Коротко

Новости

Подробно

Фото: Пресс-служба Минпромторга России

«Мы имеем все основания занять нишу между достаточно дорогим европейским сегментом и азиатским ширпотребом»

от

Статс-секретарь—заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов — об отечественных костюмах и одежде для экстремалов, ставке на синтетику и иммунитете легкой промышленности от кризисов.


— Вы сами пользуетесь продукцией российского легпрома? Если да — какой именно?

— Я пользуюсь! У меня никаких предрассудков по поводу бренда «Сделано в России» нет. В костюмах, например, российских марок «Сударь» и «Трувор» ходят многие мои коллеги. Они есть и в моем гардеробе. Другое дело, в силу высокого роста периодически вынужден заказывать себе индивидуальный пошив. С ним, кстати, вполне успешно справляются наши отечественные фабрики.

Но не только в офис или на совещание можно надеть российские марки. В отечественном, как говорится, хоть на полюс, хоть на Эльбрус. У нас неплохо развито производство оборудования и одежды для туристов и экстремалов. Отечественные компании изобретают собственные образцы одежды и обуви в соавторстве со спортсменами, полярниками и альпинистами. Экипировка от российских фирм прошла огромное количество испытаний в самых сложных экспедициях. Сейчас наши компании осваивают такую нишу: производство горнолыжной, сноубордической, велосипедной экипировки.

Мы преуспели и в разработке и производстве домашнего текстиля, который даже экспортируется. За какие-то двадцать лет смогли реанимировать эту подотрасль. Например, в 90-е годы предприятие «Донецкая мануфактура» с огромными долговыми обязательствами было на грани банкротства. Высококвалифицированные специалисты могли оказаться на улице, оставшись без работы. Но нашлись люди, которые вложили не только финансы, но и душу и компетенцию в восстановление мануфактуры. Сегодня результат их усилий налицо. Производство занимает большую долю российского рынка и уже успешно конкурирует с ведущими мировыми компаниями. К слову, в сфере домашнего текстиля у нас вообще достаточно устойчивое положение — около 60% рынка занимают российские предприятия, которые давно уже завоевали любовь российского покупателя. «Камышинский текстиль» из Волгоградской области выпускает пряжу, ткани постельное белье. Общий оборот — примерно 1,5 млрд руб.

У нас очень серьезное производство детской обуви. Например, Егорьевская фабрика выпускает продукцию под маркой «Котофей». Показывает ежегодный рост, в год выпускает уже до 2,5 млн пар. В прошлом году в Московской области фабрика построила логистический центр, который призван обеспечить продукцией Москву и ближайшее Подмосковье.

В Вышнем Волочке началось производство флисовых полотен — это миксовка хлопка и синтетики, данная ткань используется для производства спортивной одежды. Компания закупила новое оборудование. С учетом наших климатических условий такой специфический материал для спортивной одежды переходит в повседневный сегмент.

Можно говорить о некой обнаружившейся специализации на нашем рынке. Поскольку мы северная страна, мы достаточно требовательны к верхней одежде. Уже сейчас появляются компании, которые шьют пуховики, изготавливают «начинку» для них. Существуют компании, работающие как на премиум-класс, так и на массмаркет. Так, компания «Баск» выпускает отечественные пуховики, которые уже способны составить конкуренцию известной во всем мире марке Canada Goose. Ксения Чилингарова — дочь известно исследователя Арктики — создала свой бренд Arctic Explorer. Она производит жилеты и пуховики. Так называемые невесомые куртки — их изготавливают из лебяжьего пуха.

А вот компания «Весь мир» Евгения Котова изготавливает синтетические утеплители. Термопол — это новое инновационное сырье. Оно используется как в гражданских, так и в военных целях. Думаю, что в таких куртках точно наши граждане не замерзнут, поскольку утеплитель на основе этого материала используется даже для строительства жилья.

В нашей стране и в советское время существовали многолетние традиции в области швейного и текстильного дела, и сегодня мы имеем все основания занять нишу между достаточно дорогим европейским сегментом и азиатским ширпотребом. Это можно сделать, с одной стороны, через реализацию собственных проектов, поддерживая и развивая отрасль, а, с другой стороны — создавая условия для локализации иностранных производителей.

— При этом российские дизайнеры за рубежом — это иногда яркие, но практически никогда не прибыльные истории. А в России даже те марки, которые принято считать отечественными, всячески маскируют свои бренды под иностранное звучание. С трудом представляю, как у нас можно сделать аналог продвижения японского легпрома Cool Japan или испанского — «Инвестируй в Испанию», если люди просто стесняются российской одежды и обуви.

— Я бы здесь с вами не согласился. Минпромторг провел социологическое исследование. Оно показало, что у российских производителей на данный момент есть все возможности завоевать доверие целевой аудитории. Об этом свидетельствуют социологические опросы, которые показали, что более 65% опрошенных положительно оценивают ассортимент российских товаров легкой промышленности. По данным исследования, 30% реципиентов выбирают российское, руководствуясь доступной ценой на изделие. Для 22% опрошенных причиной покупки российской одежды служит «потребительский патриотизм».

— Политическая ситуация накладывается?

— Это уникальное явление. В условиях довольно жесткого международного обострения мы наблюдаем интересный эффект: покупатели принципиально останавливают свой выбор на российских товарах, в том числе, на мой взгляд, демонстрируя проявление национального самосознания. Мы наблюдаем интересную метаморфозу. Стереотип, который достаточно долго владел умами российских покупателей, что импорт более качественный, более модный товар, кажется, начинает меняться.

Результаты нашего исследования показывают, что у российских граждан уже нет предубеждения к отечественным товарам. Более того, особым интересом и спросом пользуются товары, на которых подчеркнута их принадлежность к нашей стране: либо триколором, либо надписью «Россия», либо Russia, кому как больше нравится. Приведу пример. Коллекция «Армия России», представления на неделе моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia, произвела фурор.

Хотя, конечно, представления многих граждан о российской индустрии отчасти основаны на стереотипах, которые вы сейчас описываете. Действительно, многие марки не афишируют свое российское происхождение. Например, далеко не все знают, что такие достаточно известные бренды, как Ralf Ringer, Giotto и Gloria Jeans созданы российскими компаниями и производятся на российских фабриках. Внутренняя установка, что у нас ужасное качество — лучше импортное покупать, действительно осталась с советских времен. Тогда модно было щеголять в иностранном. Очевидно, что нам и вам, журналистам, предстоит серьезная работа по продвижению российских марок и развенчанию сложившихся стереотипов. Но ситуация уже меняется.

В прошлом году Минпромторг, например, провел большой проект #OpenRussianFashion.

На мой взгляд, мы нашли удачное название «Открой российскую моду». Этот проект направлен на продвижение российских брендов за рубежом. Программа стала первым подобным опытом в истории российской моды. Основная цель проекта #OpenRussianFashion — помочь молодым талантам преодолеть границы российского рынка, демонстрируя высокий уровень качества и креативности российской моды, а также открыть российским производителям новые рынки сбыта.

Среди последних мер Минпрома — продвижение интернет-портала в качестве коммуникационной площадки участников отрасли и потребителей, где предусмотрен раздел виртуального шоу-рума производителей: www.rustekstile.ru

Чтобы закрепить установку, что российское значит качественное и современное, в массовом сознании, в Минпромторге решили утвердить специальный «Знак качества». Им будут маркироваться все товары, прошедшие систему подтверждения качества. Для потребителей это станет сигналом для покупки, который будет означать, что они покупают качественную продукцию, поддерживают российского производителя и защищены от покупки контрафактных товаров.

Потребность в формировании новой системы уже давно назрела как среди потребителей, так и производителей. Идея ее создания поддержана крупнейшими объединениями отрасли. В этом году «Знак качества» будет присвоен детской обуви, трикотажному и нательному белью для новорожденных и детей ясельного возраста, махровым полотенцам и одеялам. В перспективе — это создание стандартов качества для одежды и обуви.

— Можно ли говорить о неких экспортных амбициях российской легкой промышленности?

— Внешний рынок более перспективен для высокотехнологичной продукции, такой как технический текстиль и нетканые материалы. Существует большой сегмент технической продукции для нужд медицины, автомобиле-, авиа- и судостроения. Сейчас на этот рынок приходится порядка 30% продаж отрасли. За последние пять лет объем производства нетканых материалов в нашей стране вырос в восемь раз. Как показывает опыт, на рынке ЕС, особенно Германии, технический текстиль в целом дает 50 процентов роста отрасли.

Рынок легкой промышленности в России — второй после продовольственного, его объем — около 3 трлн руб. Однако отечественной продукции на нем пока не больше трети. Как повлиял кризис на ситуацию в отрасли?

Экономический кризис привел к падению спроса на товары легкой промышленности как со стороны населения, так и в секторе b2b и, как следствие, вызвал снижение объемов производства предприятий текстильной и легкой промышленности. Отрицательная динамика пока сохраняется в секторах производства, которые напрямую ориентированы на потребительский рынок.

Приведу неприятную статистику. По данным торговых сетей, падение потребительского спроса только на легпром за первую половину 2015 года в натуральном выражении составило 30–35%. Во-вторых, наблюдается переориентирование спроса на продукты питания, в-третьих, падение спроса со стороны смежных отраслей, в-четвертых, есть системная проблема с привлечением кредитных ресурсов. В-пятых, высокая зависимость от импортного сырья и материалов, в-шестых, высокая доля незаконного оборота.

Хотелось бы отдельно остановиться на причинах, которые привели к подобному положению в отрасли.

Поставщики сырья и материалов перешли на 100% предоплаты. Это привело к кассовым разрывам и повлекло необходимость дополнительно привлекать кредитные ресурсы на пополнение оборотных средств. В ситуации, когда 90% приобретаемого оборудования — импортное, остро встал вопрос в доступности кредитных средств для технического перевооружения и модернизации производства.

Больше всего от кризиса пострадала швейная подотрасль — по итогам работы за девять месяцев падение производства к аналогичному периоду прошлого года по разным видам продукции составило от 10–20% (костюмы, пальто, плащи) до 50–70% (куртки, платья, комбинезоны).

Но давайте не будем посыпать голову пеплом. У нашей отрасли за последние десятилетия в целом сформировался иммунитет к любому кризису. Российский легпром переживал и не такие времена: у легкой промышленности отнюдь не легкая судьба. Вспомните, что еще десять лет назад о российском легпроме вообще не было и речи. Отрасль сильно пострадала от спада отечественной экономики в 80–90-х годах. Многие фабрики разорились, некоторым показалось выгоднее сдавать помещения под офисы в аренду, чем продолжать производство. С прилавков исчезла российская продукция, магазины оккупировал ширпортеб из Юго-Восточной Азии. С тех пор уже много воды утекло, а картина значительно изменилась: товары российского легпрома пользуются массовым спросом.

Кроме того, полагаю, что те меры поддержки, которые инициировал Минпром, смогут качественно изменить ситуацию в отрасли, а также реанимировать легпром во время этого кризиса.

Например, к концу третьего квартала этого года мы начали выходить из зоны турбулентности, и интенсивность падения производства ослабла. Текстильное и швейное производство, как и производство кожи и изделий из нее, просело на 14%, тогда как по итогам 1 половины года снижение составляло более 17%.

Наши швейные фабрики, не имея собственных идей, часто вынуждены работать по давальческой схеме, упуская значительную часть маржи — как в свое время, скажем, алюминиевые заводы. Что нужно сделать, чтобы вырваться из этого порочного круга?

После распада СССР мы потеряли нашу сырьевую базу. Производство хлопка осталось в бывших советских республиках. Сегодня хлопчатобумажные ткани производятся из 100% импортного хлопка, доля импорта химических волокон и нитей и шерстяного сырья составляет более 60%, меньше всего импортируется льна (30%) и кожи (10,8%).

В России спрос на химические волокна в среднем выше производства на 70%. При этом мы импортируем тканей с содержанием полиэфирных волокон и нитей на общую сумму $631,9 млн.

Для того чтобы в целом поменять ситуацию, мы запускаем ряд инновационных проектов по производству синтетического волокна.

Несмотря на то, что сейчас большинство видов синтетических тканей импортируется, сделан большой задел для создания собственного производства. В частности, речь идет о масштабном проекте по выпуску тканей из синтетических волокон городе Шахты Ростовской области. По имеющейся у нас информации, комплекс высокотехнологичного производства готов на 90%.

Поскольку Россия является лидером в добыче углеводородов, мы имеем большие шансы добиться успеха по развитию производства химических волокон и нитей на территории нашей страны, в том числе за счет развития производственной цепочки в высоких переделах нефтехимического комплекса.

Несмотря на то, что производство химических волокон и текстильное производство идут рука об руку, примеров глубокой интеграции между производителями химических волокон и нитей, а также производителей тканей и трикотажа, не так много. В России примером служит интеграция «Куйбышевазот—Курскхимволокно—Балтекс»: одни производят сырье, другие производят полиамидные волокна, а другие выпускают ткани из них. Такой вид объединений помимо значительного снижения себестоимости продукции и повышения ее ценовой конкурентоспособности облегчает обмен научно-технической информацией и способствует успешной разработке и внедрению новых технологий.

К сожалению, в России практически не выпускаются ткани для производства модной одежды. Этот сегмент наиболее рисковый и требующий постоянной смены ассортимента, при этом стабильности заказов здесь также ожидать не приходится, а следовательно, для текстильных комбинатов более выгодно работать с крупными заказчиками, производящими спецодежду или работающими в рамках госзаказа.

Чтобы производить востребованный модный ассортимент, необходимо иметь хорошее качественное сырье, современное оборудование и грамотных квалифицированных специалистов. Текстильные комбинаты — достаточно капиталоемкие производства, и средств для их переоснащения требуется намного больше, чем, например, для создания швейной фабрики. Поэтому процесс появления предприятий, производящих модные ткани, пока идет менее активно.

Если говорить о тенденциях, инновационная часть легкой промышленности — это синтетическое волокно и технический текстиль. Он востребован практически всеми предприятиями экономики страны. В целом же возрождение текстильной и легкой промышленности возможно только через воссоздание собственной сырьевой базы на фоне постоянно дорожающего натурального сырья (хлопок, шерсть, лен).

— Многие страны поддерживают своих производителей. Делают это по-разному: от полного запрета на использование импортных материалов в Белоруссии до законодательного регулирования всех нюансов торговли в США. Какую поддержку государство оказывает и планирует оказывать российскому легпрому?

— Одной из таких мер поддержки является предоставление предприятиям отрасли субсидий по кредитам на закупку сырья и материалов.

Эта мера является наиболее важной для легкой промышленности. Доля кредитных средств, используемых на закупку сырья и материалов в общем объеме кредитов, колеблется от 50% до 85%. Кроме того, производство имеет резко выраженный сезонный характер. В низкий сезон складские запасы позволяют предприятиям выравнивать производственный поток, сохранять стабильный уровень числа рабочих и оплаты их труда. При фактическом отсутствии доступа к «дешевым» деньгам субсидии по кредитам на сырье позволяют предприятиям чувствовать себя более уверенно и реализовывать продукцию по конкурентоспособной цене.

Минпромторгом России сформирован перечень предприятий, оказывающих существенное влияние на развитие промышленности. Предприятиям, включенный в указанный перечень, предоставляются субсидии на выплату процентов по кредитам на оборотные средства на сумму до 70% ставки рефинансирования ЦБ. В настоящее время данную субсидию получили 24 предприятия легпрома.

В целях активизации инвестиционной деятельности все импортное оборудование для легкой промышленности освобождено от ввозных пошлин и НДС, осуществляется субсидирование процентных ставок по кредитам, взятым на реализацию проектов по техническому перевооружению и инвестиционным проектам.

В марте этого года приказом министра утвержден план по импортозамещению в легкой промышленности. План распространяется на сектор поставок по гособоронзаказу, сектор поставок для государственных и муниципальных нужд и сектор товаров повседневного спроса.

Пожалуй, самый действенный инструмент, который мы в ближайшее время сможем использовать для реализации инвестиционных проектов,— это Фонд развития промышленности. По нашей инициативе в рамках фонда разработана и принята специальная программа финансирования проектов. А именно: увеличена предельная величина суммы займа с 300 млн до 500 млн руб. Целевой объем продаж должен составлять не менее 50% суммы займа. До этого решения действовала минимальная фиксированная сумма — 500 млн руб. Предельная доля допустимых расходов на технологическое оборудование, включая пусконаладку, увеличена с 50% до 80%.

В августе 2014 года подписано постановление правительства Российской Федерации №791 «Об установлении запрета на допуск товаров легкой промышленности, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения федеральных нужд и дополнительного требования к участникам закупок таких товаров».

Постановление правительства устанавливает запрет на поставку товаров легкой промышленности, изготовленных из иностранных материалов и полуфабрикатов, в рамках осуществления госзакупок.

В рамках высокой капиталоемкости рынка легкой промышленности абсолютно логичными становятся приоритеты государства по развитию собственного производства, увеличению доли товаров, произведенных в Российской Федерации. Чтобы поддержать наших производителей, мы готовы гарантировать им определенную долю рынка. Речь идет о государственном заказе. На мой взгляд, государственные нужды должны обеспечиваться за счет российской промышленности. Рост спроса на российский легпром будет способствовать и росту производства, что повлечет увеличение налогооблагаемой базы, расширение производства и создание новых рабочих мест. При этом будет продолжена работа по внедрению новых научных разработок, позволяющих повысить качество продукции и продлить срок ее службы, что также приведет к экономии бюджета за счет сокращения количества закупок в долгосрочном периоде.

По информации экспертов, благодаря принятию постановлений правительства Российской Федерации №269 и №791 доля материалов стран—членов Таможенного союза, поставляемых для силовых ведомств страны, увеличилась с 30% в 2011 году до 83% в 2015 году. В 2015 году тенденция по увеличению доли материалов производства стран ЕАЭС, используемых для производства вещевого имущества, сохраняется и по прогнозам составит около 85–90%.

Безусловно, нынешние экономические реалии диктуют свои условия производителям. В жестких условиях кризиса именно повышение конкурентоспособности, модернизация производств и создание новых производственных мощностей будут способствовать завоеванию прочных рыночных позиций и станут залогом эффективного экономического развития в перспективе. А мы со стороны государства постараемся принять все возможные меры поддержки для интенсификации этого процесса.

Комментарии
Профиль пользователя