или даже набрать их на фоне национального траура.

Нет сомнений в том, что террористы сделали все, чтобы французы отвернулись от правящих социалистов, неспособных их защитить. Чтобы переломить это ощущение, президент Франсуа Олланд уже вечером в пятницу оказался разом во всех местах, где он мог попасть в телерепортажи и предстать активным, деятельным главой государства.

Он выступил перед телекамерами из Елисейского дворца, когда драма еще не завершилась и террористы убивали зрителей в концертном зале "Батаклан". Сразу же после окончания штурма он появился на месте трагедии, потом проехал по парижским больницам. Премьер-министр Манюэль Вальс сначала следовал за президентом, потом стал действовать по собственной программе. Вместе с главой МВД и министром обороны он дал интервью у входа в больницу, где выразил все полагающиеся в такой ситуации чувства.

В воскресенье утром в Елисейском дворце с президентом Олландом встретился экс-президент Никола Саркози. С одной стороны, это выглядело нормальным жестом: приглашение главы одной из сильнейших политических сил — Партии республиканцев — для выработки общей стратегии. С другой — не исключено, что глава государства хотел договориться с главным соперником о перемирии. Именно поэтому господин Саркози был приглашен утром, а руководители парламента, главы партий и члены правительства заседали и советовались в президентском дворце уже после обеда.

На удивление тихо пока ведет себя главный соперник Франсуа Олланда и Никола Саркози, глава "Национального фронта" Марин Ле Пен. С ее подачи "Нацфронт" объявил о том, что в связи с трауром приостанавливает свою избирательную кампанию. При этом госпожа Ле Пен посетовала на то, что "Франция и французы больше не чувствуют себя в безопасности". Она призвала власти восстановить контроль на границах страны, закрыть те мечети, в которых распространяют радикальные взгляды, и выслать "фанатичных имамов". В этом нет ничего нового, то же самое она говорила и в прошлом году, но сейчас у многих избирателей появился повод прислушаться к аргументам лидера НФ.

Новый момент — предполагаемое участие в теракте сирийских беженцев. Одного из них, Ахмеда Алмохаммеда, называют в числе организаторов. Он прибыл в ЕС через Грецию, был там зарегистрирован, а затем отправился на Балканы. Следы его найдены в Сербии, Хорватии и Австрии.

Появление сирийцев угрожает перенести на французскую землю тактику атак смертников, стремящихся нанести "неверным" максимальный урон. Во Франции появляются террористы, рядом с которыми братья Куаши, расстрелявшие в январе редакцию еженедельника "Шарли Эбдо", выглядят Робин Гудами — ведь они отпускали встреченных ими на пути побега посторонних. Целью же "ноябрьских террористов" стали не военные, журналисты, политики, полицейские, а просто прохожие, посетители кафе, зрители на концерте, футбольные болельщики. Если сирийский след подтвердится, отношение к беженцам может ухудшиться, а попытки социалистов принять новых мигрантов в рамках установленных ЕС квот могут привести к их дискредитации.

Значит ли это, что Марин Ле Пен наберет новые очки? Несомненно. Шансы "Национального фронта" на ближайших региональных выборах возрастут, но это отнюдь не значит, что на выборах президентских Марин Ле Пен становится фаворитом. Скорее всего, популярность наберет правый центр, партия Никола Саркози, который сегодня дает интервью на фоне национального флага, как будто бы уже вернулись его президентские годы.

Алексей Тарханов, Париж



Комментарии
Профиль пользователя